< <
1 / total: 6

Введение

Пророк Мухаммад, да пребудет над ним мир и благословение Всевышнего,  благословеннейший из Посланников Аллаха, которому Всевышний ниспослал  Свое последнее откровение, последнюю  Книгу Истины - Коран, и сделал его достойнейшим примером совершенного человека, своей жизнью показавшего путь достижения высоты духа, самопожертвования  и  абсолютной веры в Бога.

«… он лишь Посланник от Аллаха и последний из пророков» (Сура «Аль Ахзаб», 33:40)

Наш благословенный Пророк, исполнил миссию, возложенную на него Всевышним Аллахом, самым прекрасным и достойнейшим образом. Аллах повелел о нем.

«Истинно, мы ниспошлем тебе Слова великой весомости» (Сура «Аль Музаммиль» 73:5)

Вся его жизнь была призывом людей к Пути Аллаха, к Истине и благочестию … Его высочайшие моральные качества и нрав осветили путь праведности для всего человечества.

 

И сегодня эта неподражаемая высота морали и духа нашего Пророка, его мудрость и мужество перед лицом тяжелейших испытаний, не утратили своей актуальности и освещают путь всем, кто ищет благоволения Всевышнего Господа.

Пророк Мухаммад повелел нам: "Я оставляю вам две вещи, и пока вы будете следовать им, вы не собьетесь с верного пути: Книгу Аллаха и Сунну Посланника Аллаха"1

landscape

Его личность и достойнейшие деяния, отвага и бесстрашие в самых трудных испытаниях, высшее самопожертвование будут сохранять свою актуальность и совершенный пример на все времена. Так что решение очень многих проблем, переживаемых в сегодняшнем мире, сокрыто в моральных заповедях Ислама и Сунне Пророка Мухаммада - этого великого проповедника благочестия.

"Благочестие – самая тяжелая вещь на весах мусульманина. Истинно, Аллаху ненавистны те, чьи дела и слова дурны "2

"Клянусь Аллахом, в Чьей власти моя жизнь, что в Рай Господень войдут ли те, кто воспитал в себе благочестие "3

Обязанность мусульманина, просыпаясь утром, стремиться и просить у Аллаха прожить этот день так, как подобает мусульманину, вести себя, как мусульманину, говорить как мусульманину. Но главным условием для этого является глубокое изучение Корана и Сунны и соблюдение всех повелении Аллаха.

Жизнь и личность Пророка Мухаммада, сас, были ярким примером того, как мумин должен воплощать мораль Корана каждый миг своей земной жизни.

Quran

Стремиться узнать о высших моральных устоях и чертах характера Посланника Всевышнего, сделать их примером для соблюдения в жизни и поведать, показать их всем людям – это обязанность каждого искреннего верующего мусульманина. в то же время следует всеми силами стремиться приблизиться к его учению о морали и нравственности, сделать все возможное в мирской жизни, приложить все усилия в борьбе за духовное совершенствование самих себя, чтобы обрести возможность стать для него самыми близкими друзьями в иной, вечной жизни.

Был вам и тем, кто уповает на Аллаха и верует в Последний День и премного поминает Аллаха, прекрасный пример в посланнике Аллаха. (Сура «Аль Ахзаб», 33:21)

Мусульманам надлежит назидаться этими прекрасными примерами совершенной личности Последнего из Господних Посланников, также, как и всех Посланников Господа, которые приходили до него. Узнавать и воплощать в себе его учение о морали, своим примером показывая его всем людям. Господь так повелевает всем людям в Коране о Своих посланниках:

"В повествовании о них есть назидание для тех, кто обладает разумением. Это не вымышленный рассказ, в подтверждение того, что до него ниспослано было другим, как разъяснение всего, как руководство и как милость для всех, кто Господу предался" (Сура «Йусуф», 12:111)

landscape

Мекка Накануне Рождения Пророка

Большая часть населения Аравийского полуострова, которое по историческим сведениям составляло около 7 миллионов человек, в период, предшествовавший рождению Пророка Мухаммада, сас, вела оседлый образ жизни, занимаясь земледелием и скотоводством. К тому моменту, когда арабы вышли на мировую политическую арену как нация, они имели хорошо развитую письменность и литературу, которая сыграла определенную роль в формировании культуры Ислама. Арабы торговали и воевали с окружавшими их народами и хорошо знали религии этих народов – и иудаизм, и христианство, и зороастризм. в религиозном отношении Аравия также представляла собой очень пеструю картину. Основная часть полуострова находилась во власти язычества, хотя во многих оазисах Аравии имелись христианские и иудейские общины.

landscape

Пророк Мухаммад, сас, родился в Мекке в знатном племени курайш. Курайшиты обосновались в Мекке в конце 5 века, занимались торговлей и животноводством. Месторасположение Мекки стратегически было очень выгодным для торговли, статус Каабы с каждым городом все укреплялся, как следствие, каждый год все больше арабов приходили к курайшитам и просили оставить на хранение в Каабе своих идолов, и каждый год все больше людей приходило в месяц хаджа на поклонение идолам. Священный статус Каабы, признаваемый всеми арабскими племенами, оберегал Мекку от многих проблем − здесь никогда не было войн и конфликтов, торговля и экономика развивались стабильно и спокойно. Мекка располагалась на пересечении двух основных торговых путей Аравии: Хиджазского пути, соединявшего Йемен, Сирию, Палестину и Иорданию, Неджского пути, соединявшего опять-таки Йемен с Ираком. Однако Мекка была не только центром торговли, но также и мощным финансовым центром Аравии. Во времена Пророка богатые роды Мекки были финансистами, создавшими финансовые системы по всему полуострову, от Йемена до Сирии. Курайшиты, заключившие договоры о мире и торговле со всеми арабскими племенами и выступавшими в качестве гарантов безопасности идолов всех племен, в 6-м веке были самым успешным и богатым племенем во всей Аравии, а город Мекка был самым безопасным и быстро развивающимся.

Курайшиты были одним из самых богатых и сильных арабских племен, происходившим от колена Пророка Ибрахима (Авраама).

Единственным фактическим органом управления в Мекке был совет старейшин племен, или иначе мала. Мала состояло из вождей и самых авторитетных представителей различных родов. в Мекке каждый род был теоретически независим и мог действовать самостоятельно, но когда решения мала принимались единодушно, всеми племенами, исполнение этого решения было обязательным для всех родов.

Многие могущественные империи Ближнего Востока того периода предпринимали попытки захватить и покорить Мекку, но всякий раз попытки агрессоров оборачивались поражением, − Мекка оставалась свободной и независимой. Одна из попыток захватить Мекку произошла как раз за несколько месяцев до рождения Пророка.

Особое положение Мекки как культурного центра многих племен Аравии и места паломничества определялось тем, что на ее территории находился первых храм Бога – Кааба.

Мекканцы чрезвычайно гордились Каабой, древним храмом, располагавшимся в самом центре города. Храм был кубической формы и очень прост внешне. Арабы верили, что Кааба – это Дом Аллаха, однако считали его верховным Богом, и не считали абсурдным выставлять в Каабе идолы своих племен, чтобы поклоняться им наравне с верховным богом.

Кааба была построена еще Пророком Ибрахимом и его сыном Пророком Исмаилом (в Библ. традиции – Авраамом и Измаилом) по повелению Бога, как первый Дом Бога на земле. Кааба была самым древним храмом в Аравии, каждый год к ней приходили паломники, чтобы совершить хадж (паломничество). Ко времени Мухаммада, сас, Кааба давно перестала быть храмом Единого Бога и была превращена в языческое капище. Официально она была посвящена Хубалу – языческому божеству, идолу, которого некогда привезли в Аравию из Набатейского царства, что на территории современной Иордании.

landscape

Кааба стояла на круглой площади, на которой собирались паломники для совершения тавафа, семикратного обхождения Каабы по направлению солнца. Вокруг и внутри Каабы хранилось также еще около 360 идолов, принадлежавших различным племенам. Все эти племена в определенный месяц года приходили к Каабе молиться своим идолам; земля вокруг Каабы и, естественно, сама Кааба считались священными территориями, где были запрещены любого рода насилие, грубость или обман. Паломники всех племен приходили в Мекку во всех концов Аравии на поклонение и каждое племя приносило жертву и подношения своим идолам, так что Мекка и, естественно, курайшиты-мекканцы имели огромную прибыль от роли хранителей Каабы, ибо караваны непременно проходили через Мекку, платя ей плату за проход через ее земли, и оставляя солидные подношения своим статуям. Здесь же в Каабе заключались многие выгодные торговые договора.

Обхождение (таваф) вокруг Каабы считался у арабов неотъемлемой частью жизни, своего рода объединяющим ритуалом, ибо земли Каабы были священны и здесь каждый араб, независимо от племени, мог чувствовать себя в безопасности. Таваф вокруг Каабы ко времени рождения Пророка Мухаммада давно утратил свой сокровенный смысл поклонения единому Богу, предписанный Аллахом Пророку Ибрахиму.

Племя курайшитов, к которому принадлежал род Пророка Мухаммада, вело успешную торговлю, город процветал, ведь тысячи людей ежегодно проходили через него и приходили на паломничество, так что экономическая мощь города неуклонно росла. Мекканцы были самым богатыми среди всех арабов, а Мекка считалась очагом безопасности, ибо никто из кочевых племен никогда не посмел бы причинить вред городу, в храме которого хранились идолы всех аравийских племен. Превосходство курайшитов над всеми другими арабскими племенами определялось, естественно, привилегией охранять храм и принимать в городе паломников, обеспечивая их всем необходимым.

Рождение и Детство Пророка Мухаммада

Исламская историография не располагает обширными сведениями о детстве и молодых годах Пророка. Даже о периоде начала Господних откровений и жизни Пророка в Мекке в первые годы после провозглашения его пророческой миссии не сохранилось более или менее систематической информации, лишь определенные моменты дошли до нас в воспоминаниях сподвижников (асхабов), но последние десять лет жизни Пророка с момента переселения его в Медину, с того момента, когда уже многие мусульмане понимали, что перед ними творится история и личность Пророка изменит весь дальнейший ход развития мира, каждый день его жизни детально отражен в воспоминаниях асхабов, супруг, людей, видевших Пророка каждый день, из которых мы можем составить портрет его великой личности и осознать масштабы его колоссального преобразования мира.

В Коране, самом главном источнике наших знаний о Пророке, есть лишь один аят, упоминающий о детских и юношеских годах Пророка Мухаммада, сас:

Hamid Aytac. A calligraphic inscription in the celi thuluth script

Многие сохранившиеся сведения о детских и юношеских годах Пророка носят скорее характер преданий и легенд, и далеко не всегда можно с уверенностью сказать, насколько достоверны эти благочестивые легенды о рождении и юношестве Пророка. Конечно же, самым достоверным источником нашей информации о жизни Пророка является Священный Коран, но и Коран содержит отрывочные сведения, ибо Коран не является биографией Пророка. в Коране отражены лишь описания тех периодов жизни Пророка Мухаммада, сас, когда Аллах ниспосылал ему ответы на угрозы кого-либо из курайшитов и наставлял к какому-либо делу, когда Аллах вдохновлял Пророка на самые верные решения и поступки в той или иной ситуации. Именно по этим сведениям мы можем узнать то, чем жил Пророк, что он чувствовал, и как развивалась его пророческая миссия. в Коране мы видим те проблемы, с которыми сталкивался Пророк Мухаммад на протяжении своего пути призыва; благодаря Корану мы знаем о тех испытаниях и бедах, с которыми ему пришлось столкнуться и о том, как развивалось его мировосприятие, как происходило его осознание себя как Пророка Единого Господа.

Пророк Мухаммад, сас, был единственным, но не первым ребенком Абдаллаха, младшего сына Абд аль-Муталлиба, происходившего из клана Хашим. Дед Пророка, Абд аль-Мутталиб, сын Хашима, был личностью харизматической. Он был очень почитаем среди курайшитов за редкий ум и щедрость. Упоминается, что он был очень красив, статен и благороден, у него было десять сыновей и шесть дочерей, и все они отличались красотой и статью. Историографы отмечают также, что младший сын Абд аль-Мутталиба, будущий отец Пророка Мухаммада, сас, был любимцем отца, ибо среди всех детей отличался особой красотой и чистым нравом. Дед Пророка, сас, Абд аль-Мутталиб был одним из самых авторитетных старейшин Мекки. Ему посчастливилось обнаружить вновь святой колодец Замзам, который когда-то засыпали нечестивые предшественники курайшитов в Мекке. После этого события дед Пророка и его клан получили исключительное право снабжать паломников водой из этого колодца, что, естественно, укрепило экономическую мощь рода.

Мать Мухаммада, сас, праведная Амина, происходила из рода зухра. Женитьба отца будущего Пророка, Абдаллаха и Амины состоялась в 569 году. Примечательно предание о зачатии Пророка. в день свадьбы, когда Абд аль-Муталлиб и его сын Абдулла шли по улице Мекки к дому будущей матери Пророка Амине, навстречу им вдруг выскочила женщина из одного из иудейских племен. Она была очень красива и, совершенно не смущаясь, подошла к Абдулле и пригласила его разделить с ним ложе, что было весьма дерзким предложением. Естественно, что Абдулла отверг это предложение и спешно отправился в дом будущей супруги. На следующее утро эта женщина вновь повстречалась ему на пути, но, взглянув на него, уже не проявила такого интереса, сказав, что вчера у него меж глаз сиял яркий свет, знак того, что этот человек даст жизнь будущему Пророку, которого ждут иудеи, а сегодня этот свет уже погас, значит, та, другая женщина, уже зачала Господнего Посланника.

Следующий после женитьбы отца и матери Пророка Мухаммада, сас, 570 год вошел в историю как год слона. Многие знаменательные события произошли в тот год. Это был год, в котором Абиссинский наместник Абраха, союзник Византии в войне против Персии, собрал огромное войско с боевым слоном и двинулся с войском из Йемена через Хиджаз в Ясриб (совр. Медина) и оттуда к Персидской границе. Абраха построил в Сане (что в совр. Йемене) величественный христианский храм и решил разрушить Каабу, чтобы лишить Мекку, этот крупнейший торговый и политический центр того времени, экономического и политического могущества.

Абраха подошел к стенам Мекки и объявил жителям города о своем намерении разрушить Каабу. Перевес организованной армии абиссинцев был очевиден, но, главное, в абиссинской армии состоял на службе слон, невиданное в Аравии животное. Слон этот с непривычки наводил ужас на арабов и их коней. Разрушение Мекки казалось неизбежным, но, по преданию, слон, дойдя до стен Мекки, вдруг опустился на колени и отказался двигаться дальше. Собственно название года – год слона – и стало отражением невиданного доселе события для арабов.

landscape

Владевшее Меккой племя курайшитов и их союзники заперлись в городе и готовились к отчаянной обороне города, понимая, сколь ничтожны их силы перед одной из самых могущественных армий того времени. в это время в Мекке находился дед будущего Пророка, Абд аль-Мутталиб. Он вместе с несколькими представителями рода пришел в Каабу и молился, прося защитить Каабу и дома курайшитов от гибели.

Абиссинцы взяли Мекку в осаду, но в первую же ночь в стане абиссинцев вспыхнула неведомая болезнь, от которой в течение нескольких дней погибла большая часть войска, а оставшаяся часть бежала обратно в Йемен. Войско Абрахи действительно было внезапно поражено некоей эпидемической болезнью. По историческим свидетельствам, во время осады города произошло странное событие: со стороны моря вдруг налетели стаи птиц, так что небо почернело от их числа, и эти птицы стали пикировать на войско и бросать на него мелкие камешки, размером с фасолину. Камешки были острыми и падали стремительно, так что пробивали даже броню. и через некоторое время у всех, на кого попали такие камни, начинались нарывы и нагноения на коже, и большая часть войска оказалась охваченной этой странной болезнью. Примечательно, что археологические раскопки и анализ останков найденного войска Абрахи возле Мекки показали, что войско действительно погибло от эпидемии оспы. После этого чудесного спасения города арабские племена стали еще больше чтить курайшитов, говоря, что курайшиты – люди Бога и это Бог защитил их, расстроив коварные планы и уничтожив их врагов.

Еще для одной могущественной империи того времени, – для языческой Персии, 570 год также был отмечен дурным предзнаменованием. в ту же самую ночь, когда неведомая болезнь истребила войско его врагов, абиссинцев, осадивших стены Мекки, во дворце персидского царя также произошло невиданное явление, которое потрясло всех: ночью, в месяц нисан, в одночасье рухнули 14 башен дворца шахиншаха Хосрова, правителя cасанидского Ирана, и погас неугасимый огонь, считавшийся символом верховного божества самой могущественной и жестокой империи огнепоклонников, покорившей и правившей половиной мира на протяжении нескольких веков.

Это ночное крушение стало знамением и благовестом рождения последнего из Пророков Всевышнего – Пророка Мухаммада, да пребудет над ним мир и благословение Всевышнего.

calligraphic inscription

Гибель христианского войска под стенами Мекки, падение дворца шахиншаха Ирана и угасание «неугасимого» огня язычников-персов произошли накануне рождения Пророка Мухаммада, что является несомненным историческим фактом. Так Аллах знаменовал, что именно Мухаммаду, сас, Он предопределил создать новую мощнейшую духовно-политическую силу, которая объединила народы Аравии и всего Ближнего Востока и покончила с тысячелетней враждой племен, религиозными войнами и религиозной смутой в этом регионе.

Отец Пророка, Абдаллах, в период осады Мекки был вне города. Еще до осады он отправился с торговым караваном в Сирию и на обратном пути заехал в Йасриб к родне, где внезапно заболел и скоропостижно умер за несколько недель до рождения сына. Мать Пророка Амина во время осады города была в Мекке; она получила известие о смерти мужа уже после окончания осады и очень тяжело перенесла это; лишь близость родов утешала ее и придавала сил. Она осталась в очень стесненных обстоятельствах, ее состоянием было лишь несколько верблюдов да одна рабыня. Упоминается также, что беременность матери проходила легко и часто Амина видела, как от живота ее исходило некое сияние и несколько раз она то ли во сне, то ли в забытьи слышала чьи-то голоса, которые говорили, что она носит повелителя арабов.

Через пару недель после известия о смерти мужа Абдуллы ребенок появился на свет. Дед Пророка Абд аль-Муталлиб первым делом понес младенца к Каабе, внук стал ему утешением в горе от утраты сына, и он тоже верил, что внука его ждет великое будущее. Некие знамения являлись и ему. Так, однажды один из прорицателей, широко распространенных в языческой Аравии, предсказал ему, что один из его потомков станет править миром, а однажды ему приснился сон, что из-за спины его внука растет огромное дерево, вершина которого уходила далеко далеко в небеса, а ветви простирались на восток и на запад, и от этого дерева исходил свет и вокруг него молились люди.

Новорожденного мальчика отдали кормилице – бедуинке по имени Халима, у матери Пророка, Амины, в момент рождения ребенка почти не было молока, что, видимо, стало следствием тяжелых душевных переживаний от кончины супруга и волнений во время осады города.

Мухаммад, сас, жил у кормилицы до пяти лет, лишь время от времени приезжая к матери и семье. По обычаю состоятельных мекканцев того времени, считалось, что мальчики могут вырасти физически и психологически здоровыми лишь в условиях пустыни, ибо пустыня сильно влияла на формирование крепкой личности и мужественного характера человека. Считалось, что пустыня формирует крепких духом, выносливых и трудолюбивых людей, тогда как жизнь в городе не могла сделать из араба настоящего курайшита, ибо городская жизнь из-за гораздо более комфортабельных условий, размягчала душу и тело человека. Кроме того, в Мекке часто случались эпидемические заболевания, что для детей было очень опасным. Так что детские годы Пророка Мухаммада, сас, прошли в пустыне, в семье кормилицы.

Мальчик рос здоровым и крепким. Однако иногда он очень удивлял взрослых своими рассказами о неких видениях. Как-то раз, когда ему было чуть более трех лет, его молочный брат, родной сын кормилицы Халимы, прибежал испуганный домой и с ужасом рассказал матери, как видел, что к Мухаммаду подошли два человека в белых одеждах и положили его на землю, а потом вскрыли ему грудь и что-то стали с ним делать.

Халима, напуганная словами сына, бросилась к тому месту, где играли дети. Прибежав, она увидела Мухаммада сидящим и очень бледным. Она спросила, что произошло, на что ребенок ответил, что к нему пришли два человека в белых одеждах и положили на землю, а потом открыли грудь и что-то искали там. Кормилица и ее муж Харрис оглядели все вокруг, но никого не увидели, как не нашли и следов крови на земле или хотя бы раны на теле Мухаммада. Только на спине у него между лопатками было чуть выступающее родимое пятно размером с голубиное яйцо. Но это пятно было у него от рождения. Рассказ это показался очень странным кормилице, но она не поверила детям.

Однако через некоторое время Мухаммад рассказал о произошедшем с ним более детально: «Ко мне подошли два человека в белых одеждах. в руках у них был золотой сосуд, полный снега. Потом они положили меня на землю, открыли мне грудь и вынули из нее сердце и черный сгусток и потом выбросили это черное. А потом омыли мое сердце и грудь этим снегом и вложили его обратно в грудь». и добавил вдруг: «Сатана коснулся каждого из людей, всех сынов Адама, кто был когда-либо рожден, кроме праведной Марйам и Исы».

Халима и ее муж Харис, пораженные этими странными словами из уст маленького ребенка, решили для верности отправить Мухаммада к его семье, опасаясь, что с ним может что-то произойти. Мать Мухаммада, Амина, услышав рассказ встревоженной кормилицы, оставила его в Мекке, ибо своим материнским сердцем чувствовала и смутно понимала, что и знамения во время ее беременности и странные рассказы кормилицы означали что-то, и Мухаммаду, наверное, действительно предстоит стать исключительной личностью. Мухаммад прожил с матерью в семье деда еще три года. Он рос очень добрым и веселым мальчиком, был очень любим всеми, и окружен многочисленными родственниками: дед, дяди, тети, двоюродные братья и сестры.

Более всего он был дружен с двоюродным братом Аббасом, Хамзой и двоюродной сестрой Сафийей, рожденными от второго брака его деда Абд аль-Мутталиба, женившегося во второй раз в один день с сыном Абдуллой на сестре Амины – Хале. Хамза был одного возраста с Мухаммадом, а Сафийа чуть младше. С материнской стороны Хамза и Сафийа получались Мухаммаду двоюродными братьями и сестрой, а с отцовой стороны – дядей и тетей. Эта детская дружба связала их накрепко на всю жизнь до самой смерти, они были близки и верны Мухаммаду, став ему надежной опорой и защитой в самые трудные дни.

landscape

Когда Мухаммаду было шесть лет, его мать Амина собралась поехать с сыном в Йасриб навестить родных и могилу мужа, отца Мухаммада, Абдуллы. На двух верблюдах они с караваном отправились с поход. Но на обратном пути произошло еще одно горькое событие: мать Пророка, Амина, внезапно заболела и через несколько дней умерла. Ее похоронили недалеко от Йасриба. Так Мухаммад, сас, остался круглым сиротой. Сироту приютил в своем доме сначала дед, Абд аль-Мутталиб, который старался всеми силами окружить внука вниманием и любовью, заменить ему отца и мать. Его любовь к внуку была особой. Пророк Мухаммад рассказывал, что даже к собственным детям дед не проявлял столько заботы, сколько к Мухаммаду, сас. Абд аль-Мутталиб очень любил бывать возле Каабы, каждый день ему ставили шатер возле Каабы, но ни дети, ни члены его семьи не могли сидеть в том шатре; лишь внуку Мухаммаду было позволено находиться рядом с ним. Мухаммад часто игрался с дедом и беседовал с ним, дед повсюду водил его с собой, даже на заседания старейшин племен он брал только его, часто повторяя, что внука его ждет особое, великое будущее.

В возрасте восьми лет, через два года после смерти матери, Мухаммад, сас, остался и без деда. Перед смертью Абд аль-Мутталиб поручил заботиться о внуке своему старшему сыну, родному дяде Мухаммада, Абдманафу, более известному под именем Абу Талиб.

Юношество и Молодые Годы Пророка Мухаммада

calligraphi

В традициях арабов всегда была забота о сиротах: они воспитывались так же, как собственные дети. Абу Талиб был очень внимателен и заботлив с племянником, его супруга Фатима старалась заменить ребенку мать и не давала ему почувствовать себя сиротой. Позднее Пророк Мухаммад, сас, вспоминал, что бывали дни, когда еды в доме не хватало на всех, но и дядя, и его жена старались накормить сначала его, и только потом кормили своих детей.

Абд аль-Мутталиб не оставил большого наследства: в последние годы из-за засухи стояли неурожаи и торговля шла не очень хорошо, так что состояние его заметно убавилось - после его смерти сыновьям практически ничего не осталось. Дядя Пророка, Абу Талиб, ставший его опекуном, как и все хашимиты, занимался торговлей, но богатства особого не имел, семья с четырьмя детьми жила очень скромно и не всегда ела досыта. Мухаммад, сас, рос, старался помогать дяде, как мог, нанимался пасти стада в окрестностях Мекки, зарабатывая в помощь дяде.

Абу Талиб иногда брал его с собой в торговые путешествия. Примечателен один факт, упоминаемый во всех описаниях жизни Пророка. Когда Мухаммаду, сас, было примерно лет 9, по другим источникам 12 лет, дядя взял его с собой на ярмарку в Басру (Сирия). По пути многочисленный караван остановился на ночлег в караван-сарае при несторианском монастыре, все караваны из Мекки всегда останавливались в нем. в караван-сарае было несколько келий монахов-несторианцев, которые жили и служили здесь веками. Умирая, настоятели монастыря, передавали свои сокровенные знания своим последователям, настоятель сменял настоятеля, наследуя также и богатейшую библиотеку раннехристианских рукописей. Живший в то время в монастыре монах-настоятель Бахира, хорошо знакомый с сокровенными сведениями древних рукописей и жизнеописаниями пророков, знал, что последний из Господних Пророков будет возведен на земле в скором времени, и он еще при жизни увидит его. в несторианских хрониках есть упоминание о некой рукописи, свидетельствовавшей, что из арабов, братьев иудеев, Господь возведет последнего из Своих Пророков. Приход Пророка был предсказан в Ветхом Завете, Всевышний провозглашает Пророку Мусе, мир ему:

Чуть позднее он отправил к мекканцам монаха с приглашением разделить с ним трапезу, непременно попросив всех, кто был в караване, прийти к нему. Вечером все торговцы пришли на ужин к монаху, однако юного Мухаммада, сас, Абу Талиб оставил присматривать за верблюдами и товаром. Когда же все пришли на ужин, монах Бахира за трапезой внимательно всматривался в лицо каждого человека, но не увидел среди них никого, внешность которого соответствовала бы описаниям пророка, указанным в рукописях. Он еще раз настойчиво спросил у Абу Талиба, все ли люди из каравана пришли сюда, на что ему ответили что все, лишь самый юный из каравана остался сторожить товар. Бахира ответил, что негоже оставлять мальчика одного в ночи и попросил привести и его на ужин. Абу Талиб и курайшиты извинились за свое невнимание к ребенку, оставив его одного с караваном. Абу Талиб привел Мухаммада, сас, и посадил его вместе со всеми за ужин. Монаху хватило лишь раз взглянуть на юношу, чтобы понять причину удивительного явления облака, виденного им днем. Он внимательно следил за Мухаммадом, сас, за ужином, удивляясь, сколь точно совпадали черты лица и его фигура с описаниями древних рукописей, передававшимися монахами-несторианцами из поколения в поколение. После ужина монах подошел к юноше и задал ему несколько вопросов о его жизни, снах и его видениях, о том, какие необычные явления происходили с ним. Беседуя с Мухаммадос, сас, Бахира удивился ранней зрелости его ума и его пылкой любознательностью. Мухаммад, сас, рассказывал ему все охотно, ибо монах вызывал у него большое уважение. и даже когда монах попросил показать ему спину, Мухаммад, сас, вовсе не смутился. Бахира и так уже понял, что перед ним Пророк, появление которого было упомянуто в писаниях, но, увидев на спине родимое пятно, печать Пророка, размером с голубиное яйцо, именно в том месте, как упоминалось в писании, а именно между лопатками размером с голубиное яйцо, у него не осталось никаких сомнений. Монах Бахира спросил Абу Талиба, кем ему приходится этот юноша. Абу Талиб решил скрыть правду и сказал, что это его сын. На что монах ответил, что не может он быть отцом юноши, ибо отец его должен был умереть еще до его рождения. и тогда Абу Талиб, удивленный, признался, что это сын его брата, который умер, когда мать юноши была беременна им. Тогда Бахира сказал ему: «Вот теперь ты говоришь правду. Отвези сына своего брата на родину и береги его как зеницу ока, опасайся иудеев. Ибо то, что знаю я, знают и они. и если они увидят его, то могут замыслить против него недоброе. Но знай, что в будущем сына твоего брата сокрыты великие свершения».

Однако лет до двадцати пяти никто не замечал за Мухаммадом каких-то особых знамений его величия. Его дядя позаботился об отличной военной выучке племянника: Мухаммад стал искусным стрелком из лука, хорошо владел мечом и саблей, был крепким борцом. Военные умения и доблесть были очень важны в традиционном арабском обществе. Лет в пятнадцать Мухаммад, сас, начал самостоятельно зарабатывать на жизнь, нанимаясь пасти овец мекканцев и снаряжать караваны. Шли годы, Мухаммад, сас, часто ходил с караванами кого-то из родственников. Как-то раз ему выпало возглавить караван одного из заболевших родственников. Долгий торговый поход прошел очень удачно, так что и другие мекканцы стали приглашать его возглавить их караваны. Он вел поручаемые ему торговые дела столь успешно и честно, что слава о нем очень быстро распространилась среди торговцев. Юный Мухаммад, сас, стал одним из самых уважаемых распорядителей караванов, и мекканцы стали называть его Аль-Амин, что означает верный, надежный, ибо все дела, доверенные ему, он исполнял на редкость успешно, обязательно и честно.

Внешность и черты лица Пророка Мухаммада, сас, согласно историческим свидетельствам, были очень красивы, правильны и благородны, так что каждый, кто видел его, не испытывал и тени сомнения в искренности его слов и честности.

Он был среднего роста, худощав, широк в плечах, с крупной головой и густыми волнистыми волосами, с большими черными глазами, лицо и фигура его были удивительно пропорционально сложены. и многие люди говорили, что, видя и беседуя с ним, они ощущали его исключительность даже тогда, когда он сам еще не знал о своей пророческой миссии; люди, обладавшие сокровенными знаниями, говорили, что в образе его были видны ясные знамения Божественной избранности и особой духовной красоты.

Примерно в 595 году в жизни Мухаммада, сас, произошло важное событие, ставшее одним из звеньев великого Господнего замысла. Однажды к нему обратилась богатая мекканка, успешно занимавшаяся торговлей. Ее звали Хадиджа, дочь Хувайлида, из рода асад. Она была богатой, умной, энергичной женщиной, активно занимавшейся торговлей, к тому же приходилась дальней родней курайшитам и одновременно была двоюродной сестрой христианина Вараки, известного своей стойкой верой в Единого Бога. Христиан в Мекке было очень мало, и Варака был личностью выдающейся, ибо один сохранял свою стойкую веру среди всего города язычников-курайшитов. Он, несомненно, обладал глубокой верой и сокровенными знаниями. Вараке также предстояло сыграть важную роль в жизни Пророка.

Хадиджа попросила Мухаммада, сас, стать ее приказчиком и сопровождать ее караваны в другие страны.

Мухаммад принял ее выгодное предложение и вместе с ее распорядителем Майсарой отправился в Сирию, в путешествие, коренным образом изменившее всю его дальнейшую жизнь. По пути в Басру караван, возглавляемый Мухаммадом, сас, вновь остановился в том же караван-сарае, где останавливался он более 10 лет тому назад в бытность еще отроком. К тому времени настоятель Бахира, по всей видимости, умер, ибо в этот раз его встречал настоятель Нестор. Увидев Мухаммада, сас, сидящим в тени дерева, он спросил Майсару, распорядителя Хадиджи, шедшего вместе с караваном, о том, кто это. Тот ответил, что это распорядитель из каравана курайшитов, охраняющих дом Аллаха, на что Нестор вдруг сказал: «Под этим деревом сидит не кто иной, как сам Пророк, которого давно ждут в Аравии». Майсара не понял, что хотел сказать Нестор, но слова монаха врезались ему в память…

Вернувшись из Сирии, Мухаммад, сас, передал все товары и прибыль Хадидже, торговля прошла очень успешно, он смог удвоить сумму товара, которая была доверена ему. в свою очередь Майсара рассказал Хадидже о словах монаха и еще о странном явлении, которое Майсара время от времени видел в пути - двух ангелов, укрывавших Мухаммада в пути своими крыльями от палящего солнца. Удивленная рассказом Майсары, Хадиджа в тот же день направилась к своему двоюродному брату Вараке ибн Науфалю, тому самому христианину, о котором мы упоминали выше. Когда же Варака услышал рассказ Хадиджи, он воскликнул: «Хадиджа, если то, что ты говоришь, правда, то Мухаммад и есть тот Пророк, который должен быть послан нашему народу».

landscape

Историческая традиция сохранила сведения о развитии взаимоотношений праведной Хадиджи и Мухаммада, сас. Упоминается, что Мухаммад очень нравился Хадидже; ей нравилась его честность и надежность, добрый нрав. Она принадлежала к близкому хашимитам роду асад, была дважды замужем, но оба раза овдовела, от последнего брака имела сына и была одной из богатейших женщин Мекки. Хадиджа попросила своего дядю Амра передать дяде Мухаммада, сас, Абу Талибу, о своей симпатии к Мухаммаду и желании стать его супругой.

В исламской исторической традиции утвердилось мнение, что Хадидже, когда она выходила замуж за Мухаммада, сас, было 40 лет, тогда как самому Мухаммаду 25, однако есть и мнения, согласно которым ей было всего 28 лет. Учитывая, что она родила в браке с Мухаммадом, сас, шестерых детей, определенно можно сказать, что она точно была моложе 40 лет.

Мухаммад, сас, также испытывал большую симпатию к Хадидже, но в силу неравенства своего положения не мог и думать о том, чтобы просить ее руки. Однако, узнав о желании Хадиджы, на семейном совете было решено готовиться к свадьбе; Мухаммад, сас, вместе с Хамзой, двоюродным братом и одновременно дядей, отправились в дом Амра, дяди Хадиджи, просить выдать за него его племянницу; в качестве махра (свадебного дара) супруге была назначено 20 верблюдов. Свадьбу было решено не откладывать, и в том же году состоялся обряд бракосочетания будущего Пророка, сас, и праведной Хадиджи.

После свадьбы Мухаммад, сас, поселился в доме Хадиджи. Он занялся торговлей кожами, открыв собственную лавку. Несмотря на богатство жены, этот брак никогда не был браком по расчету. Известно также, что Мухаммад, сас, был человеком очень сострадательным и никогда не мог пройти мимо нуждающихся. Поэтому большую часть своей прибыли он отдавал бедным, тогда как его семья жила хорошо, но скромно и излишеств никаких себе не позволяла, в то время как это было возможно, учитывая хорошее материальное положение Хадиджи.

В тот период в Аравии случилась сильнейшая засуха, и Абу Талиб, ставший к тому времени главой рода хашимитов, разорился настолько, что не мог прокормить даже своих четверых детей. Тогда Мухаммад, сас, видя тяжесть положения, предложил всем своим дядям, братьям Абу Талиба, взять в семью по одному из его детей, до тех пор, пока дела Абу Талиба не наладятся. Сам Мухаммад, сас, принял в семью самого младшего из детей Абу Талиба, Али, которому в ту пору было около 5 лет. Господним предопределением Али предстояло сыграть великую роль в истории становления и распространения вероучения Ислама.

К этому времени у Мухаммада была уже большая семья. Его первенцем стал сын, которого назвали Касим, по которому его самого стали звать Абуль-Касим, то есть отец Касима. Однако Касим умер в младенчестве, едва начав ходить. Чуть позже родился еще один сын, Абдуллах, однако он прожил еще меньше Касима. Затем одна за другой появились четыре дочери: Зайнаб, Рукайа, Умму Кулсум и Фатима. Али, который был чуть младше Зайнаб, рос в семье, и все относились к нему, как к родному сыну и брату.

Семейная жизнь, несмотря на все горечи и утраты детей, протекала счастливо. Хадиджа стала для Мухаммада, сас, не только супругой, но и самым близким, верным другом, разделявшим все его взгляды и мысли. Дом обслуживало несколько человек, которые прежде были рабами, но в день свадьбы Мухаммад, сас, и Хадиджа, освободили их, и они остались просто работать в их доме на правах свободных людей. Особое место среди них занимал Зайд ибн Хариса, юноша знатного рода из племени кильбитов, захваченный в детстве во время набега и проданный в рабство, которого Хадиджа подарила супругу в день свадьбы. Мухаммад очень любил его, их связывала тесная дружба; мальчик рос как родной сын, и через некоторое время Мухаммад перед Каабой торжественно объявил его своим сыном. С тех пор этого нового члена рода хашимитов стали знать Зайдом ибн Мухаммадом, то есть Зайдом, сыном Мухаммада. в этой связи примечательно вспомнить, сколь сильна была духовная связь между Мухаммадом, сас, и его приемным сыном: когда дядя и отец Зайда пришли, чтобы забрать его, узнав о его освобождении из рабства, Зайд отказался возвращаться с ними, сказав, что Мухаммад заменил ему и отца, и мать, и его любовь и уважение к новому отцу так сильны, что он не сможет жить вдали от него. Зайд и Али в какой-то степени сгладили боль потери двух сыновей, они выросли как родные дети в семье Хадиджи и Мухаммада, и оба стали позднее выдающимися мусульманами, верными сподвижниками Пророка, его надежной гвардией в самые трудные годы становления мусульманской общины, их вера и искренность сплотила вокруг Пророка многих верных, преданных мусульман.

Реконструкция Каабы

Примерно около 603-605 года в Мекке произошло знаменательное событие: мекканцы решили начать перестройку Каабы, которая пару лет назад полностью выгорела изнутри, после чего пострадала от селя и стояла в полуразрушенном состоянии. Мухаммаду, сас, к этому времени было около 35 лет.

Кааба, первоначально построенная Пророком Ибрахимом и его сыном, Пророком Исмаилом, мир им, ставшая ко времени Пророка Мухаммада языческим капищем, где помещались идолы всех аравийских племен, была высотой чуть больше человеческого роста, к тому же у нее не было крыши. в полусгоревшую Каабу однажды проникли воры и украли хранившиеся в ней ценности и идолов нескольких племен, так что мекканцы всерьез задумали взяться за строительство нового сооружения, чтобы не позорить статус хранителей Каабы.

Мекканцы купили корабль одного греческого торговца, потерпевшего крушение у берегов Джидды − его дерево должно было стать строительным материалом для новой Каабы.

Однако почтение и трепет перед Каабой у мекканцев были столь велики, что очень долго никто не мог решиться начать рушить сгоревшее сооружение. Но все же необходимость строительства назрела, и курайшиты после долгой молитвы решили разобрать старые стены до основания. в курайшитской традиции есть упоминание, что, когда мекканцы вытащили из стен Каабы черный камень (Хаджер-уль Асвад), под ним была найдена надпись, сделанная на древнеарамейском языке, которая гласила: «Я – Аллах, Господь Бекки, Творец небес и земли, придал форму луне и солнцу и поставил семь ангелов вокруг солнца и сотворил день и ночь…», которая, очевидно, была заложена в основание Каабы ее первым строителем – Пророком Ибрахимом и его сыном – Пророком Исмаилом, мир им.

В ночь, когда стены Каабы были уже разобраны, и оставалось разрушить только древний остов, в Мекке произошло землетрясение, и напуганные курайшиты приняли его как знамение не трогать фундамента древней Каабы. Так и порешили. Затем началось возведение новых стен. Из бруса купленного корабля была возведена крыша, стены из камня и бруса стали выше прежних. Все племена курайшитов работали на строительстве сообща, однако, когда стены поднялись на высоту, на которой в стену Каабы должен был быть вмурован священный черный камень, между курайшитами возник серьезный спор. Ни одна семья рода курайш не могла смириться с тем, что честь поднятия и возложения черного камня может быть отдана другой семье. Спор обострился до предела и тогда самый старый из участников спора предложил: пусть судьей, который примирит нас и разрешит этот конфликт, станет человек, который первым войдет в ворота Мечети. Мечетью (в арабском языке слово «мечеть» - «масджит» означает место поклонения) называлась площадь, окружавшая Каабу, ибо традиция поклонения Аллаху, обратившись лицом к Его Дому – Каабе, была заложена еще с момента строительства Каабы Пророком Ибрахимом и его сыном, Пророком Исмаилом. Все курайшиты согласились с решением старейшины.

Господним предопределением, первым, кто вошел в ворота Мечети, был Мухаммад, сас. Он долгое время отсутствовал в Мекке, сопровождая караван, и только что вернувшись в город, первым делом направился к Каабе. Увидев его входящим в ворота Мечети, курайшиты обрадовались, раздались радостные восклицания «Он - Амин, честный, мы примем его решение». Когда же Мухаммаду рассказали о сути конфликта, он недолго думая принял решение, которое объединило все семьи и не оставило обиды ни у кого. Он решил, что концы покрывала, на которое возложат черный камень во время переноски к Каабе, понесут старейшины каждой семьи курайшитов и они все вместе отнесут его к стенам новой Каабы и поднимут его до места, где тот должен быть вмурован. Когда же это было исполнено, Мухаммад, сас, взял камень и своими руками вмуровал его в стену Каабы, после чего строительство Каабы продолжилось в полном согласии племен.

Участие будущего Пророка в возведении новой Каабы стало символичным событием в общественной жизни города. Мудрость и дипломатический талант молодого Мухаммада, сас, оценили все мекканцы, и, несмотря на молодой возраст, он стал уважаемым человеком и среди старейшин, к мнению которого последние очень прислушивались. Так Аллах соединил в истории двух Своих Пророков. Всего через несколько лет Мухаммад, сас, сделает Каабу центром всего мусульманского мира и объединит всех арабов вокруг Первого Дома Единого Бога – Аллаха, построенного Проком Ибрахимом (Авраамом) и Пророком Исмаилом (Измаилом), предком всех арабов, за несколько тысячелетий до этого события.

Первое Откровение

Фактической религией арабов того на протяжении последних веков после отхода от Единобожия, был так называемый племенной гуманизм. Честь рода и принадлежность к тому или иному роду считались священными, и составляли смысл жизни арабов. Они гордились проявлениями храбрости, благородства, мужества, свято берегли обычаи племен. Вера в честь и достоинство рода были главной движущей силой в Аравии. Судьба и время отождествлялись с понятием Бога.

Арабы и до Ислама использовали слово Аллах для обозначения верховного божества Каабы, то есть, очевидно, остатки былого Единобожия, чистой веры, ниспосланной Аллахом Пророку Ибрахиму, сохранялись в совсем разложившемся виде. Мекканцы, вероятно, признавали существование Бога, но не понимали, что язычество их абсолютно несовместимо с верой в Бога, а потому наравне с упоминанием Аллаха, поклонялись каждый своим идолам, и каждое племя свято чтило, прежде всего, своего идола.

Конечно же, в Мекке были и глубоко мыслящие люди, которые не могли не осознавать бессмысленность и невежественность идолопоклонства и искали духовного развития, стремились постичь и приобщиться к абсолютному Единобожию как единственно логичному пути. Идея Единого Бога витала в воздухе, религиозная атмосфера Мекки предопределением Аллаха была в напряженном ожидании Истины и прозрения и совершенно очевидно, что среди мекканцев были светлые умы, которые чувствовали близость озарения и назревавших перемен.

В семье Мухаммада, сас, все шло своим чередом, он был очень уважаемым и авторитетным человеком в Мекке, дела его процветали. Но с некоторых пор Мухаммад, сас, стал ощущать странные, непонятные ему состояния, некие смутные видения, знаки или явления, которые он позднее сам описывал как подобие снов, являвшиеся ему, как правило, в предрассветное время.

Охваченный тревогой от непонимания своего состояния, пытаясь осознать происходящее с ним, Мухаммад, сас, стал часто уединяться, уходить в горы, оставался на несколько дней в пещере на горе Хира, что близ Мекки. Обычай уединяться на некоторое время в горах был известен у курайшитов и не был чем-то странным для мекканцев. Духовное уединение, молитвы в отдалении от людей практиковались арабами еще со времен Пророка Исмаила, мир ему. в каждом поколении были люди, которые испытывали потребность уединиться на какое-то время для раздумий и молитв. и Мухаммад, сас, в соответствии с этой традицией, брал с собой некоторое количество воды и пищи и уходил на несколько дней в пещеру, проводя их в молитвах и поклонении Богу. Потом он возвращался к семье, раздавал пищу беднякам, навещавшим его, и опять, беря запас еды, уходил в пещеру. Позднее он рассказывал, что в этот период, когда он возвращался из города в пещеру, он будто бы слышал странные голоса, которые произносили: «Мир тебе, о посланник Аллаха!» Когда же он оборачивался, то не видел никого, кто бы мог произнести их − вокруг были только скалы и деревья.

Шел 610 год, был месяц Рамазан, традиционный месяц духовных уединений в горах. в эти дни с Мухаммадом, которому к тому времени было сорок лет, произошло событие, которое изменило дальнейших ход истории мира. Однажды, бродя в раздумье в окрестностях Мекки, он вдруг услышал, как его окликают: «О, Мухаммад!». Оглянувшись и, никого не увидев вокруг, он испугался и спешно покинул пустынное место. Однако видения продолжались, мусульманская традиция описывает, что первые видения были неопределенными: какие–то голоса, звуковые ощущения, какой-то свет, который напоминал фигуру ангела. Вскоре в голове Мухаммада стали возникать некие рифмованные фразы, смысла которых он не понимал, что еще более тревожило его. Для Мухаммада, сас, никогда не обладавшего поэтическим даром, сложение необычных фраз, настойчиво звучавших в голове, стало сильным потрясением.

И вот в одну из ночей Рамазана он был один в пещере, когда к нему явился ангел в облике человека. Ангел сказал ему: «Икра`а! Читай!». Испуганный Мухаммад ответил: «Я не умею читать». Тогда, как рассказывал позднее Пророк Мухаммад, сас, ангел взял его и сильно сдавил ему грудь, словно бы хотел вынуть душу из его тела, но потому отпустил его и вновь повелел: «Читай!» Но Мухаммад, сас, вновь возразил ему, что не знает, что читать. Позднее Пророк Мухаммад вспоминал, что «так повторялось три раза: сдавив мне грудь неведомой силой в третий раз, когда мне казалось, что больше не выдержать этих объятий, из моих уст вдруг стали исходить слова, которые шли неизвестно откуда, ибо не принадлежали мне − они словно бы были записаны в моем сердце и вырывались из него:

Читай, во имя Господа твоего, который сотворил [все сущее], сотворил человека из сгустка. Читай, ведь Господь твой Щедрейший; Который научил [человека] письму пером, научил человека тому, чего он [ранее] не ведал… (Сура «Сгусток», 96:1-5)

Мухаммад, сас, был испуган и потрясен этим случаем. Он боялся, что тот, кто разговаривал с ним в пещере, был джинном или сатаной. Как только явление исчезло, он тотчас покинул пещеру, быстро направившись в город к дому. Спускаясь с горы, он вдруг услышал над собой: «О Мухаммад, ты Посланник Аллаха, а я Джебраиль». Он посмотрел наверх и в потрясении увидел: в небесах, касаясь ногами линии горизонта, стоял ночной пришелец, тот, кто разговаривал с ним чуть раньше в пещере, но теперь он был уже не в человеческом облике, но ангелом, который закрыл собой весь горизонт и заполнил собой все пространство. Куда бы ни оборачивался Мухаммад, ангел оказывался перед ним. Ангел повторил: «О Мухаммад, ты посланник Аллаха, я Джебраиль, архангел Аллаха». и только после того как ангел исчез, пророк Мухаммад, в крайнем возбуждении от увиденного, смог продолжить путь домой. Он вбежал в дом, сердце это колотилось от испуга и удивления. Увиденное и услышанное им выходило за рамки его понимания, и естественно, что этот неведомый ранее опыт вызвал сильное душевное потрясение. Он боялся, что это джинны овладели его разумом и эти странные явления происходят с ним из-за их внушения. Он упал на кровать, произнеся дрожащим голосом Хадидже «Укройте, укройте меня!». Через некоторое время, когда дрожь прошла, Пророк Мухаммад, сас, рассказал взволнованной супруге о произошедшем с ним. Хадиджа тотчас же отправилась к своему старому и слепому двоюродному брату, христианину Вараке, чтобы рассказать об увиденном Мухаммадом, сас, в пещере. Варака же, напротив, обрадовался ее словам и со слезами на глазах произнес «Благословен Господь. Клянусь Тем, кому принадлежит моя душа, к Мухаммаду приходил ангел с откровением от Творца, как приходил он к Мусе. Мухаммад – Пророк для людей. Иди, успокой его. Пусть не будет у него страха».

Хадиджа вернулась домой и передала Пророку Мухаммаду, сас, слова Вараки. Тогда он, немного успокоившись, вернулся в пещеру, чтобы завершить дни своего поклонения Богу. По завершении этих дней он вернулся в Мекку и первым делом пошел к Каабе, чтобы совершить таваф (обхождение). Возвращаясь от Каабы возле запретной Мечети, среди людей он увидел Вараку и подошел к нему, чтобы поприветствовать. Варака попросил его рассказать, что происходило с ним в деталях. Услышав рассказ, Варака повторил ему все то же, что сказал в первый день Хадидже, но добавил: «Тебя будут называть лжецом, тебя будут считать сумасшедшим, тебя будут преследовать и унижать, они начнут против тебя войну и захотят убить тебя, они изгонят тебя отсюда. и если я доживу до тех дней, я хотел бы быть твоим надежным помощником, ради Аллаха».

Прошло некоторое время. После слов Вараки и поддержки супруги страх и тревога в душе Мухаммада, сас, немного улеглись. К моменту ниспослания второго откровения Всевышнего он уже достаточно окреп духовно. в историографии не сохранилось упоминаний о том, как пришло второе откровение Всевышнего, однако, когда спрашивали Пророка Мухаммада, сас, он отвечал: «Откровения нисходят ко мне по-разному: иногда Джебраиль принимает вид человека и говорит со мной, как говорят люди, а иногда он является мне в виде крылатого ангела, и я запоминаю все, что он мне говорил. Иногда откровение приходит ко мне как некий звон в ушах, и это самое тяжелое испытание. Звон (гул) прекращался, как только я понимал, что говорилось в послании. Но всякий раз, когда эти состояния проходили, я помнил все как нельзя лучше, как будто это врезалось в мою память».

Второе откровение начиналось с одной буквы «нун», после которой следовала клятва Всевышнего Аллаха; позднее многие суры Корана будут начинаться с особой комбинации букв, смысл которых до сих пор не открылся нам, но, очевидно, что и эти звуковые комбинации имеют свой высший смысл и однажды Аллах откроет их нам. Второе откровение начиналось с буквы «Нун», после которой следовала клятва Всевышнего Аллаха.

Нун. Клянусь пером и тем, что они пишут! Ты по милости своего Господа не одержим. Воистину, тебе уготована награда неиссякаемая. и нрав возвышенный тебе дарован. (Сура «Калам», 68:1-4)

После этих двух откровений они прекратились почти на два года. Пророк Мухаммад, сас, Хадиджа и Варака хранили молчание и никому не говорили о том, что происходило с ним. Пророк очень переживал из-за того, что откровения прекратились. Он печалился, что вызвал чем-то гнев Всевышнего и ему более не будет откровений и что он не смог выдержать Господней миссии, а потому Бог покинул его. Он не мог ответить себе на мучивший его вопрос: почему Аллах перестал говорить с ним. Это состояние очень тревожило его, но только по прошествии времени стало понятно, зачем Аллах испытывает нас и для чего нужны были эти сомнения и тревоги. и вот однажды молчание Аллаха закончилось и к Пророку вновь пришло новое откровение, которое успокоило все его страхи и вдохновило сердце:

Клянусь утренним светом, клянусь темнеющим покровом ночи! Не покинул тебя твой Господь и не обиделся, не разлюбил тебя. Воистину, будущее для тебя лучше, чем настоящее (земная жизнь).
Господь твой непременно одарит тебя, чем будешь ты доволен. Неужто не нашел Он тебя сиротой и не дал тебе приют? Ужель Он не нашел тебя блуждавшим в неведении и не направил тебя на праведный путь? Ужель Он не нашел тебя в лишении и не обогатил тебя? Посему не притесняй сироту и не гони просящего, и возвещай о милости своего Господа. (Сура «Утро», 93:1-11)

Теперь уже Мухаммад, сас, окреп духовно: его не пугали более откровения Всевышнего, и он не испытывал тех страхов и сомнений, что посещали его в первые дни откровений, сомнений в том, не стал ли он одержим джиннами. в этот момент, получив откровение после двух лет тишины, Пророк Мухаммад, сас, был уже готов осуществить то, что Аллах возложил на него – он принял на себя миссию Господнего Пророка и был готов предстать перед своим народом и проповедовать им откровения Аллаха. Варака и Хадиджа все это время были рядом с Пророком, примечательно, что Варака, после того как откровения возобновились, вновь наставлял Мухаммада, сас: «Тебя будут называть лжецом, будут считать сумасшедшим, будут преследовать и унижать, они начнут против тебя войну, но ты страшись лишь Бога»

Пророк Мухаммад, сас, услышав эти слова, был встревожен, но Варака ответил ему словами Евангелия: «…истинно говорю вам: никакой пророк не принимается в своем отечестве» (Евангелие от Луки, 4:24)

Пророк Мухаммад, сас, в те дни мог предполагать, что путь его призыва не будет легким, что люди будут насмехаться над ним и отрицать его слова, но он всем сердцем принял Господню миссию и начал распространять слово Аллаха мекканцам. и , конечно же, не мог он знать тогда, каким трудным, великим и благословенным будет этот путь, и какие свершения ждут его впереди.

Первые Мусульмане

В период начала ниспослания Корана Аравия вот уже много веков пребывала в состоянии полной родовой разобщенности, бесчисленные арабские племена бедуинов не считались ни с кем и ни с чем, кроме своих интересов, а потому нескончаемые племенные войны были естественным состоянием аравийского полуострова. Хиджаз был вдали от могущественных империй мира, и здесь царили совсем иные законы, народы были разобщены, не существовало никакой объединяющей силы, способной зажечь и повести за собой племена и народы различной этнической принадлежности.

Кто мог подумать тогда, что всего через двадцать лет это разобщенное, языческое пространство превратится в могущественное государство, которое совершит колоссальный прорыв в социальном и научном преобразовании мира, откроет миру Коран и Ислам и объединит под своими знаменами миллионы людей. А еще через сто лет Исламская империя, основанная Пророком Мухаммадом, сас, раскинется на великом географическом ареале от Гибралтара до Гималаев, и такого размаха территорий не знала ранее ни одна империя.

Но все это будет потом, а сейчас Пророк Мухаммад, сас, был один, полный тяжелых раздумий о том, почему именно ему Господь дал эту миссию и непонимания того, как ему следует действовать. Что чувствовал он перед лицом великой, неведомой силы, ниспосылавшей ему неведомые ранее откровения, призывающие к тому, что полностью противоречило вековому укладу жизни курайшитов, и что может сделать один человек против всех, как мог он изменить, строй жизни, который веками создавали тысячи людей?

Непонимание и тяжелые раздумья сопровождали Пророка в начале этого пути, но путь был начат… Следуя повелению, открытому ему в третьем откровении, Пророк Мухаммад, сас, начал рассказывать самым близким людям об откровениях Аллаха и ангеле, который передавал ему их. Он еще не призывал их ни к чему. Единственное, о чем просил их Пророк, – не рассказывать об этом никому. Этот период продлился недолго. После одного из откровений, Джебраиль, передававший Пророку волю Аллаха, ударил ногой по холму и из этого места тотчас же забил ручей. Джебраиль показал Пророку, как надо совершать омовение перед намазом. Пророк Мухаммад, сас, повторил за ним. Потом Джебраиль показал Пророку, как следует совершать намаз, как совершать поясной, земной поклон, когда следует говорить «Аллаху Акбар» во время молитвы и как по завершении молитвы приветствовать словами «ас-саламу алейкум» ангелов. Пророк Мухаммад повторил за ним все, после чего Джебраиль удалился, а Пророк Мухаммад вернулся домой и показал супруге Хадидже все, как его научил Джебраиль, и так вместе они совершили первый намаз. Теперь уже вера, ниспосланная Аллахом, основывалась на обязательном предписании Ислама - совершении намаза.

Первоначально участниками проповедей Пророка Мухаммада, сас, были только члены его семьи: супруга Хадиджа, приемный сын Зайд и маленький Али, которому в то время было около 10 лет, и четыре дочери Пророка. Через некоторое время к ним присоединился близкий друг Пророка Мухаммада, сас, Абу Бакр (языческое имя которого позже было заменено благочестивым именем Абдаллах – «раб Аллаха»), богатый купец из аристократического рода тайм, который был на два-три года моложе Пророка. Он был одним из самых уважаемых людей в городе, общества которого искала вся молодежь Мекки. Абу Бакр был первым, кто принял призыв Пророка прийти в покорность Единому Богу и принять Ислам не из числа членов семьи Пророка, и был самым верным другом Пророка, который прошел с ним через все опасности и страдания на нелегком пути призыва к вере вплоть до последнего дня жизни Пророка. в исламской историографии часто приводят слова Пророка об Абу Бакре, сказанные Посланником Аллаха незадолго до смерти: «Не было среди людей, которых я призывал к Исламу человека, который бы принял мои слова тотчас же, без тени сомнения и промедления, кроме Абу Бакра. Когда я рассказал ему об откровениях Аллаха, он ни минуты не мешкал и произнес шахаду».

Али в те годы был совсем маленьким, Зайд был вольноотпущенным рабом, и хотя и был принят в сыновья Пророком Мухаммадом, не имел никакого влияния в Мекке, тогда как Абу Бакр, напротив, был очень уважаем. Он происходил из богатого рода, был хорошо образован и обладал мягким, почтительным нравом. Его авторитет среди молодежи был очень высок, и, когда он начал призывать людей из числа мекканской знати прийти послушать проповеди Мухаммада, сас, многие откликнулись и стали приходить на проповеди. Стоит упомянуть, что большая часть первых мусульман, присягнувших Пророку в первые годы, пришли к вере именно посредством Абу Бакра.

После Абу Бакра приняли Ислам еще несколько человек из мекканской знати. То были Абдуль Амр из племени ауф, который приходился родственником Пророку Мухаммаду по материнской линии, и Абу Убайда из племени хариса, Джафар ибн Абу Талиб, брат маленького Али и двоюродный брат Пророка Мухаммада, Усман ибн Аффан из рода абдшамс. Примечательно то, как Усман пришел к Исламу. Усман Ибн Аффан был богатым купцом, как то раз, возвращаясь с торговым караваном из Сирии он услышал во сне голос, который взывал к нему в пустыне: «Проснитесь все! Ведь пришел уже Ахмад в Мекку». Усман, проснувшись ото сна, был в растерянности, он все думал о смысле своего сна, и тут в пути он повстречал Талху ибн Убайдалла, двоюродного брата Абу Бакра, который также возвращался из Сирии. Он также был задумчив, один из христианских монахов в Сирии сказал ему странные слова о том, что в Мекке появился новый Пророк. Разговорившись об этом, оба путника спешно возвращались в Мекку, чтобы прояснить, что же произошло в Мекке в их отсуствие. Прибыв в Мекку, они тотчас направились к Абу Бакру, и тот рассказал им о Пророке и Откровениях Аллаха. Так приняли Ислам еще два знатных мекканца. Вспомним и еще один факт: Халид ибн Саид, сын одного из богатейших представителей рода абдшамс, как то раз придя к Абу Бакру, рассказал ему свой страшный сон. Ему приснилось, что он стоит на краю огненного рва и в страхе понимает, что отец сзади пытается столкнуть его в огонь, и только в последний момент, когда он вот-вот уже должен был сорваться, Халих вдруг почувствовал, что кто-то крепко схватил и удержал от падения и оттащил его от пропасти. Когда Халид обернулся, чтобы увидеть своего спасителя, он увидел Мухаммада, сас. После беседы в Абу Бакром и встречи с Пророком уже наяву, выслушав благую весть о новой вере, Халид ибн Саид принял Ислам, но долго, сколько мог, вынужден был таить свою веру от отца.

Однако среди своего рода Пророк Мухаммад, сас, не имел никакой поддержки, ни один из четырех дядьев не воспринимали всерьез его проповедей. Абу Талиб, бывший к тому времени главой рода хашимитов, не был против того, что два его сына, Джафар и Али, пришли в Ислам, однако сам он говорил Пророку, что не готов покинуть веру своих отцов. Аббас тоже под различными поводами увиливал от того, чтобы послушать проповеди Мухаммада, сас. Хамза держался на расстоянии и делал вид, что не понимает призывов Мухаммада. Однако все трое, несмотря на неприятие его слов, любили Мухаммада как племянника и потому не чинили ему трудностей, быть может, они просто не воспринимали пока его слов всерьез. Только лишь четвертый дядя, Абу Лахаб был настроен открыто агрессивно, неизменно оскорблял Пророка и открыто говорил, что его племянник если и не лжец и не сумасшедший, то уж точно идет по ложному пути и опасен для всех.

С именами Абу Бакра и Абдуль Амра связано появление нового обычая, ранее не существовавшего в Аравии. Языческие имена стали заменяться на имена, соответствующие заповедям Ислама. Имя Абдуль Амра, которое переводилось с арабского как «раб Амра», не могло принадлежать мусульманину, и тогда Пророк Мухаммад, сас, избрал новые имена. Абу Бакра стали именовать также Абдуллах (раб Аллаха), а Абдуль Амра как Абд-ур-Рахман (раб Всемилостивого). Так был положен прецедент изменению языческих имен на имена, отражавшие поклонение человека Единому Аллаху. Серьезной моральной поддержкой для малочисленной уммы (общины) первых мусульман стал переход в Ислам сына тети Пророка, Абу Саляма, и племянника Абу Саляма по отцовой линии, Аркама, богатого курайшита, который ранее слышал проповеди Пророка и через некоторое время пришел к Пророку, сас, и засвидетельствовал:

«Ля Иляха Илля Аллах, Мухаммаду Расул Уллах» – «Нет бога, кроме Аллаха и Мухаммад – Посланник Его». Аркам предложил Пророку свой большой дом, располагавшийся у подножия холма Сафа, с тем, чтобы мусульмане могли собираться в нем на проповеди, не опасаясь преследований. Это был первый дом, где первые мусульмане могли собираться вместе и молиться. Число последователей Пророка, сас, (считая только мужчин) достигло чуть более 30 человек.

Этот переход в дом Аркама стал определенной вехой в истории распространения Ислама. Арабские источники разделяют по нему лиц, которые приняли Ислам, на тех, кто принял Ислам до прихода Пророка Мухаммада в дом Аркама, на тех, кто принял Ислам уже в период проповедей в доме Аркама, и на тех, кто принял Ислам после дома Аркама, но до переселения из Мекки в Медину. Среди первых последователей Пророка Мухаммада наряду с родовитыми курайшитами были и простые горожане, были и рабы, но главным было то, что все первые мусульмане, последовавшие за проповедями Пророка Мухаммада, были молоды. Слух о собраниях и проповедях в доме Аркама очень быстро распространился по Мекке. Кто-то приходил послушать Пророка из любопытства и так, проникшись его словами, присоединялся к последователям Мухаммада.

Откровения стали приходить к Пророку Мухаммаду, сас, чаще, они стали последовательными, каждый раз раскрывая новое повеление Аллаха. Как правило, это происходило ночью, и Мухаммад, сас, по своему особому состоянию чувствовал их приближение. Откровения сопровождались светом, подобным сиянию утренней зари. Часто Пророк Мухаммад впадал при этом в экстатическое состояние: он метался, ему казалось, что душа его исходит из тела, его бросало то в сильный жар, или, наоборот, трясло от холода, тогда как стояла сильная жара. Получение Господних откровений было тяжелым испытанием для Пророка как физически, так и духовно. Случалось, во время откровений он падал в обморок, испытывал огромную тяжесть и после завершения откровений ощущал сильную усталость. Пророк, получая откровение от Всевышнего, тотчас же передавал его окружавшим его первым мусульманам, которые вместе с ним повторяли слова откровения многократно из уст в уста и заучивали его наизусть. Откровения Аллаха, ниспосланные в этот период, касались бренности мирской жизни, преходящей сути земного бытия, смерти, воскресения после смерти и неотвратимости Судного Дня; все более детально Аллах раскрывал мусульманам в аятах картины Рая и Ада. Но более всего аяты провозглашали о Единстве Аллаха, Его Абсолютной Истине, Беспредельной Мудрости, Милосердии, Мощи, Знании. Наряду с этими аятами мусульмане получили первые знания о бесконечном множестве знамений Господнего творения в окружающей их жизни, природе, чудесах строения и гармонии законов Вселенной и Земли. Тончайшая гармония во Вселенной, в природе, в бесчисленном многообразии Его творений подчеркивалась в аятах Корана как абсолютное доказательство и знамение Единства Творца. Эти аяты Корана побуждали умы и сердца к рассуждениям и изучению гармонии всех законов строения жизни и пониманию Беспредельности мудрости Аллаха, сотворившего все сущее. Аллах посредством откровений Корана подводил мекканцев к осознанию, что всем, чем они владеют, они обязаны только Ему, Аллаху, Всевышнему Творцу и ничто на земле не подвластно им, кроме как по воле Аллаха. Пророк Мухаммад, сас, передавал первым мусульманам аяты, которые призывали их видеть знамения Творца, гармонию жизни, быть благодарными и чуткими, очищать свои сердца от злобы, зависти, алчных желаний через постижение совершенного мироздания Творца, быть справедливыми и через справедливость восстанавливать утраченную гармонию жизни:

landscape

О Милосердный (наш Господь). Он - Тот, Кто научил Корану, Кто создал человека, научил его разумной речи. Солнце и луна [плывут] согласно [предначертанному] Им порядку. Склоняются в поклоне Ему и травы, и деревья.
Он небо водрузил и установил весы, чтобы вы не преступали должной меры. Блюдите меру по справедливости, не допускайте уменьшения равновесья.
Он землю распростер для всякого живья, на ней [растут] плоды и пальмы с тугими гроздьями, и травы колосящиеся, и благоуханные растения. Тогда какую же из милостей вашего Господа вы ложью можете наречь?
Он создал человека из глины сухой, подобной гончарной, и создал джиннов из огненного пламени без дыма. Тогда какую же из милостей вашего Господа вы ложью наречете?
[Он] — Господь двух востоков и Господь двух западов. Тогда какую же из милостей вашего Господа вы ложью можете наречь?
Он сотворил два моря, которые готовы слиться, и грань установил меж них, поставив там барьер, через который они не могут перейти.
Тогда какую же из милостей вашего Господа вы ложью можете наречь?
Из обоих морей выходят жемчуг и кораллы. Так какую же из милостей вашего Господа вы ложью можете наречь?
Ему принадлежат и корабли, плывущие, возвышаясь над морем, словно горы. Так какую же из милостей вашего Господа вы ложью можете наречь?
Исчезнет все, что суще на земле; навек останется лишь лик Господень, Преславный, Щедрый, Достохвальный. Так какую же из милостей вашего Господа вы ложью можете наречь?
Взывают к Нему все в небесах и на земле, и каждое мгновенье Он творит. Какую же из милостей вашего Господа вы не признаете? (Сура «Всемилостивый», 55:1-30)

Коран призывал мусульман стремиться к познанию мира, ибо только через познание того, как Аллах сотворил этот мир, возможно было понимание того, для чего человек рожден на земле, и постижение главной цели человека в земной жизни – благодарность и поклонение Творцу:

Поистине, в создании небес и земли, в смене ночи и дня, и кораблях, плывущих по морям с грузами, полезными для людей, в воде, которую Аллах низводит с небес и которой воскрешает землю после смерти, во всякой живности, что Он рассеял на земле, в веянии ветров, в движении облаков, склонившихся меж небом и землей, есть знамения для людей размышляющих. (Сура «Аль Бакара», 2:164)

 A callighraphic inscription

Коран, в отличие от Торы, открытой Пророку Мусе, не был ниспослан за один раз. Всевышний Аллах открывал Пророку, сас, Коран постепенно. Откровения Корана имели отношение к тем или иным событиям в жизни молодой общины мусульман. Иногда в откровениях Творца содержался открытый ответ противникам Пророка или разъяснение тайной подоплеки конфликта, иногда Господь раскрывал в аятах откровения о событиях прошлых народов и Пророков, приходивших к ним.

Первые мусульмане часто уходили в ущелья за пределами Мекки, чтобы там, вдали от глаз мекканцев, совершать коллективные намазы со всей общиной. После того как несколько раз бедуины, увидев их в пустыне, стали насмехаться над ними и закидали их камнями, Пророк Мухаммад решил сделать моления еще более тайными, храня новую общину от язычников, и решил скрывать свою веру до тех пор, пока Аллах не повелит ему иное. Все откровения того периода содержали повеление Аллаха к терпению и покорности воле Творца, обращенные к Мухаммаду и, следовательно, первым мусульманам.

Будь терпеливым к тому, что говорят они, и отдались от них достойно. Оставь Мне обвиняющих тебя во лжи, которые пользуются мирскими благами, и предоставь им небольшую отсрочку. (Сура «Завернувшийся», 73:10)

Мусульмане стали приветствовать друг друга словами, которыми, как сообщалось в Коране, приветствуют друг друга обитатели Рая и с которыми

Джебраиль приветствовал Пророка Мухаммада, сас: «Ас-саламу алейкум (да пребудет мир над вами)» – «Уалейкум салям (и над вами пусть пребудет мир)», причем множественное число в форме приветствия означало, что приветствие обращено не только к самому мусульманину, но и к двум ангелам-писарям, стоящим за спиной каждого человека

Аяты, повелевавшие выражение благодарности и восхваление Аллаха, играли теперь важную роль в жизни общины первых мусульман. Ибо в самых первых аятах Корана, ниспосылавшихся Пророку, сас, очень большое значение уделялось именно благодарности Творцу и формой выражения ее были слова: «Эльхамду Иллях ир-Раббин алямин (Хвала Аллаху, господу миров)». Формой же покорности и преданности слову Всевышнего были слова: «БисмиИллях Ир-Рахман ир-Рахим (Именем Аллаха, Милостивого, Милосердного)». Эти слова были первым аятом каждой Суры Корана. и первые мусульмане, следуя этому повелению Аллаха, стали начинать всякое дело и всякую речь, прежде всего, поминая имя Аллаха. Всевышний Аллах повелевал мусульманам не допускать грязи, неискренности и лжи ни в каком проявлении.

Уверовавшие лишь те, сердца которых трепещут при упоминании Аллаха, вера которых крепнет, когда им читают Его аяты, которые уповают лишь на Господа своего, совершают молитву праведно и расходуют на пути (Аллаха) из того, чем Мы их наделили. (Сура «Трофеи», 8:2-3)

Курайшиты, конечно же, видели и знали о собраниях в доме Аркама. Для них не было тайной, что Мухаммад провозгласил себя Пророком и призывает к некоей новой вере, однако мекканцы всегда отличались спокойствием к различным вероисповеданиям, ведь к Каабе на поклонение приходили очень многие общины со всех уголков Аравии, и курайшитам, как хранителям Каабы, было свойственно терпимое отношение ко всем.

Так и по отношению к Пророку Мухаммаду, сас, первоначально мекканская знать проявляла терпимость. До тех пор, пока проповеди Мухаммада не слишком затрагивали самолюбие и традиционные устои мекканской знати, его принимали за одержимого, но не слишком вредного для их интересов человека. Это положение сохранялось, пока они не поняли, что новый вероустав, проповедуемый Мухаммадом, сас, отрицает всех их богов, все традиции и укоренившиеся обычаи. После начала открытых проповедей, пока мекканская знать относилась к ним настороженно, но без открытой вражды, число мусульман удвоилось. Однако чем больше молодежи приходило в Ислам и переходило на сторону Пророка, тем больше семей стало раскалываться. Курайшиты вдруг увидели, что речи Пророка, которые они по началу вообще не принимали всерьез, стали раскалывать саму Мекку, нерушимую Мекку и мекканские семьи на два лагеря. С этого момента стал назревать открытый конфликт.

Первый Открытый Призыв Курайшитов К Исламу

Примерно в 615 году Пророк Мухаммад, сас, получил откровение Всевышнего, повелевавшее ему созвать всех вождей хашимитов, всю мекканскую знать, и рассказать им о Господнем вероуставе, и призвать их к Исламу. Пророк Мухаммад, думал, что он не сможет выполнить это повеление Аллаха, но, следуя откровению, решился начать открытую, публичную проповедь. Он созвал всех главных членов своего рода хашимитов, собралось около сорока человека, и, когда Пророк, сас, рассказывал о получаемых откровениях и Господних заповедях, родной дядя Пророка, свекор двух дочерей Мухаммада, Абу Лахаб, стал грубо прерывать Пророка, так что в конце концов встречу пришлось прекратить, ибо обстановка среди собравшихся накалилась до предела. Пророк говорил, что он является посланником Аллаха и призывает всех поклоняться Единому Богу. Однако проповедь не вызвала ответного чувства у собравшихся курайшитов. Абу Лахаб оборвал Пророка словами: «Только ради этого ты нас созвал?» и ушел, за ним последовали и другие вожди родов.

Когда на следующий день Пророк вновь созвал хашимитов в своем доме, и он таки завершил свою проповедь. Посланник Аллаха предупреждал хашимитов, что в Судный день ни богатство их рода, ни сила, которой они так гордятся, не спасут их перед Аллахом. С каждого человека будет спрошено за то, что не заботились они о бедняках и сиротах, не помогали нуждавшимся, но лишь копили свои богатства, поклонялись идолам, не делились с более слабыми людьми. Пророк рассказал им и о воскресении в Судный день, что вызвало еще больший протест собравшихся. Они отказывались верить в то, что сгнившие тела умерших могут вернуться к жизни и в то, что их предки восстанут из могил. в арабском мировоззрение глубоко укоренилась установка, что иной жизни после смерти не существует, но Посланник Аллаха доказывал им, что ни у кого нет такого доказательства, что это всего лишь их предположения, но нет у них знания об этом и что Аллах мощен воскресить каждого из умерших к новой жизни без труда. Пророк воззвал к ним словами Господнего откровения:

Ужель не видит человек, что Мы его из капли влаги сотворили? Увы! Он перед Нами предстает с открытою враждой и приводит он притчи, забыв о том, Кем сотворен, и говорит: “Кто же оживит сгнившие истлевшие кости?”
Отвечай ему: “Oживит их Тот, Кто создал их в первый раз, ибо Он Сведущ в любом творении”. Он – Тот, Кто создал для вас огонь из зеленого дерева, и теперь вы разжигаете огонь от него.
Ужели Тот, Кто сотворил небеса и землю, не способен создать подобных им? Конечно, Он - Мощен, ибо Он – Творец, Знающий. Когда Он пожелает что-либо, Его повеление лишь: “Будь!”, и оно тотчас свершается. Пречист Тот, в Чьей Руке власть над всякой вещью! К Нему вы будете возвращены.
( Сура «Йа-Син», 36:77-83)

В завершении своей речи Пророк Мухаммад, сас, обратился к собравшимся со словами: «Я принес вам лучшее, что может быть в этом мире. Аллах повелел мне призвать вас к вере в Него. Так кто из вас примет этот призыв и станет моим братом по вере, моим преемником?» Но ответом была тишина, никто из собравшихся не проронил ни слова, ни Абу Талиб, ни Аббас, ни Хамза, только юный Али, со слезами на глазах, встал и открыто сказал перед всеми: «О Посланник Аллаха, я буду помощником тебе в твоем деле».

Оставшиеся же родственники, насмехаясь над Пророком, Али и Абу Талибом, покинули дом Пророка, так ничего и не приняв из его слов.

Преследование Пророка Мухаммада, cас, и Первых Мусульман

Так моления и проповеди в доме Аркама продолжались тайно еще в течение 3-4 лет, не вызывая особого протеста со стороны мекканской верхушки. За эти годы число последователей Пророка Мухаммада увеличилось на несколько десятков мужчин и женщин, причем все они были из молодого поколения мекканцев. Среди присоединившихся и принявших Ислам в эти самые ранние его годы следует отметить Мусаба ибн Умайра, одного их первых франтов и богатейших наследников знати Мекки, который тайно молился и исповедовал Ислам. Перешли на сторону Пророка, сас, и его племянники по материнской линии Сад абу Ваккас и Умайр абу Ваккас, племянники по отцовой линии Абу Саляма, Абдуллах ибн Джахш и его брат Убайдулах, сыновья его тети Умайи. Но главным лицом в первые годы распространения Ислама стал дядя, почти ровесник Пророка Мухаммада, Хамза ибн Абдулмуталлиб. Примечательно то, как произошел переход Хамзы, находившегося до того в стороне от Ислама, к последователям Мухаммада, сас. Однажды Пророк Мухаммад совершал в одиночестве обхождение вокруг Каабы. Вожди курайшитов в это время сидели невдалеке и обсуждали Пророка между собой. Они говорили, что прежде никогда не сталкивались с таким опасным человеком, который оскорбляет их богов, раскалывает общину и называет их образ жизни глупым. Более всего «старался» Амр ибн Хишам (более известный в истории Ислама по прозвищу, данному ему Пророком Мухаммадом, Абу Джаль – «отец глупости»). Абу Джахль стал выкрикивать в адрес Пророка, сас, унизительные оскорбления. Пророк молча сносил эти оскорбления; когда же, завершая обхождение, курайшиты все еще продолжали оскорблять его, Пророк вдруг остановился и, резко обернувшись, крикнул оскорбителям: «Вы станете меня слушать, о курайшиты. Клянусь Тем, Кто держит жизнь мою в Своей руке, иначе я навлеку на вас погибель»

Эта резкая угроза потрясла хулителей. Курайшиты стояли молча, не зная, что ответить, а Пророк спокойно покинул Каабу. Но на следующий день, когда Пророк вновь пришел к Каабе, курайшиты, оправившиеся от его слов, поджидали его. Увидев Пророка, они стали оскорблять его с новой силой, а когда Пророк совершал молитву и склонился в земном поклоне, стали кидать в него камни и таскать его за одежды. и только вмешательство Абу Бакра, со слезами на глазах взывавшего к курайшитам, говоря «неужели вы убьете человека только за то, что он говорит, что Аллах – его Господь», немного привели разбушевавшихся курайшитов в чувство, и они отпустили избитого Пророка, сас.

Чем больше становилось число людей, примкнувших к Пророку Мухаммаду, сас, тем сильнее становилось раздражение и враждебность язычников Мекки. Моления у Каабы были запрещены, так что мусульмане стали молиться тайно небольшими группами в окрестных ущельях, но и здесь на мусульман нападали и избивали. Родители многих молодых знатных мусульман запирали своих детей и сажали на цепь, чтобы не допустить их к проповедям Мухаммада.

Нетерпимое и жестокое отношение курайшитов к Пророку часто приводило к обратному результату, ибо побуждало тех, кто испытывал симпатию к Пророку, перейти на его сторону. Так было в случае с дядей Пророка, Хамзой. Как-то раз, после очередного оскорбительного демарша Абу Джахля против Пророка, Пророк прошел мимо него, даже не ответив на его оскорбления. Вечером того же дня Хамза вернулся с охоты и решил посетить Каабу. На пути ему встретилась женщина, жившая неподалеку от Мечети, она приходилась родственницей Абу Бакру и была очень преданна Пророку. Она-то и рассказала Хамзе, как Абу Джахль оскорблял и насмехался над Пророком и как достойно повел себя Пророк. Хамза по характеру был очень добрым и прямолинейным человеком, он не был мусульманином, но, услышав о том, как курайшиты обращаются с его двоюродным братом, вспыхнул от гнева и прозрел; он был очень крепок физически и слыл самым смелым из курайшитов, и все знали, что в гневе он очень суров. Услышав рассказ женщины, Хамза вне себя от ярости, полный желания отомстить за племянника, направился прямиком к Каабе, нашел там Абу Джахля, сидевшего с соплеменниками и, ударив его луком по спине, сказал: «Это ты оскорбил Пророка? Так знай, я тоже его веры, и я верую во все то, что он проповедует. и если хватит у тебя сил противостоять мне, то выйди против меня и попробуй оскорбить его теперь».

Абу Джахль был не из трусливых, да и рядом были его соплеменники, но все знали силу и нрав Хамзы, и Абу Джахль отступил, решив не связываться, и принес свои извинения Хамзе.

Переход Хамзы в Ислам потряс курайшитов. С одной стороны, они уже не могли теперь открыто нападать на Пророка, ибо боялись Хамзы, с другой стороны, этот неожиданный переход очень испугал язычников-курайшитов еще и потому, что стало ясно – Ислам становится силой, которая представляет серьезную опасность вековым устоям и традициям арабов.

Попытки Курайшитов Сломить Пророка, cас, и Окончательный Разрыв С Курайшитами

Интерес к проповедям Мухаммада, сас, и стремительное распространение его влияния на молодежь стало вызывать раздражение. Взрыв же произошел, когда Пророк Мухаммад, обличая знать язычников, стал говорить о том, что их отцы и предки горят в Адском огне за свое неверие и неблагодарность Аллаху. Курайшиты собрали совет племен, дабы найти решение и остановить опасное, по их мнению, распространение проповедей Мухаммада, знать стала активно обсуждать, что им следует предпринять, чтобы остановить все нарастающее влияние Мухаммада, сас. Один из знатных курайшитов, Утба ибн Рабиа, предложил на совете племен сменить тактику, перестать преследовать мусульман, пойти к Мухаммаду, сас, и сделать ему предложение, к которому он, по их мнению, не сможет остаться равнодушным. Старейшины решили предложить ему все, что он пожелает, в обмен на то, что он прекращает свои проповеди, и не будет более нарушать вековые устои жизни мекканцев. Как раз в этот момент один из курайшитов принес весть, что Мухаммад, сас, сейчас в одиночестве сидит возле Каабы, и Утба ибн Рабиа, услышав это, тотчас отправился к нему. Утба был из родственного хашимитам рода и, хотя их ветвь и отделилась от рода Абдуманафа, они приходились родственниками Пророку, что, по его мнению, должно было помочь ему договориться с Мухаммадом, сас.

Он обратился к Пророку со словами: «О, сын моего брата. Ты происходишь из знатного рода, и твой род дает тебе почетное положение в Мекке. Но ты принес своему народу опасную идею. То, что ты проповедуешь, разделяет их единство; ты говоришь им, что они живут ради глупых и пустых целей, ты унижаешь их верования и их богов, ты называешь их отцов язычниками. Так послушай же теперь то, что я предлагаю тебе, и прими то, что выгодно тебе. Если тебе нужно богатство, мы соберем все наше богатство и отдадим его тебе, и ты станешь самым богатым человеком в Мекке. Если ты хочешь власти и почестей, мы сделаем тебя нашим вождем и никогда не ослушаемся твоей воли. Если ты хочешь быть нашим царем, мы сделаем тебя царем, но только откажись от своих слов, перестать хулить наших богов...»

После этой речи Утба ибн Рабиа высказал общее мнение курайшитов о том, что Пророк охвачен джиннами, и они сделали его одержимым, сумасшедшим, и именно под их влиянием он произносит свои странные речи. Надо отметить, что это обвинение было далеко не новым, ибо, если посмотреть на историю духовной борьбы всех Пророков, каждый Господний Посланник слышал от своего народа обвинения в сумасшествии и одержимости.

«Если же ты не можешь избавиться от джиннов и болезни одержимости, что охватила тебя, - продолжил Утба, - мы найдем тебе самого лучшего лекаря и отдадим все наше богатство, чтобы вылечить тебя и чтобы ты вновь стал одним из нас».

Пророк дождался, пока Утба закончил свою речь и сказал: «Утба, отец Валида, теперь послушай меня». Пророк начал читать ему одну суру, «Различение», которая была ниспослана Всевышним незадолго до их встречи.

Утба, желая расположить к себе Пророка, делал вид, что внимательно слушает его, но по мере того, как он начал вдумываться в смысл слов, произносимых Пророком, от его поддельного внимания не осталось и следа, он словно бы оцепенел и весь погрузился в осознание речи Пророка. Аяты Корана, которые Пророк читал Утбе, говорили о сотворении небес и земли, о пророках, которых Всевышний посылал к народам прошлого, и о том, как народы отвергали и изгоняли их, об участи, которая постигала народы, отвергшие своих пророков, о вечных муках Ада. Потом Пророк читал ему аяты, повествующие о муминах, истинно уверовавших, которых ангелы охраняют в этой жизни, и о том, какова Райская обитель, уготованная для уверовавших, и завершил свою речь аятами:

Среди Его знамений – ночь и день, солнце и луна. Не падайте ниц перед солнцем и луной, а падайте ниц перед Аллахом, Который сотворил их, если Ему вы поклоняетесь. (Сура «Разъяснены», 41:37)

Ха. Мим. Сие ниспослано от Милостивого, Милосердного является Писанием, аяты которого разъяснены в виде Корана на арабском языке для людей, которые внимают. Оно возвещает великую благую весть и предостерегает, однако большинство их отворачивается и ничего не слышит. (Сура «Разъяснены», 41:4-5)

После чего Пророк склонился ниц в молитвенном поклоне, а потом сказал: «Утба, теперь ты слышал то, что слышал, и теперь лишь тебе решать, где Истина». Вид Утбы, вернувшегося от Пророка к совету курайшитов, обеспокоил их. Они спросили его, что случилось с ним, на что Утба ответил: «Я услышал слова, равных которым я никогда ранее не слышал. Клянусь Богом, это не стихи, и не колдовство какое. Курайшиты, прислушайтесь к тому, что он говорит, и сделайте так, как я говорю вам. Не мешайте этому человеку, оставьте его в покое, ибо, клянусь Богом, слова, услышанные от него, великие слова, и они разнесутся повсюду. Если арабы потеряют его, и он уйдет к другому народу, вы потеряете силу. Но если он возвысится над арабами, то его величие станет и вашим величием. и вы станете избранными из народов». Курайшиты посмеялись над Утбой, предположив, что и он оказался под чарами слов Мухаммада, сас.

Невероятная мощь и красота слога Корана, действительно, оказывала сильное впечатление на людей. Коран был не похож ни на одну стихотворную форму, существовавшую у арабов, которые, как известно, были искусными поэтами с высокоразвитой культурой стихосложения. Сила Корана заключалась в том, что слог его и форма были уникальны, а воздействие на слушавших колоссально. Уникальность Корана служит самым главным доказательством его Божественной природы. Примечательно, что ни один из самых яростных врагов Пророка, сас, никогда не мог обвинить его к фальсификации откровений Корана. Пророк Мухаммад в своих проповедях неоднократно призывал курайшитов, искусных поэтов, создать что-либо подобное Корану, но курайшиты были действительно озадачены, они не понимали природы Корана и не могли даже отдаленно повторить его литературную форму. в этой связи вспомним один исторический факт. в 616 году, во время традиционного ежегодного паломничества языческих племен к Мекке, курайшиты, стремясь не допустить к речам Пророка большого числа людей, на всех въездах в город расставили своих глашатаев, предупреждавших паломников об одержимом, который может повстречаться им в городе и который будет рассказывать им о Едином Боге и поносить их идолов. Курайшиты строго-настрого предупреждали всех не слушать его и гнать его, как только он приблизится к ним. в том году в хадж пришел один из известных поэтов того времени Туфайл ибн Амр из племени давс. Он слышал о предупреждениях курайшитов и, когда, подойдя в Каабе, все же встретился с Мухаммадом, тотчас заткнул уши, как и предупреждали его курайшиты. Но разум возобладал, и поэт все же решил послушать Мухаммада, сас, и по мере того как он слушал аяты Корана, произносимые Пророком, потрясение охватывало его все более. Когда Пророк закончил чтение Корана, поэт попросил рассказать ему о том, к чему он призывает, и Пророк Мухаммад, сас, долго беседовал с ним, рассказывая о Господних откровениях и Исламе. в завершение беседы Туфайл вдруг сказал: «Клянусь Аллахом, я никогда не слышал ничего более прекрасного, мощного и справедливого!» и произнес шахаду в знак принятия Ислама в присутствии Пророка. Поэт вернулся после паломничества к своему народу и там, в своем краю, начал проповедовать новую веру, и в течение нескольких лет он обратил в Ислам все самые знатные семьи.

Поскольку курайшиты так и не смогли добиться от Утбы ни одного вразумительного ответа на те вопросы, с которыми они направили его к Мухаммаду, курайшиты послали весть Мухаммаду о желании глав всех племен встретиться с ним, чтобы не оставалось ни одной неиспользованной возможности «договориться» с ним. Пророк, сас, пришел с надеждой, что курайшиты захотят услышать слово Аллаха, и он сможет поведать им откровения Корана. Курайшиты вновь повторили все те предложения, что принес к нему ранее Утба. Когда же курайшиты закончили перечислять свои предложения, Пророк Мухаммад, сас, ответил им: «Я не одержимый, и я не хочу быть самым почитаемым или царем над вами. Аллах сделал меня посланником к вам и даровал мне Книгу, повелел мне предупредить вас и даровать благую весть о Рае. Я передал вам послание моего Господа и дал вам благие наставления. Если вы примете то, что я передал вам, то это принесет вам спасение в этой жизни и в иной, вечной жизни, но если вы отвергнете то, что послано мне, то я буду ждать, пока Аллах рассудит между вами и мною».

В ответ на это курайшиты сказали, что если он отказывается от их даров, то пусть явит им чудеса от Аллаха, которые бы подтвердили то, что Аллах послал его к ним. К примеру, курайшиты стали просить Пророка, сас, сравнять горы с землей, или чтобы реки Ирака и Сирии потекли в Аравию, или чтобы Аллах явил им дворцы, полные золота, и цветущие сады в доказательство того, как ценен Мухаммад пред Аллахом, или чтобы Аллах явил им ангела, который бы подтвердил правоту слов Мухаммада, на что Пророк ответил им, что миссия его не в том, чтобы просить Господа о чудесах, но в том, чтобы предупредить их о грехе поклонения идолам, Господней каре за неблагодарность и неверие, и возвестить о Рае, уготованном для уверовавших.

Тогда курайшиты, услышав эту речь, предложили Пророку Мухаммаду, сас, «компромиссный» вариант, когда курайшиты признавали бы Аллаха верховным Богом, но продолжали бы поклоняться идолам трех «богинь» (аль-Лат, аль-Уззе и Манат), наиболее чтимым арабами и возводимых в языческом пантеоне в ранг дочерей Бога (банат аль-Илях) (да простит нам Аллах эти слова). Но когда Пророк Мухаммад, сас, ответил категорическим отказом и потребовал от курайшитов, чтобы народ Мекки поклонялся только Единому Аллаху, курайшиты, отчаявшись, поняли, что им не сломить воли Пророка и не смогут они подкупить его, и тогда глава старейшин изрек: «Мухаммад, мы сказали свое слово – ты не принял его, и клянемся богами, что не оставим тебя в покое и будем воевать с тобой, пока мы не уничтожим тебя или пока ты не одолеешь нас». Так завершилась эта встреча, Пророк был огорчен ее исходом, но в тот же день он получил новое откровение Аллаха, развеявшее печаль Пророка, сас:

Нун. Клянусь пером и тем, что они пишут! Ты по милости своего Господа не одержим. Воистину, тебе уготована награда неиссякаемая. и нрав возвышенный тебе дарован. Ты увидишь скоро, и они тоже увидят, кто из вас поражен безумием.
Истинно, твой Господь лучше знает тех, кто сбился с Его пути, и лучше знает тех, кто следует прямым путем. Посему не повинуйся тем, кто ложью нарекает откровения (Аллаха). Они хотели бы, чтобы ты был уступчивее с ними, и тогда бы и они стали мягче с тобою. (Сура «Калам», 68:1-9)

Итог встречи был ясен обеим сторонам: курайшиты объявили Пророка Мухаммада врагом народа и распространяли эту весть всем паломникам. Приходившим в город, а также разослали весть о Пророке Мухаммаде, сас, как о безбожнике (!), который пренебрегает волей отцов и является прямой угрозой обществу. в глазах курайшитов требование Пророка поклоняться Единому Богу и требование уничтожить всех идолов вызывало глубокий страх, ибо это требование рушило все их представления и угрожало всем святыням, от которых, как полагали курайшиты, зависело их благосостояние и выживание. С этого дня курайшиты объявили Пророку и всем, кто последует за его верой открытую войну; теперь они могли применить любые методы давления, насилия и жестокости, ибо любой ценой должны были остановить все более распространявшееся вероучение, грозившее лишить их власти, города и вековых родовых устоев.

Но тех пор, пока Абу Талиб оставался покровителем Пророка, никто не смел тронуть его, какой бы сильной ни была ненависть курайшитов к нему. в Аравии того периода ни один человек не смог бы выжить без покровительства рода, поскольку род и был основной единицей общества. Человек без рода могли безнаказанно убить, никто бы не вступился за него, но человека, за которым стояла защита рода, курайшиты не могли посметь убивать, ибо страшились родовой мести.

Через несколько дней после окончательного разрыва отношений с курайшитами, Пророк получает новое откровение Аллаха, суру «Ихляс» (Очищение). Оно несло Пророку Господнюю поддержку и вдохновение в трудную минуту, которую мусульмане должны были пережить, как часть испытания Аллаха, для укрепления своей веры и мужества на пути Господнего призыва и провозглашало главную цель и устремление мусульманина – признание абсолютной власти Аллаха:

Скажи: «Он – Аллах Единый. Извечен лишь Аллах (Ему чужды любые нужды, но все нуждается лишь в Нем). Он не родил и не был рожден. Не подражаем Он и не сравним ни с чем». (Сура «Ихляс», 112:2)

После беседы с Пророком Мухаммадом, сас, группа мекканцев, возглавляемая авторитетнейшими главами племен Мекки, начала открытую кампанию против Пророка Мухаммада, сас, с целью избавить Мекку от него, объявив его врагом святых ценностей их общества и вероотступником (!). Вся курайшитская знать пришла к дяде Пророка, Абу Талибу, и потребовала у Абу Талиба ограничить племянника в его действиях.

Абу Талиб постарался успокоить их, пообещал поговорить с Мухаммадом, сас, но, видя, что Абу Талиб ничего не делает для усмирения племянника, знать вновь пришла к нему со словами: «Абу Талиб, ты самый уважаемый и самый высокопоставленный среди нас, и мы просили тебя держать сына твоего брата под контролем, но ты не сделал этого. Клянемся нашими богами, мы не можем терпеть, когда оскорбляют имена наших богов. Ты либо заставишь его замолчать, либо мы объявляем войну вам обоим, ты ведь думаешь, как мы. Так дай нам избавить тебя от него. Если же ты не удержишь своего племянника, то мы будем сражаться вами до тех пор, пока одна из сторон не погибнет».

Абу Талиб, очень огорченный, призвал Мухаммада, сас, рассказав ему о случившемся, и угрозах мекканцев в их адрес, прося избавить его от непосильной ноши и перестать проповедовать то, что вызывает гнев и раздражение знати. Пророк Мухаммад, сас, подумал, что дядя хочет лишить его защиты рода, но даже это не нарушило его решимости и верности Аллаху. Он лишь ответил дяде: «О дядя, клянусь Аллахом, что даже если в правую руку мне дадут в подчинение Солнце, а в левую Луну, чтобы я оставил этот путь, я не оставлю его до тех пор, пока Аллаха не приведет меня к победе или пока я не умру на этом пути». Он вышел было от дяди Абу Талиба с извинениями, что причиняет ему столько тревог, но Абу Талиб окликнул его и сказал: «Ты сын моего брата, иди и поступай так, как считаешь должным, я клянусь, что пока я жив, не оставлю тебя одного ни в какой ситуации».

Дядя Пророка, Абу Талиб, был главой рода и обладал достаточными силами, чтобы защитить Мухаммада, сас, от любого нападения. Все роды в Мекке уважали его род как хранителей Мекки, а потому на открытый конфликт пока еще не решались. Понимая это, мекканская знать решила бороться и уничтожать тех, кто перешел в Ислам из более слабых родов или совсем безродных, за кого некому было заступиться. Был сформирован даже союз, включавший представителей всех родов курайшитов, которые должны были координировать свои действия и никоим образом не допустить влияния проповедей Мухаммада на приходивших к Каабе паломников. Приближался месяц традиционного паломничества, когда со всех концов Аравии различные племена приходили к Каабе, и каждый поклонялся своим идолам. Курайшиты обеспечивали паломников питьем и питанием и, конечно же, имели значительную прибыль с каждого пришедшего. Боясь того, что, услышав, как Мухаммад, сас, опровергает идолов, которым поклонялись племена, паломники перестанут приходить к Каабе, а это скажется на экономическом благосостоянии Мекки и, что еще страшнее, перейдут на сторону Мухаммада, ибо слова Мухаммада производили сильное впечатление на многих слушавших его, мекканцы решили на совете расставить на всех путях, ведущих в город, постовых, которые должны были предупреждать о появившемся в городе сумасшедшем, который сквернословит и говорит нелепые вещи об их идолах и богах, прося паломников не слушать его и гнать его, если вдруг столкнуться с ним.

Согласно историческим свидетельствам, самым жестоким преследователем первых мусульман был Абу Джахль. Если у мусульманина была защита и сильная богатая семья, которая могла его защитить, и Абу Джахль не мог издеваться над ним, он всячески оскорблял и распространял клевету против того мусульманина, чтобы представить его плохим человеком в городе и создать ему дурную славу. Если же мусульманин был торговцем, он подстерегал его караван в пустыне и угрожал отобрать весь его товар, истребить весь его караван и бойкотировать его товары в Мекке, тем самым довести до нищеты. Но если же мусульманин был из числа бедняков, и у него не было защиты, то Абу Джахль преследовал его самыми тяжкими издевательствами, избивал его сам и других подстрекал к тому же. Он со своими людьми подстерегал их и избивал камчой до полусмерти, а затем относил в пустыню и добивал камнями, оставляя умирать на раскаленном песке. Более того, он сговорился и с другими родами, чтобы и они не упускали возможности расправиться с самыми слабыми из мусульман и так ослаблять численность последователей Мухаммада.

По свидетельствам, именно так мученической смертью умер Сумайа, да благословит его Аллах, бывший среди первых, принявших Ислам. Он отказался отречься от Ислама, когда Абу Джахль пытал его, и был замучен насмерть. Но, конечно же, не все из пришедших в Ислам способны были выдержать такие муки и пытки.

Вожди и знать язычников не могли смириться с тем, что в Ислам приходили их сыновья и дочери, мужчины и женщины из племен, подчиненных им, не могли смириться с тем, что все их усилия, направленные на то, чтобы заставить замолчать Мухаммада, сас, оказались пустыми. Знать курайшитов более жестоко относились к представителям своих родов, которые принимали проповеди Мухаммада, ибо боялись, что те будут оказывать свое «дурное» влияние и на молодежь других знатных семей, привлекая их в Ислам.

И чем больше становились симпатии и расположенность мекканцев к Мухаммаду, тем яростнее ожесточались преследования и пытки по отношению к мусульманам, ставившие своей целью заставить их отказаться от нового вероучения...

Хиджра Первых Мусульман в Эфиопию

Пророк очень переживал за своих братьев по вере, ибо курайшиты были бессильны против него, пока его дядя Абу Талиб держал его под своей защитой. Но они выплескивали свою ненависть именно на самых слабых и беззащитных из молодых мусульман. и тогда Пророк Мухаммад, сас, получил новое откровение о семи уверовавших юношах-христианах, спасшихся от преследований языческого правителя, укрываясь в пещере. Вдохновленный этим откровением Всевышнего Пророк Мухаммад предложил своим последователям из числа тех, кто испытывал наибольшие притеснения и преследования со стороны курайшитов, за которых отказались заступаться их семьи, переехать в Эфиопию, где правителем был христианский царь Негус. Слава о Негусе достигала и Мекки, он был известен своей глубокой набожностью и справедливостью. Пророк Мухаммад, спасая наиболее незащищенных своих сподвижников, повелел им тайно переселиться в Эфиопию и просить убежища у христианского царя. Он повелел им также оставаться там до тех пор, пока Аллах не укажет путь к спасению и избавлению от страданий. Так в 616 году первая группа мусульман с семьями тайно покинула Мекку по направлению к Эфиопии. Это стало первым переселением (хиджрой) в Исламе.

В христианской Эфиопии мухаджиров встретили очень тепло, и они могли свободно совершать все формы поклонения Всевышнему. Если не считать детей, прибывших вместе с ними, то число первых переселенцев составляло около 80 человек. Среди переселившихся был Усман, женатый на дочери Пророка, сас, Рукайе, который очень настрадался от притеснений в своей семье. Пророк разрешил дочери переселиться вместе с ним. Также переселился и Джафар, сын Абу Талиба и брат маленького Али, с супругой Асмой. и хотя они не были из числа притесняемых, ибо происходили из знатных родов, Пророк отправил их вместе с мухаджирами, чтобы они были для них опорой и лидерами. Джафар отличался отменным красноречием и крепостью веры, он был очень силен духом, ведь именно такая опора требовалась переселившимся. Пророк Мухаммад, сас, часто говорил, что Джафар был по человеческим качествам похож на него, так что Пророк возложил на него обязанность быть наставником и помощником для мусульманской общины в Эфиопии. Но не все семьи переселились в Эфиопию сразу, ибо из Мекки они уходили тайно, под покровом ночи небольшими группами, ведь если бы их семьи узнали об их планах, то все могло бы рухнуть и курайшиты воспрепятствовали бы переселению, и начался бы новый виток агрессии курайшитов против мусульман. Однако Пророк и первые мусульмане спланировали все так точно, что никто в городе так ничего и не заподозрил до тех пор, пока все группы мухаджиров не дошли до Эфиопии.

Значительная часть мусульман, переселившихся в Эфиопию, были представителями знатных семей курайшитов, но семьи их отказали им в поддержке и объявили им блокаду, некоторых избивали, видя молящимися, некоторых сажали на цепь или привязывали в пустыне на раскаленном солнце, пытаясь заставить их отказаться от веры Мухаммада и вернуться в лоно семьи. Когда стало ясно, что около 80 семей ушли из Мекки, гневу курайшитов не было предела, знать не могла смириться с тем, что их дети покинули город и переселяются в Эфиопию, это стало позором для каждой из семей и сильно ударило по их престижу. Тогда курайшиты прибегли к откровенному обману: чтобы вернуть своих сынов и дочерей они пустили вслед уходивших первых мусульман слух о том, что якобы большая часть правившего племени курайш приняла Ислам. Услышав это известие, мусульмане, обрадованные вернулись в Мекку. Однако там их встретил все те же оскорбления и давление. Тогда вернувшиеся вновь покинули Мекку в еще большем числе, ибо к ним примкнула еще одна многочисленная группа первых мусульман. Но курайшиты не могли с этим мириться. Для того чтобы остановить переселение, было решено прибегнуть к дипломатическим методам. После долгого совещания главы родов решили отправить к царю Эфиопии Негусу своих послов во главе с Амром ибн Аль-Аасом, снарядив их изобильными, дорогими подарками, которых хватило бы и на царя, и на всех его наместников. Послы имели при себе письмо от мекканцев, которое гласило «Группа сумасшедших жителей нашего города нашли убежище в вашем государстве. Они социально опасны и им нельзя доверять. Они отказались от веры своих предков, но они не приняли и вашу веру. Нет, они измыслили себе какую-то новую веру, о которой никто никогда не слышал. Правители нашего города требуют, чтобы вы выдали нам этих умалишенных. Мы просим вашего понимания и поддержки в этом вопросе и просим, чтобы вы не вступали с ними ни в какие переговоры. Ибо самое лучшее решение об их дальнейшей судьбе должен принять их народ». Но царю Негусу не понравилось такое обращение, и он отверг все требования мекканцев до тех пор, пока сам не побеседует с теми, кто просил убежища в его стране и не выяснит причины, по которой эти люди просили у него защиты. Царь пригласил мухаджиров и собрал всех монахов. Мекканские послы были язычниками и не понимали, что в глазах христианина Негуса именно они были нечестивыми, а не мусульмане, бежавшие от идолопоклонников Мекки и также, как и он, веровавшие в Единого Бога, а потому для христиан Эфиопии мусульмане были братьями, которых притесняют язычники.

Когда мусульмане предстали перед Негусом, он спросил их: «Что это за вера такая, что не соответствует христианской вере, и в то же время заставила вас отойти от веры ваших предков?» На это Джафар ибн Абу Талиб ответил: «Всевышний Господь ниспослал к нам Пророка, который развеял мрак невежества, когда они поклонялись идолам, и возвестил о Едином Боге, призвал поклоняться и молиться только Ему, Единому Богу, и отречься от идолов. Наш Пророк научил нас быть правдивыми, говорить только правду и держать данное слово, научил нас быть уважительными к людям, милосердными и не допускать кровопролития. Мы верны нашему Богу и соблюдаем то, что Он заповедал нам, воздерживаясь от того, что Он провозгласил запретным для нас. Поэтому народ Мекки пошел против нас и захотел вернуть к языческой вере, чтобы мы отреклись от Единого Бога, нашего Творца, и поклонялись идолам, которых сами же они и сотворили для себя. и наш Пророк решил отправить нас в вашу страну перед лицом смертельной опасности, спасая наши жизни, зная, что вы искренне веруете в Единого Бога: «Ваша вера и сердце не смогут оставить нас, преследуемых и убиваемых за веру в Единого Бога, на погубление язычниками, неблагодарными своему Творцу».

Когда же Негус, растроганный до глубины души этими словами, спросил Джафара, что говорит их Пророк Мухаммад, сас, об Иисусе. Мусульмане сперва растерялись c ответом, но Джафар ответил, что знают они лишь то, что передал им Пророк, и прочитал аяты, которые были ниспосланы Пророку Мухаммаду незадолго до их отъезда из Мекки:

И Писание напоминает (историю) Марьям (Марии). Вот она удалилась от своей семьи на восток и укрылась от них за завесой. Мы же послали к ней Нашего Духа (Джебраиля), и он предстал перед ней в облике мужчины. Она сказала: “Я ищу спасения от тебя у Милосердного (Аллаха), чтобы Он защитил меня от тебя, если только ты Его страшишься”. Он сказал: “Воистину, я послан твоим Господом, чтобы даровать тебе благую весть о сыне ”. Она сказала: “Как у меня может быть младенец у меня, когда ко мне не прикасался ни один мужчина, и я никогда не была блудницей?” Он сказал: “ Господь твой так сказал: “Это для Меня легко. Мы сделаем его знамением для людей и милостью от Нас. и этому предопределено свершиться!” (Сура «Марйам», 19:16-21)

Когда Джафар закончил цитирование аятов Корана Господняя мудрость и красота Его слов сделали свое дело – Негус и монахи, призванные на суд, рыдали, услышав эти слова. Негус сказал: «Эти слова пришли от Того же Бога, от Кого Иисус принес нам откровение». Он повелел вернуть курайшитам все их дары, сказав, что не нуждается в языческих подношениях, и велел передать мекканцам, что никогда не выдаст мусульман и не предаст их в руки безбожников. Курайшитские послы пытались было устроить провокацию, говоря, что Коран не признает Христа Богом, а только Пророком, но Негус был непреклонен и отослал послов обратно. Мусульманам же было объявлено, что они могут чувствовать себя в полной безопасности в этой стране, исповедовать свою веру и селиться там, где они пожелают, и даже если ему предложат горы золота в обмен на них, он никогда не отдаст их в руки язычников. Так первая группа мусульман Мекки, численность который не превышала 100 человек, обрела защиту в христианской Эфиопии на долгие годы. По воле Аллаха Негус, будучи глубоко верующим христианином, поверил в искренность мусульман и увидел свет новой веры в их сердцах, отказавшись выдать их язычникам курайшитам, более того, Негус гарантировал им полную безопасность, защиту и свободу соблюдения своих религиозных предписаний на землях его страны.

В Мекке, с гонимым Пророком Мухаммадом, сас, осталась лишь небольшая группа его сподвижников, асхабов, которая еще более закалилась в вере и единстве, находясь в постоянной опасности для жизни и преследованиях. Асхабы, оставшиеся с Пророком в Мекке после переселения части мусульман в Эфиопию, впоследствии составили надежное ядро уммы первых мусульман. Обстановка в Мекке накалялась все более, но Абу Талиб, дядя Пророка и отец Али, как глава рода, помогал Мухаммаду, сас, выносить преследования. Абу Талиб хотя и не разделял убеждения племянника и сына, но считал не достойным оставить их без покровительства.

Курайшитский посол Амр, вернувшийся с позором из Эфиопии, поведал мекканцам о том, как Негус выступил на стороне мусульман и отверг все дары мекканцев. Это известие еще более накалило обстановку, оскорбленные мекканцы выплескивали весь свой гнев на оставшихся в Мекке мусульман. Преследования и нападения на мусульман все более учащались. Абу Джахль собрал совет мекканской племенной знати, на коем они постановили истребить Пророка и всех его последователей. Среди самых рьяных преследователей первых мусульман был и Умар, племянник Абу Джахля, которому тогда было около двадцати пяти лет. Умар ибн Хаттаб, занимавший в Мекке высокий пост посла курайшитов, несмотря на свои молодые годы, человек с очень большим авторитетом и решительным характером. Он был очень силен физически и славился в Мекке как один из самых отважных воинов. Надо отметить, что Умар также был убежденным последователем мекканской религиозной традиции, считая весь пантеон идолов Каабы священным и неприкосновенным. Умар считал Пророка Мухаммада единственной причиной того, что Мекка переживала эти смутные времена, и некогда единая вера мекканцев пошатнулась, и многие знатные мекканцы перешли на сторону Мухаммада и его новой веры. Умар считал, что, устранив Мухаммада, он избавит Мекку от этой смуты и обеспечит мир на ее землях. Однако в 616 году произошло удивительное событие: Коран обратил в Ислам одного из яростных ненавистников и врагов Пророка. Однажды Умар, видя бездействие курайшитов и их неспособность остановить проповеди Мухаммада, сас, решил, что настало время действовать самому, и решил убить Пророка, чтобы одним махом решить эту затянувшуюся проблему. Он взял саблю и решительно направился к дому Аркама у подножия Сафы, где Пророк обычно собирался с мусульманами днем. Он решил открыто прийти к Пророку Мухаммаду, сас, чтобы предложить ему прекратить разделять города на два лагеря своими проповедями или же, в случае отказа Пророка от его предложения, тотчас убить его. и вдруг, проходя мимо собственного же дома, он услышал слова Корана. Взбешенный Умар ворвался в дом и увидел, что его сестра Фатима и ее муж Саид, тайно принявшие Ислам, пользуясь отсутствием Умара, читали Коран. Умар в гневе ударил сестру, да так, что та упала и расшибла голову, и тут при виде крови, струйкой стекавшей с головы сестры, Умар вдруг остановился. Он подобрал свиток, который обронил муж сестры, и стал читать первые строки свитка:

Та-Ха. Мы ниспослали тебе Коран не для того, чтобы ты стал несчастен, а только лишь как напоминание для тех, кто страшится Бога. Это Откровение от Того, Кто сотворил землю и вознес небеса. (Создатель) Милосердный, Кто утвердил Себя на Троне Вседержавия. Ему принадлежит все, что в небесах и на земле, и то, что между ними пребывает, и в недрах земли. Если ты повысишь голос, Ему ведь тайное известно и то, что еще более сокрыто. Аллах! Нет иного Бога, и у Него самые прекрасные имена. (Сура «Та-ха», 20:1-8)

И слова эти так впечатлили его, что изумление охватило его – Коран вдруг затронул неведомые струны его души, и ему вдруг захотелось понять, к чему же зовет Коран. Со свойственной ему страстностью и решимостью он бросился бегом к дому, где находился Пророк. Умар пришел к дому Аркама все с той же саблей в руке, которой он еще час назад хотел убить Пророка, сас. При виде этого охранявшие дом мусульмане долго не хотели его пускать, но Пророк, узнав о его приходе, сопкойно попросил впустить его и тотчас пригласил к беседе. Пророк спросил: «Умар, сын Хаттаба, что привело тебя в этот дом?». Умар же, потрясенный таким искренним приемом со стороны человека, в адрес которого он источал постоянные угрозы и оскорбления, словно бы оцепенел, не зная, что говорить. Он лишь попросил остаться на проповедь. Пророк Мухаммад в присутствии Умара спокойно вел проповедь и, как рассказывал позднее праведный халиф Умар, он был потрясен услышанным словами Пророка и вдруг произнес перед собравшимися в доме Аркама: «О Посланник Аллаха, я выслушал тебя, и я верую в Единого Аллаха и Его Пророка и в то, что ниспослано ему». На что Пророк Мухаммада, счастливо улыбаясь, ответил лишь: «Аллаху Акбар (Аллах велик!)»

Умар был не из тех, кто скрывал известие о своем принятии Ислама. Позднее он вспоминал, что в первую же ночь, когда он совершил свой первый намаз, его переполняло желание пойти и рассказать о своей вере тому, кто более всего ненавидел Ислам и мусульман. Первым, к кому он отправился с этим известием, был Абу Джахль. Абу Джахль рассвирепел и долго осыпал проклятьями Умара, что еще более укрепило решимость последнего быть на стороне мусульман. Умар стал последним мусульманином, принявшим Ислам в доме Аркама.

Следует упомянуть, что Умар и Хамза были надежной опорой для Пророка Мухаммада и первых мусульман. Оба были физически очень сильными и имели непререкаемый авторитет в Мекке; они не могли мириться с тем, что мусульмане молятся тайно, а язычники открыто поклоняются идолам в доме Аллаха - Каабе. и часто Умар и Хамза вместе с другими мусульманами приходили к Каабе и совершали молитву там, и тогда ни один из курайшитов не показывался им. Курайшиты боялись гнева Хамзы и Умара, поэтому не могли преследовать мусульман рядом с ними.

landscape

Годы Бойкота

Многократные визиты мекканской знати к дяде Пророка с требованием заставить замолчать своего племянника или лишить его покровительства, тем самым выдать его на растерзание, кончались безрезультатно. и тогда знать города, с подачи Абу Джахля, решилась на крайнюю, невиданную ранее в Мекке меру, он решил одолеть Пророка и мусульман измором. Абу Джахль собрал вождей всех курайшитских племен Мекки и потребовал подписать договор об объявлении бойкота всему роду хашимитов, за исключением Абу Лахаба. Согласно документу, составленному Абу Джахлем, никто из мекканцев не должен был жениться на женщинах из рода Хашима, никто не мог отдавать им дочерей в замужество. Никто не должен был ничего покупать и продавать хашимитам, хашимиты не могли покидать пределов своих домов и выходить в город – они могли приближаться к Каабе только четыре священных месяца в году, но при этом им были запрещены все контакты с горожанами. Этот бойкот должен был действовать до тех пор, пока хашимиты не проклянут и не изгонят Мухаммада, сас, или же пока он сам не откажется от своих заявлений о пророческой миссии. Большая часть старейшин родов, более 40 курайшитов подписали текст договора о бойкоте. Сыновья Муталлиба не хотели подписывать этот договор против братьев своих, хашимитов, но под давлением курайшитов склонились к этому и подписали. Текст договора был помещен внутрь Каабы.

Бойкот хашимитов добровольно, в знак поддержки Пророка разделило несколько представители племени муталлиб, как родственного хашимитам рода.

Хашимиты встретили бойкот мужественно: никто не позволил себе высказать в адрес Пророка, сас, обвинений в тяжести положения, в котором они оказались. Хашимиты Мекки были вынуждены оставить свои дома и сконцентрироваться на окраине города возле дома Абу Талиба. К ним присоединялись и некоторые мусульмане из других родов. Пророк Мухаммад переехал с супругой Хадиджей в этот район, тогда как Абу Лахаб с женой, желая показать свою близость к курайшитам, наоборот, покинул его и переехал жить в центр города.

Хашимиты, подвергшиеся жесточайшей экономической блокаде, чтобы выжить, тайно занимались торговлей на стороне, по ночам перевозя то немногое, что удавалось приобрести. Надо сказать, что далеко не все мекканцы были на стороне Абу Джахля. У многих были родные среди хашимитов, и они тайно старались, как могли, помогать им, и переправляли тайком продовольствие. Так, например, Хишам ибн Амр не был из рода хашимитов, но дочь его была замужем за хашимитом и он ночами, бывало, тайно приводил к границе района, где жили хашимиты, верблюда, груженного мешками с продовольствием или одеждой, но, не имея права войти в этот район, толкал мешки с едой вниз, и они сами скатывались через границу, – тем самым положения бойкота не нарушались. Да и мусульмане из других племен, не хашимиты, остававшиеся за чертой бойкотируемого района, делали все, что могли, чтобы облегчить тяжелое положение братьев. Особенно отличились Абу Бакр и Умар, ибо они оба были богаты и располагали значительными средствами для закупки продовольствия и особо необходимого. Однако содержать в течение двух лет целый квартал и им было тяжело. Известно, что к концу двухлетнего бойкота Абу Бакр и Умар практически разорились, личный капитал Абу Бакра, составлявший в начале около 40 000 дирхемов сократился до 5000 – все ушло на закупку продовольствия и поддержание хашимитов. Но все равно этих средств не хватало. По некоторым упоминаниям, несколько человек умерли от голода, да и оставшиеся хашимиты существовали на грани выживания. Только во время четырех священных месяцев, когда в Мекке было запрещено любое насилие, хашимиты могли покидать пределы своего гетто, не опасаясь нападений со стороны мекканцев. в такие месяцы Пророк Мухаммад, сас, часто ходил к Каабе и молился там. Но и тогда его не оставляли в покое. Жена Абу Лахаба, Умму Джамиль, считавшая себя выдающейся поэтессой, при каждой встрече с Пророком, начинала громко выкрикивать оскорбительные стихи в адрес Пророка, а однажды, когда Пророк, сас, молился у стен Каабы, бросила ему под ноги, когда Пророк совершал земной поклон, охапку колючего хвороста. Примечателен тот факт, что в Коране очень редко упоминается кто-либо из современников Пророка, однако в отношении Абу Лахаба именно в этот период Аллах ниспослал Суру «Абу Лахаб», в которой Всевышний сообщил об участи Абу Лахаба и его жены в пламени Ада. Очевидно, что издевательства и оскорбления в адрес Пророка со стороны этой семьи были столь невыносимыми, что Аллах ниспосылает Пророку, сас, слова поддержки и предупреждение об участи хулителей:

Да отсохнут руки Абу Лахаба, и сам он будь проклят. Не помогло ему богатство, и не спасло его накопленное добро. Гореть ему в пламенном огне. и будет проклята его жена – носительница дров, чью шею обовьет крученый жгут из пальмовых волокон. (Сура «Аль Масад», 111:1-5)

В условиях бойкота курайшиты решили сменить тактику и вместо угроз и нападок сконцентрировали все свои политические и финансовые силы на том, чтобы попытаться миром «договориться» с Пророком Мухаммадом, сас. Было решено предложить Мухаммаду, чтобы обе веры – язычество и монотеизм – могли существовать вместе в Мекке на равных правах.

Во время бойкота курайшиты еще раз попытались сломить Пророка и предложить ему сделку. Делегация курайшитов предложила компромисс: курайшиты снимают бойкот и позволяют мусульманам поклоняться Единому Богу, Аллаху, но остальные курайшиты будут продолжать молиться своим богам и идолам в Каабе. Однако Пророк, сас, несмотря на всю тяжесть положения мусульман, голод и нужду, отверг это предложение и попытку мекканцев примириться с ним.

В ответ на слова делегатов он ответил откровением Аллаха - аятом Корана, который открылся ему незадолго до встречи с курайшитской знатью. в аяте Аллах предупреждал Пророка о том, что пути их с язычниками давно разошлись и не может быть никакого иного примирения, кроме как примирение в случае принятия курайшитами Единого Бога и отказа от поклонения идолам.

Скажи: “О те, кто отвергают веру! Я не поклоняюсь тому, чему поклоняетесь вы, а вы не поклоняетесь Тому, Кому поклоняюсь я. Не стану я поклоняться тем, кого вы избрали себе для поклонения, и вы не станете поклоняться Тому, кому молюсь я. Несите же ответ за вашу веру, а я отвечу перед ним за мою!” (Сура «Неверные», 109: 1-6)

Бойкот в отношении хашимитов продлился полных два года, но желаемого эффекта, как рассчитывали курайшиты, так и не возымел. Более того, личность Пророка, сас, стала еще более притягательной, и уже не только в Мекке, но и по всей Аравии из уст в уста стали распространяться рассказы о новой вере и Пророке, угнетаемом в Мекке. в то же время многие из курайшитов, чьи родственники оказались вместе с хашимитами в зоне бойкота, стали уже открыто высказывать свое недовольство бойкотом. Их родные были на грани голодной смерти и нищеты, тогда как остальные мекканцы жили в полном благополучии. Собственно первым, кто осмелился поднять вопрос о снятии бойкота, был Хишам ибн Амр, тот самый, который тайно ночами иногда мог проносить хашимитам продовольствием. Он встречался с вождями всех племен, которые имели те или иные родственные отношения с хашимитами, взывая к совести: «Как можете вы спокойно есть, спать и праздно шататься, зная, что ваши родные умирают от голода и не могут позволить себе ничего из одежды, не могут даже выйти в город». Так он обошел вождей почти всех племен, подписавших бойкот, ища тех, кто поддержал бы его. и вот в один из дней собрания мекканских вождей племен, он и еще несколько человек из других родов подняли вопрос о снятии бойкота. Началось жаркое обсуждение, одни племена обвиняли других, иные же и вовсе говорили, что их вынудили подписать этот бойкот, и они готовы его расторгнуть хоть сейчас. и когда спор накалился до предела, один из старейшин пошел в Каабу, чтобы принести текст договора о бойкоте и пересмотреть его. Он принес с собой маленький сверток, но, развернув его, все увидели, что от текста бойкота осталась лишь первая строка «Именем Аллаха», тогда как оставшаяся часть текста свитка была проедена червями, и от него ничего не осталось. Увидев это удивительное обстоятельство, теперь уже и те из курайшитов, кто противился прекращению бойкота, не могли ничего более поделать, как признать его недействительным, ибо текста его более не существовало.

Тогда группа курайшитов во главе с Хишамом ибн Амром направилась к Абу Талибу, чтобы объявить радостную весть о снятии бойкота с хашимитов.

После снятия бойкота, в Мекке на некоторое время установилось некоторое затишье, даже нападки на мусульман прекратились на некоторое время – казалось, что ненависть язычников к мусульманам исчезла. Эта радостная весть дошла и до Эфиопии, до мухаджиров, все это время очень тосковавших по своим семьям и оставшимся мусульманам. и некоторые из мухаджиров тотчас же стали собираться в Мекку, некоторые, но не все. Джафар же решил еще остаться на некоторое время, пока от Пророка не придет известия и разрешения вернуться.

Но еще до того, как часть мухаджиров успела вернуться и дойти до Мекки, отношения между мекканской знатью и Пророком Мухаммадом, сас, и мусульманами вновь вступили в период жесткого противостояния. Из Эфиопии вернулись все двоюродные братья Пророка, кроме Джафара и Убайдуллаха ибн Джахша. Вернулась и дочь Рукайа с мужем Усманом. Не все из вернувшихся мусульман могли вернуться в свои дома, ибо многих ожидали те же пытки и оскорбления, что были и до их отъезда, а потому многие из вернувшихся мусульман просили Абу Талиба о защите, ища у него приюта и поддержки против угнетений со стороны родных. и хотя Абу Талиб не был мусульманином и не разделял идей своего племянника, он не отказал никому из просивших о помощи, принял всех угнетаемых под свою опеку. Более того, даже Абу Лахаб, более всего питавший ненависть к Пророку, поддержал Абу Талиба в этом. Но причиной этого «потепления» со стороны Абу Лахаба была вовсе не любовь к Мухаммаду, сас. Нет, он ненавидел племянника с еще большей силой, просто он понимал, что Абу Талиб уже стар, а с его смертью главенство рода перейдет к нему, и он хотел наладить отношения со всеми родными прежде, чем станет вождем хашимитов.

Год Печали

Вскоре после снятия бойкота, в 619 году в жизни Пророка Мухаммада, сас, произошла тяжелая утрата – умерла супруга Пророка, праведная Хадиджа. Недостаток питания и тяжелые условия жизни, вероятно, подорвали ее здоровье. Пророку же в год ее смерти исполнилось пятьдесят лет. Он прожили вместе 25 лет полной и счастливой жизни. Хадиджа была для Пророка, сас, не только женой, но самым близким другом, советчиком, верным и мудрым сподвижником, заботливой матерью для приемных Али и Зайда. Пророк Мухаммад, сас, очень тяжело перенес ее уход из жизни, да и дочери погрузились в глубокую тоску. Никто из самых верных и близких друзей не мог оказать ему такую же духовную опору, какой была для него благословенная Хадиджа. и вот однажды, через несколько недель после смерти супруги, праведной Хадиджи, Пророк Мухаммад, сас, сидел в раздумьях и тоске на склоне холма, как вдруг он увидел архангела Джебраила, который передал Пророку весть о Рае, уготованном для Хадиджи, и благословении ей от Господа. и сердце Пророка возрадовалось, и тяжесть расставания в земной жизни с Хадиджей стала переходить в чувство светлой надежды и ожидания встречи с ней в обители Рая.

Через месяц после смерти Хадиджы произошло еще одно событие, которое не было внезапным. Хашимиты видели приближение этого момента, но последствия этого события привели к коренным переменам в жизни Пророка, сас. Восьмидесятилетний Абу Талиб был очень болен, и было ясно, что смерть уже близка, но до последнего дня он был верен традициям рода и защищал Мухаммада как члена своей семьи от всех нападок и давления. Уже на смертном одре к Абу Талибу пришли главы курайшитской знати с последней попыткой посредством Абу Талиба сломить непреклонного Мухаммада, сас. Утба, Шайба, Абу Суфйан, Абу Джахль навестили умирающего и обратились к нему со словами: «Абу Талиб, ты знаешь, как мы уважаем тебя и гордимся тобой, но теперь ты болен, и мы боимся за тебя. Ты знаешь, каковы наши отношения с твоим племянником. Призови его к себе, ты уже очень болен, он не сможет тебе отказать, и передай, что мы даруем ему все, что он пожелает, пусть только он оставит веру наших предков в покое, и мы оставим его в покое. и пусть оставит нас в мире с нашими богами».

Абу Талиб, умирая, послал за Пророком, сас, сказав, что курайшиты готовы договариваться с ним. Пророк вошел в покои дяди и сказал, обращаясь к курайшитам: «Хорошо, пусть будет по-вашему, но и вы должны произнести при мне, что нет иного бога, кроме Аллаха, и должны отказаться от всего того, чему вы поклоняетесь помимо Аллаха». Курайшиты, взбешенные словами Мухаммада, ушли ни с чем: «Ты хочешь сделать всех наших богов одним Богом. Истинно, странны слова твои. Никогда не сможем мы с тобой договориться, а потому ты следуй своей вере, а мы будем жить со своими богами, пока Аллах не разрешит между нами».

Уже на смертном одре Абу Талиб признался Мухаммаду, сас, что полностью поддерживает его в его решимости и просит его не идти на уступки курайшитам, если он стойко верует в то, что проповедует. Растроганный Пророк, сас, услышав слова дяди, стал просить Абу Талиба принять Ислам, уверовать в Единого Аллаха, ибо сердце его было полно безмерной благодарности к дяде за ту поддержку, которую он оказывал ему, и за тяготы бойкота, что без ропота пережил он с ним и первыми мусульманами, даже не разделяя их веры. Пророк Мухаммад, сас, просил его произнести шахаду, чтобы в Судный День он свидетельствовал за него перед Аллахом, но Абу Талиб ответил Пророку: «Если бы я веровал в то, что говоришь ты, я бы произнес эти слова перед курайшитами, когда они сейчас были здесь. и тем бы порадовал тебя. Но я не скажу этого и умру в вере своих отцов». и только когда настали последние минуты жизни Абу Талиба, находившийся рядом с ним Аббас увидел, что губы его что-то зашептали, и он склонился над умирающим дядей. и тогда Аббас сказал Пророку: «Он, кажется, произнес шахаду». Но Пророк, сас, горестно покачал головой, ибо знал, что Абу Талиб умер язычником.

Положение Пророка Мухаммада, сас, в Мекке, лишившегося покровительства рода, становилось все более опасным. После смерти Абу Талиба отношение Пророка Мухаммада со своим родом перешли в новую фазу. Во главе рода хашимитов стал Абу Лахаб, который, конечно же, не испытывал по отношению к Мухаммаду ничего, кроме яростной ненависти, ни о какой защите со стороны главы рода не могло быть и речи. Пророк Мухаммад, сас, оказался как бы вне закона, и его дальнейшее пребывание среди мекканской знати грозило смертельной опасностью. Понимая, что Абу Лахаб никогда не будет вступаться за племянника, язычники стали чувствовать себя безнаказанными. Известно несколько случаев, когда язычники, видя Пророка молящимся, избивали его. Однажды язычники, проходившие мимо дома Пророка, увидели в открытые ворота Пророка, сидящего во дворе дома, стали швырять в него нечистотами и потрохами баранов, а в один из дней группа язычников, проходившая мимо Пророка, закидала его грязью с ног до головы. Когда Пророк вернулся домой, Фатима, увидев отца в такой состоянии, разрыдалась и, беспрерывно плача, стала отстирывать одежду отца, на что Мухаммад утешал ее, говоря: «Не плачь, дочка, и не печалься, Аллах защитит твоего отца». Но все более угнетающая ситуация в городе требовала от Пророка большой силы духа и выдержки.

Ухудшение положения Пророка Мухаммада в Мекке, конечно же, сказалось и на положении Абу Бакра. Если во время принятия Ислама Абу Бакр был одним из самых богатых и авторитетных людей в Мекке, то к этому времени состояние его практически было растрачено: все свои средства он растратил на закупку продовольствия бойкотируемым мусульманам и на выкуп рабов мусульман, над которыми их хозяева жестоко издевались. Абу Бакр был из клана тайм, и после принятия Ислама отношение к нему главы клана, естественно, испортилось. Еще более отношения между Абу Бакром и кланом обострились после того, как Абу Бакр выкупил у главы клана, Умайи, чернокожего раба Биляла, принявшего Ислам, за что претерпевавшего жестокие издевательства Умайи. Последний выставлял Биляла связанным в пустыне на солнце и клал ему на грудь тяжелый камень, оставляя его так на весь день, принуждая отказаться от Ислама. Однако если в начале пути Абу Бакр был богатым и уважаемым человеком, и Умайа не мог к нему относиться с презрением, то теперь, когда состояние Абу Бакра был близко к нулю, да и Пророк Мухаммад, сас, лишился поддержки своего рода, Умайа осмелел и стал издеваться и над Абу Бакром, избивая и связывая теперь уже их двоих с двоюродным братом Талхой, также принявшим Ислам, и оставляя под палящим солнцем в пустыне. Теперь и Абу Бакру было опасно оставаться в Мекке, ибо и он не имел никакой защиты – фактически его пребывание в городе было в не меньшей степени смертельно опасным. Пророк, сас, желая избавить ближайшего друга от мучений, решил было отправить его в Эфиопию к остальным мусульманам, нашедшим приют у христианского царя Негуса. Однако по дороге Абу Бакр встретился с караваном Ибн Дугумы, предводителем нескольких племен, союзных курайшитам. Тот, узнав о том, как Абу Бакра, которого он знал с юношеских лет, выжили из города, взялся покровительствовать ему, и к ужасу курайшитов Абу Бакр вернулся в Мекку. Курайшиты потребовали Ибн Дугуму отказаться от защиты Абу Бакра, угрожая не пускать его более в Мекку, но последний был непреклонен. Курайшиты же боялись Абу Бакра не менее Мухаммада, ибо личность его была харизматична, он сильно влиял на молодежь, много молодых богатых мекканцев пришли в Ислам и присоединились к проповедям Пророка благодаря авторитету Абу Бакра. Курайшиты потребовали от его нового покровителя, чтобы Абу Бакр молится внутри дома, не показываясь перед людьми, и чтобы молодежь не видела его, ибо знали, что искренность и крепость веры Абу Бакра очень сильно действовала на молодых людей, и он мог отвратить их от веры отцов.

Проповеди Пророка в Таифе

Перед лицом все нарастающих угроз Посланник Аллаха стал думать о том, чтобы покинуть Мекку и переселиться в другое место, где мусульмане могли бы следовать новому вероуставу без риска для жизни. Пророк обратил свой взор к Таифу, городу, с которым курайшиты имели самые тесные связи. Таиф располагался в плодородной равнине и был важным центром торговли и ремесленничества, связывавшим торговыми путями Мекку и Йемен. Жители Таифы также были язычниками и поклонялись идолу Лату, и когда Пророк, сас, придя в город, созвал людей, чтобы рассказать о Едином Боге и его законах, таифцы сочли слова его ложью и осмеяли Пророка. Но Пророк не сдавался. Он посетил каждого из знати Таифы лично и с каждым лично беседовал, разъяснял то, что получил в откровениях от Господа, однако невежество и гордыня не дали им услышать голос Истины. Одни обвиняли его во лжи, говоря, что Аллах не мог послать к ним такого бедного Пророка, которого в Мекке все изгоняют и унижают, другие говорили, что он не стоит того, чтобы даже говорить с ним.

Все усилия Пророка, направленные на разъяснение жителям Таифы Господнего откровения, закончились жестоким преследованием. Жители Таифы оскорбляли Господнего Пророка всюду, а затем и вовсе натравили на него рабов и детей города, которые, увидев его на улице, стали забрасывать его камнями и высмеивать. Толпа преследователей все разрасталась, и Пророк, сас, был вынужден укрыться в саду одного из домов, и оставался там до тех пор, пока толпа не разошлась. в тот день, укрывшись в саду, с тяжелым сердцем молился Пророк Мухаммад, сас, прося Аллаха укрепить его слабые силы и открыть ему единственно верный путь спасения мусульман. Усталый и отчаявшийся он воззвал к Аллаху с молитвой: «О Аллах, я взываю к Тебе в своей слабости и в отчаянии перед этими людьми. Ты Всемилостивый и Милосердный, и ты мой Господь. Кому ты отдаешь меня – тем, кто презирает и оскорбляет меня? Или тем врагам, что выставил против меня? Но я не боюсь этого, я боюсь лишь Твоего гнева. Я уповаю на Твою милость и помощь. Я прибегаю к Твоему свету, что рассеивает тьму и направляет эту жизнь. Я страшусь лишь Твоего гнева и кары. Ты – мощен явить Свою помощь тому, кому Ты пожелаешь, ибо Ты – Владыка всей Мощи и Могущества. Все в Твоей власти и все будет так, как угодно Тебе. Ибо нет иной власти и силы, но только Твоя власть и мощь».

Как оказалось, тот сад, в котором укрылся Пророк, принадлежал не таифцам, а братьям-курайшитам Утбе и Шайбе, сыновьям Рабиа, тем самым братьям, которые приходили перед смертью его дяди просить Абу Талиба договориться с Пророком. Богатые курайшиты предпочитали покупать дома в Таифе, чтобы укрываться в этом зеленом оазисе от летнего зноя гористой Мекки. Они видели, как таифцы хотели расправиться с Пророком, и, хотя они были очень далеки от любви к Пророку, но столь жестокое отношение таифцев к гостю, да еще и к их соплеменнику, кем бы он ни был, разгневало их, и они позволили Пророку остаться на ночлег в их саду. На следующий день Пророк Мухаммад, сас, покинул Таиф и на обратном пути в Мекку остановился на ночлег в долине Нахль, что была как раз посередине между Таифом и Меккой. Здесь, в пустыне, он совершил ночной намаз, и вот, когда он читал Коран, ему было видение семи джиннов, которые услышали чтение Корана и собрались вокруг Пророка, чтобы слушать его. Пророк не был удивлен этому, ибо и до этого Всевышний ниспосылал ему знание о том, что он послан Пророком не только миру людей, но и к миру джиннов. и откровение Всевышнего, пришедшее в эту ночь, еще более укрепило Пророка:

Скажи: «Открыто мне, что сонм джиннов, услышав чтение, сказали: «Поистине, мы дивный слышали Коран. Он к Истине указывает путь, в него уверовали мы, и в поклонении Аллаху других богов не будем измышлять» (Сура «Джинны», 72:1-2)

Тем временем ситуация в Мекке накалилась до предела, и Пророк Мухаммад не мог вернуться в Мекку один, ибо возвращение его в город грозило смертью. Он остановился около горы Хира и стал искать себе покровителя из какого-либо влиятельного рода, ездившего в Мекку торговать, чтобы вместе с его караваном войти в город. Пророк просил покровительства у племени зухр, рода своей матери, но они отказали ему, как отказали и все другие роды. Лишь Мутим ибн Ади, глава рода науфаль, дал свое согласие помочь Пророку Мухаммаду. Вместе с Пророком Мухаммадом Мутим, в сопровождении своих вооруженных всадников, подъехал к Каабе, объявив во всеуслышание, что берет Мухаммада под свое покровительство. Пророк Мухаммад совершил обряд поклонения Каабе и вернулся в свой дом 23 зуль-каада десятого года пророчества (13 июля 619 года). Некоторое время спустя в пророческой жизни Мухаммада, сас, произошло еще одно событие, оставившее неизгладимый след.

Ночное Путешествие и Вознесение Пророка Мухаммада - Мирадж

Примером испытания людей на веру во всемогущество Аллаха является Сура о ночном переносе Пророка Мухаммада, сас. Как-то Пророк гостил в доме своей двоюродной сестры Умм Хани, сестры Али и Джафара. Она жила рядом с Каабой, как-то в ночь с 26 на 27 число месяца раджаба Пророк Мухаммад, сас, отправился к Каабе. Он любил молиться по ночам возле Каабы. и вот однажды после молитвы его одолел cон, и он уснул прямо возле Каабы. Как впоследствии рассказывал Пророк, сас, во сне к нему явился Джебраиль в ослепительно белом одеянии, расшитом золотом и жемчугами и разбудил его. Пророк сперва ничего не понял, и сон вновь одолел его, затем Джебраиль еще дважды будил Пророка, потом взял его за руку, поднял его и вместе с Джебраилем они вышли из ворот Каабы. У ворот стояло удивительное животное - оседланное белое животное, похожее на лошадь. На спине у него было два лучистых крыла, и каждый его шаг покрывал огромное расстояние. Он словно парил над землей. Пророк, сас, рассказывал, что они сели в Джебраилем на это удивительное создание, именовавшееся Бурак (в арабск. языке – «Блеск, Молния»), и тот понес их над землей, а Джебраиль направлял его, то убыстряя, то замедляя его полет. Они направились к северу от Мекки, пролетели над Ясрибом и Хайбаром. Первая остановка ожидала Пророка Мухаммада на горе Синай, где Пророку Мусе явился Всевышний Господь. Совершив здесь молитву, Пророк Мухаммад и Джебраиль перенеслись в Байт Лахм (Вифлеем), где родился Пророк Иса. После молитвы в Вифлееме они продолжили путешествие и опустились на Храмовой горе в Иерусалиме. Там ему было видение Господних Пророков, которые приходили к людям до него: Пророка Ибрахима, Пророка Мусы, Пророка Исы и всех других Пророков Господних. Они совершили вместе молитву, причем Пророк Мухаммад, сас, возглавил молитву, а все Пророки во время молитвы стояли в ряд за его спиной. После этого Пророк увидел освещенную ослепительным светом лестницу, по которой Бурак вмиг вознес его к Господнему Престолу. Архангел Джебраиль, сопровождавший Пророка Мухаммада, теперь уже предстал в своем истинном обличье ангела, а не в облике человека, как это было на земле. Вознесение к престолу Всевышнего Господа отдалило Пророка от земных категорий времени и пространства. Пролетая через каждое из семи небесных слоев, он вновь видел чистых ангелов – воинство Аллаха, каждый из которых исправно исполнял миссию, назначенную ему Аллахом. Видел праведных верующих, живших на земле до него, Пророков Аллаха, с которыми чуть ранее совершал молитву в Иерусалиме – на первом из небесных степеней от встретил Пророка Адама, здесь же они увидели ангела Малика, хранителя Ада и Джебраиль, по просьбе Пророка, сас, повелел ему показать жизнь обитателей Ада, Джебраиль поведал ему за какое из земных грехов обитатели Ада испытывали эти нескончаемые муки, на второй из небесных сфера они повстречали Пророков Ису и Яхью, на третьем из небес – Пророка Йусуфа, на четвертом – Пророка Идриса, на пятом – Пророка Харуна и Пророка Мусу, и на последней из небесных сфер, у самого порога Божественной сферы, они повстречали Пророка Ибрахима – однако Пророк видел теперь уже не их телесный, но их чистый небесный облик.

Джебраиль явил Пророку и картины обителей Рая. Пророк, как рассказывал он позднее, был поражен тем, что он видел вокруг. Описывая картины Райских садов, которые он видел во время вознесения, Пророк Мухаммад, сас, повествовал:

«Кусочек Рая размером с размах лука прекраснее всех земель, что существуют от того места, где солнце восходит и где оно заходит. Если одна из женщин Рая покажется кому-либо из обитателей земли, то все пространство между небом землей наполнит сияние света и изысканный благоуханный аромат».

Обитатели Рая известны поименно, и по именам их отцов, и по именам их родов. и не будет уменьшения или прибавления в их числе до Дня Конца Света. и обитатели Ада известны также поименно, и по именам их отцов, и именам их родов. и не будет уменьшения или прибавления в их числе до Дня Конца Света. [Рамуз аль-Ахадис, том 1, стр. 155/3]

Апогеем небесного вознесения Пророка Мухаммеда, сас, был лотос Сидрет-уль Мунтеха (в перевод с арабского – «Лотос крайнего предела»). в Коране и в тафсирах алимов Ислама, основывающихся на хадисах Пророка, сас, этот момент упоминается так: «Корень лотоса расположен у Трона Всевышнего и этот лотос определяет границу познания всякого сотворенного, будь то Пророк или Джебраиль. Все, что за ним – сокрыто для всякого и ведомо лишь Аллаху». и здесь, в этой конечной точке человеческого познания Вселенной, согласно тафсиру Ат-Табари, Господний свет, Нур, снизошел на лотос и сокрыл в своей тени все, что было за ним. Пророк Мухаммад, сас, в тот миг не преступил границ дозволенного и взор его не посмел обратился к тому, что Аллах сделал запретным для любого из сотворенных Им.

Близ дерева лотоса, за коим недоступно никому пройти и за которым Райская обитель; и был тот лотос скрыт неведомым покровом. Свой взгляд Пророк ни на мгновенье ни отвел и за пределы зримого не вышел. Ведь, истинно, он зрил великое знамение Аллаха (Сура «Звезда», 53:14-18)

Возле «Лотоса крайнего предела» Всевышний Аллах низвел и повелел Пророку один из основополагающих аятов Ислама:

Посланник и верующие уверовали в то, что ниспослано ему от Господа. Все они уверовали в Аллаха, Его ангелов, Его Писания и Его посланников. Они говорят: “Мы не делаем различий между Его посланниками. Его мы слушаем и Ему мы повинуемся! и лишь Твоего прощения мы просим, Господь наш, и к Тебе мы все вернемся”. (Сура «Аль Бакара», 2:265)

После этого Пророк Мухаммад и Джебраиль спустились к Иерусалиму, вновь пролетев через семь небесных сфер. Они опустились в Иерусалиме на скале, с которой они и вознеслись к престолу Всевышнего. Оттуда Бурак помчал их обратно к Мекке. На пути они встречали караваны, шедшие из Мекки в Иерусалим и обратно, видели все, что происходит в каждом городе на пути их следования. Мистический, великий опыт, пережитый Пророком в эту ночь, вне сомнения, было Господним ответом на его молитву в саду Таифа. Пережитое и увиденное им во время мираджа, и вознесение к престолу Аллаха, вне сомнения, укрепило Пророка в минуту тяжелых духовных испытаний и привело к осознанию ее высшей миссии: он послан не только к курайшитам, миссия, возложенная Аллахом на него, должна была объединить все народы Аравии в поклонении Богу, очистить Аравию от язычества, и он не может проявить слабости и сомнений в верности пути, которому он следовал.

Когда Пророк Мухаммад, сас, и архангел Джебраиль вернулись после небесного вознесения в Мекку, была все еще ночь. Пророк, воодушевленный удивительным событием, что он пережил за эту ночь, вернулся в дом к двоюродной сестре Умму Хани. Он разбудил сестру и домочадцев, взволнованно рассказал ей о пережитом. Родные просили его не рассказывать никому об увиденном, опасаясь, что курайшиты сочтут Пророка, сас, сумасшедшим, и будут вновь оскорблять его и обвинять во лжи, столь странным и непонятным показался им его рассказ; однако Пророк ответил, что непременно должен рассказать об увиденном и встрече с Аллахом, ибо он не имеет права скрывать это знамение, что бы это ему не несло. Поутру он отправился к Каабе и рассказал всем об увиденном. Курайшитская знать злорадствовала, ибо теперь у них был явный повод рассказать всем о сумасшествии Пророка, ведь все знали, что путь от Мекки до Иерусалима занимает не меньше месяца, и утверждать о путешествии туда и обратно в течение одной ночи казалось верхом безумия.

Некоторые из курайшитов решили воспользоваться этим моментом, чтобы посеять смуту среди мусульман. Так, известен случай, когда курайшиты пошли к Абу Бакру и спросили его: «Посмотрим, что ты теперь скажешь о своем друге!? Мухаммад утверждает, что вчера ночью он побывал в Иерусалиме, совершил там молитву и вернулся той же ночью в Мекку». Абу Бакр обвинил было курайшитов в клевете на Пророка, но когда последние сказали ему, что Пророк сам рассказывает сейчас о своем ночном путешествии возле Каабы, сказал: «Если Пророк сказал так, значит это правда. Что же удивительного в этом путешествии? Аллах ниспосылает ему Свои знамения днем и ночью. Я знаю, что он говорит только правду. Его слова превыше ваших возражение и сомнений». После чего Абу Бакр отправился к Каабе и там еще раз подтвердил свою веру в правоту слов Пророка. С того для Пророк Мухаммад, сас, дал Абу Бакру еще одно имя ас-Сыддык, что в переводе означало «свидетельствующий правоту» или «свидетель Истины». Были из мусульман и те, кто не поверил тогда Пророку, но Всевышний Господь, чтобы убедить людей в правоте слов Пророка, показал Мухаммаду панораму Иерусалима, и Пророк подробно описал собравшимся все, что происходило в тот момент повсюду, где они пролетали с Джебраилем, даже о том, какие караваны он видел в пути, и через сколько дней они прибудут в Мекку и в каком составе. Все его сведения в точности подтвердились в течение нескольких недель, рассеяв сомнения мусульман в правоте его ночного путешествия. Однако Пророк Мухаммад, сас, рассказал людям лишь о путешествии в Иерусалим, и видении Пророков, картин Рая и Ада, тогда как о своем вознесении к престолу Всевышнего он поведал лишь своему самому верному другу Абу Бакру и некоторым из асхабов.

landscape

После Года Печали. Первая и Вторая Акаба

На следующий год после года печали традиционный месяц паломничества – рамадан пришелся на июнь. в долине Мина паломники разбили палаточный лагерь и три дня праздновали день жертвоприношения. Пророк Мухаммад каждый год направлялся в эти дни к паломникам и проповедовал Господний вероустав, терпеливо беседуя с людьми, рассказывая им аяты Корана и призывая увидеть знамения Господнего Единства и Абсолютного Могущества над всем сущим.

Так было и в этот год. Во время одной из проповедей Пророк повстречался в долине Мина с шестью паломниками из племени хазраджитов, прибывших из Ясриба. Он не был знаком с ними ранее, но эти паломники слышали о нем и знали о том, что он является Господним Пророком. Когда Пророк подошел к ним, чтобы рассказать об Исламе, они стали слушать его с неподдельным вниманием.

Дело в том, что хазраджиты были самым многочисленным племенем в Ясрибе. Вот уже на протяжении почти двух веков хазраджиты притесняли евреев, живших в Ясрибе. Конфликт между двумя народами не утихал, и ни одна из враждующих сторон не искала примирения. Но хазраджиты помнили, что евреи часто угрожали хазраджитам, говоря, что вскоре Господь должен ниспослать им Пророка, которому они подчиняться. и тогда он возглавит их, и иудеи уничтожат хазраджитов как народы Ада и Ирама, за то, что они были жестоки к ним. Иудеи Ясриба ожидали, что вскоре должен появиться Пророк Аллаха. Один глубоко верующий раввин даже переселился из Сирии, где он жил в большом изобилии и богатстве, в Ясриб, оказавшись довольно стесненных условиях. и когда иудеи Ясриба спросили его, зачем он променял свою благодатную землю и приехал сюда, чтобы стать нищим, раввин отвечал, что скоро в этих местах будет явлен Пророк от Господа, и призывал их присягнуть Пророку первыми, чтобы не допустить другие народы к Пророку раньше иудеев.

И наслышанные о Пророке хазраджиты, когда только Пророк Мухаммад закончил свою речь и проповедь, вдруг подумали, что он, быть может, и есть тот Господний Пророк, о котором говорит Писание иудеев и которого иудеи так ждут. Тогда хазраджиты решили, что лучше уж они будут первыми, кто присягнет Пророку на верность и подчиняться ему, но не допустят к нему иудеев. После долгой беседы с Пророком, сас, все шестеро произнесли шахаду, свидетельствуя, что уверовали в Аллаха и его Пророка и всем сердцем принимают то, что Пророк рассказал им об истинной вере. Они дали слово Пророку, что будут соблюдать все заповеди, которые он поведал им, и не будут вступать в споры и конфликты со своим народом, который пребывает в раздорах и злобе. Они обещали Пророку: «Мы оставили свой род, потому что ни одно племя не разделено до такой степени враждой и ненавистью, как наш род. О, Посланник Аллаха, позволь нам, и мы пойдем к ним и призовем их к твоей вере, и если Аллах наставит хазраджитов на праведный путь, смягчит их сердца и погасит злобу, объединит их в твоей вере, тогда хазраджиты станут надежной опорой для Пророка и не будет человека могущественнее тебя».

Ситуация в Ясрибе действительно была такой, какой ее описали паломники. Ясриб на протяжении более 150 лет находился в состоянии непрекращающегося конфликта племен и родовых войн. Город не мог достичь согласия и начать мирную жизнь. Шесть паломников-хазраджитов исполнили все так, как и обещали Пророку. Они поведали жителям города все, что узнали от Пророка, и через год, в 621 году, в месяц паломничества в Мекку отправилось уже двенадцать жителей Ясриба, пятеро из которых приходили к Пророку в прошлом году. К ним примкнули еще семь человек, причем кроме хазраджитов среди них было двое из другого многочисленного племени Ясриба – ауситов. Все двенадцать паломников пришли, чтобы присягнуть на верность Пророку Мухаммаду. Встреча состоялась в местечке Акаба в окрестностях Мекки. Это событие в истории Ислама стали именовать как «Первый обет Акабы». Двенадцать ясрибцев дали обет Аллаху и Его Посланнику, что не будут поклоняться никому, кроме Единого Аллаха, не будут придавать Ему равных, не будут воровать, прелюбодействовать и лгать, не будут убивать своих детей (в данном случае речь шла о варварском обычае среди арабов-язычников, согласно которому, если в семье имелась одна дочь, то все последующие дети женского пола должны были быть убиенны в младенчестве), не будут клеветать и никогда не отойдут от Господних повелений. Пророк Мухаммад обрадовал их благой вестью о вечной благодати Рая в воздаяние за верность и чистоту душ, если они отныне будут следовать воле Аллаха и не нарушат слова, данного Аллаху

После этой клятвы первые мусульмане Ясриба отправились в обратный путь. Вместе с ними Пророк Мухаммад отправил Мусаба из рода абдуддар, только что вернувшегося из Эфиопии, с тем, чтобы он читал им аяты Корана, учил их законам Ислама и жизни согласно повелениям Всевышнего. Мусаб должен был научить ясрибских мусульман совершать намаз и читать Коран наизусть. Хазраджиты и ауситы были первыми уверовавшими из ясрибцев, но ни один из них не знал Ислама в той степени, чтобы стать имамом для новой общины. Поэтому Мусаб пробыл в Ясрибе 11 месяцев. За это время он и присягнувшие на верность Пророку в Акабе мусульмане не прекращали своих проповедей; постепенно все больше людей принимало новую веру, ибо поразительное чувство братства и уважения, гармоничной, спокойной жизни, царившее в небольшой общине мусульман Ясриба, привлекало внимание всех жителей, уставших от бесконечного противостояния и племенных войн.

Через одиннадцать месяцев большая часть ауситов и хазраджитов, двух самых многочисленных племен Ясриба, добровольно изъявила желание принять Ислам. и когда приблизился месяц паломничества Муcаб отправился к Пророку Мухаммаду с тем, чтобы рассказать о переменах, произошедших в городе. После отъезда Мусаба делегация мусульман из самых влиятельных семей и родов Ясриба в составе 73 мужчин и 8 женщин отправилась совершить паломничество к Каабе. Они веровали, что Кааба – это дом Единого Аллаха и там же находится их Пророк, там же был ниспослан Коран. По дороге они встретили еще один караван паломников, шедший к Мекке. Паломники разговорились во время привала, и речи ясрибцев так подействовали на одного из язычников, что и он принял Ислам, дойдя до долины Мина.

Встреча с Посланником Аллаха, сас, проходила тайно, через два дня после прибытия каравана ясрибцев, ночью, была назначена встреча с Пророком, на которую Пророк Мухаммад, сас, пришел вместе с дядей Аббасом, остававшимся все еще язычником, но все же так или иначе охранявшего племянника. Ясрибцы собрались возле оврага Акабы и ждали прихода Пророка. Когда ясрибцы выразили свою волю присягнуть Пророку на верность и просили его возглавить их общину, Пророк начал свой ответ с проповеди и чтения Корана. Единодушно было решено, что договор между Пророком и ясрибцами будет заключен на следующих условиях: «Ясрибцы, давая обет и присягая на верность Посланнику Аллаха, клянутся охранять Пророка и мусульман так, как они охраняют свои семьи. Они клянутся, что отныне две общины, мекканских мусульман и ясрибских мусульман, становятся единой общиной мусульман, и все мусульмане будут защищать друг друга и помогать во всем и делить все тяготы и радости вместе». Пророк Мухаммад, сас, попросил выбрать из ясрибцев 12 человек, которые будут ответственны за дела вновь образуемой общины.

Когда прибывшие стали присягать на верность Пророку, сас, один из хазраджитов, присягнувший Пророку в прошлом году, спросил: «О, хазраджиты, осознаете ли вы в полной мере, что значит присягнуть этому человеку, Посланнику Всемогущего Аллаха?». Они ответили: «Осознаем». Но хазраджит продолжил: «Вы клянетесь хранить ему верность до самой смерти. Поэтому, если Аллах повелит кому-либо из вас умереть или быть убитым на этом пути или приведет вас к уменьшению достатка и бедности, и вы думаете, что тогда покинете Пророка, то оставьте его сейчас. Ибо если вы покинете Пророка тогда, то это приведет вас к позору в этом мире и ином мире и не будет вам прощения. Но если вы уверены в себе и клянетесь, что не отойдете от веры Аллаха, тогда присягните на верность Пророку, ибо так вы обретет мир и спасение в обоих мирах». Хазраджиты ответили: «Даже если Аллах повелит нам умереть в сражении или лишит нас достатка, мы сердцем принимаем это. О, Посланник Аллаха, что ожидает нас, если мы останемся верны этому обету?». Посланник Аллаха ответил: «Вечная благодать Рая и благословение Аллаха». Они сказали: «Тогда протяни нам руку». и так, держа Пророка за руку, они по очереди присягали ему на верность. Клятва, которую дали в ту ночь мусульмане Ясриба Пророку, упоминаемая в исламской историографии как клятва мужей, приводится в хрониках в таком виде: «Мы клянемся сражаться, беспрекословно повинуясь посланнику Аллаха в радости и в горе, в довольстве и в лишениях, и в дни тягот. Мы никому не причиним зла, будем всегда говорить только правду, и в служении Аллаху не убоимся ничьих угроз». Этот день стал именоваться с истории Ислама как «Второй обет Акабы».

Покушение На Пророка

После заключения договора с Ясрибом и присяги паломников на верность, Пророк Мухаммад, сас, не откладывая, стал готовить мусульман Мекки к переселению в Ясриб, ибо ситуация в Мекке накалилась до предела. Пребывание в Мекке немногочисленной общины мусульман, после смерти Абу Талиба лишенных всякой защиты, означало верную смерть. Язычники-курайшиты готовы были в любой момент расправиться со всеми ними и истребить мусульман на корню. Поэтому мекканские мусульмане уходили тайно, по ночам, небольшими группами, оставляя дома и все имущество, чтобы не вызвать подозрений у язычников, ибо увидев их уход, месть курайшитов непременно обрушилась бы на Пророка. Через два месяца после заключения договора с Ясрибом, в Мекке из мусульман остались лишь сам Пророк Мухаммад, сас, Абу Бакр и Али. Абу Бакр тоже хотел покинуть Мекку, но Пророк попросил его остаться с ним.

Курайшиты делали все, чтобы остановить исход мусульман: одних родные и семьи запирали в домах, привязывали и оставляли в пустыне, других ловили в пустыне, жестоко избивали и возвращали в Мекку. Ситуация была критической, ибо силы многих были на исходе. До Пророка стали доходить тревожные вести, что, не выдержав пыток, некоторые из мусульман стали отказываться от Ислама, и в эти дни, взывая к Аллаху о крепости духа своей общины и прося о помощи, Пророк Мухаммад, сас, получает новое откровение, которое Пророк просил передать всем уверовавшим, оставшимся в Мекке, дабы укрепить их веру и упование на помощь Всевышнего:

Скажи: "О вы, служители мои, кто преступил против самих себя! Надежду на Господню милость в отчаянии не теряйте. Прощает все грехи Аллах. Поистине, Он милосерд и всепрощающ! К Владыке своему в раскаянии обратитесь, Ему (Единому) предайтесь до того, как наказание падет на вас, после чего вам помощи уже не будет. (Сура «Аз Зумар», 39:53-54)

Вести о том, что некоторые из мусульман, не выдержав пыток, отказались от

Пророка, вызвали ликование в стане язычников. Это стало их маленькой «победой». Однако положение Мекки действительно стало плачевным. Некогда цветущий, богатый город теперь лишился многих знатнейших людей, оставивших свои дома и имущество и покинувших Мекку ради верности Исламу, многие богатые дома опустели, в других оставались лишь немощные старики.

Город, еще десять лет назад процветавший и богатевший день ото дня, полностью изменился, лишился былой мощи и славы, и все это сделал один человек, который не имел за собой никого. Это больше всего распаляло курайшитов. Но самую большую опасность для города курайшиты видели в том, что покинувшие их жители, «предавшие», по их мнению, религию предков, и объединившиеся с безродными ясрибцами, стали набирать силу, представляя угрозу существованию Мекки как таковой.

Один человек, которого они унижали и угнетали, с которого они не спускали

глаз, непостижимым образом стал представлять реальную силу, против которой вся знать Мекки уже смутно осознавала свое бессилие.

В это время умер Мутим, последний из старейшин, кто защищал Пророка, сас, и тогда курайшиты, собравшись на совет всех родов, решили осуществить план, который был задуман еще давно. Они были уверены, что теперь уже ничто и никто не сможет помешать им избавиться от этого человека, ставшего угрозой всей их жизни. На совете не присутствовал лишь Абу Лахаб. После долгих споров – ибо некоторые главы родов не хотели участвовать в затеваемом заговоре – был принят план Абу Джахля, который, как считали курайшиты, искоренит сам корень опасности. Каждый род должен был выдвинуть по одному самому хорошо вооруженному, сильному и меткому юноше, и эти избранные представители всех родов вместе должны были напасть на Мухаммада, сас, и убить его. Все роды вместе прольют его кровь, так что ни один из родов не сможет быть непосредственно обвинен в убийстве. Они полагали, что род хашимитов не сможет воевать и мстить всем родам сразу, и тогда они смогут откупиться от хашимитов деньгами за пролитую кровь Мухаммада, сас. Таким образом, все племена и Мекка навсегда избавятся от этого человека, который не давал им «спокойно» жить.

Но в ту ночь Всевышний Аллах послал к Пророку архангела Джебраиля, который сообщил ему о плане заговорщиков, и внушил ему план, предписанный Всевышним. Утром Пророк, сас, направился к Абу Бакру. Он был взволнован, и Абу Бакр тотчас понял, что произошло что-то очень важное. Как рассказывал впоследствии Абу Бакр, Пророк сказал: «Аллах позволил мне покинуть этот город и переселиться в Ясриб». Абу Бакр спросил: «Со мной?», на что Пророк, сас, ответил: «С тобой, мой верный брат». Дочь Абу Бакра, будущая супруга Пророка, праведная Айша, которая была свидетелем этого разговора, рассказывала впоследствии, что никогда ранее не видела отца плачущим, и потрясло ее то, что отец рыдал о счастья, услышав эти слова от Пророка.

в течение одного дня Пророк, сас, и Абу Бакр разработали план ухода, после чего Пророк вернулся домой и рассказал Али, что он уходит в Ясриб, а Али должен будет остаться в Мекке до тех пор, пока не отдаст владельцам все, что было вверено Пророку на хранение. Показательно то, что даже несмотря на отказ признавать его пророческую миссию и яростную ненависть к его проповедям, мекканцы относились к нему как к самому надежному и честному человеку в городе и продолжали называть его именем «Аль-Амин». Многие торговцы оставляли ему самое ценное из своего имущества на хранение, то, что не могли доверить никому другому. Пророк рассказал Али о ночном явлении Джебраиля и о том, что курайшиты готовятся убить его.

Юноши, отобранные от всех родов, договорились встретиться ночью у дома Пророка, сас, но, пока они ожидали друг друга, стало ясно, что Пророк был не один в доме: были слышны женские голоса, дочери Пророка и его тетя были дома – и они решили не нападать на Пророка в доме, ибо тогда им пришлось бы расправиться и с женщинами, что опозорило бы их на всю Аравию. Поэтому было решено подождать, когда Пророк, сас, выйдет из дома один, и тогда осуществить вероломный замысел.

Накануне назначенного плана убийства, Пророк Мухаммад, сас, и Али вели последние приготовления в доме, Пророк давал ему последние наставления перед уходом. Пророк, сас, и Али знали о заговорщиках, подстерегавших их возле дома. Был разработан план: Пророк Мухаммад, сас, дал Али свое зеленое покрывало, сказав: «Укройся моим покрывалом, ложись на мою постель и спи. Тебе они не причинят никакого вреда». Потом Пророк сел читать Суру Корана, которая начиналась словами Йа-Син, и закончил аятом:

Йа. Син. Клянусь мудрым Кораном! Воистину, ты стоишь в одном ряду с посланниками Бога на праведном пути. Он (Коран) ниспослан Могущественным, Милосердным, чтобы ты предостерег людей, отцы которых, не приняв предупреждений Наших, остались глухи к знамениям Аллаха. Господнее Слово оказалось справедливым, карая большинство из них за то, что отвергли они веру. Воистину, Мы наложили на их шеи оковы до самого подбородка, и их головы задраны. Мы установили преграду перед ними и преграду позади них и накрыли их покрывалом, и они не видят. (Сура «Йа-Син», 36:1-9)

После этого Пророк Мухаммад, сас, попрощался с Али, и, когда он вышел из дома, Всевышний Аллах сотворил чудо: Аллах словно бы опустил пелену на глаза заговорщиков, они не видели, как Пророк вышел из дома и, пройдя меж них, стал быстро удаляться. По пути ему встретился один из курайшитов. Он заметил и узнал Пророка, сас. Когда же тот курайшит поравнялся с заговорщиками, ждавшими у дома Пророка, он сказал им, что Мухаммада, сас, в доме нет, он видел его в городе несколько минут назад. Заговорщики были обескуражены, ведь они ясно видели Пророка входившим в дом, и никто более оттуда не выходил. Один из заговорщиков знал, где находится окно комнаты Пророка. Они решили посмотреть, спит ли он. Увидев его лежащим на своей кровати, укрытым покрывалом, они успокоились, собравшись ждать утра. Но когда на рассвете двери дома открылись и из дома вышел Али, все еще укрытый покрывалом, заговорщики пережили потрясение. План, к которому так тщательно готовились все курайшиты, сорвался. в растерянности они бросились к главам родов, чтобы рассказать о непонятно как ушедшем от них Пророке, сас.

Хиджра (Переселение) Пророка

Тем временем Пророк Мухаммад, сас, пришел в дом Абу Бакра, уже ожидавшего его наготове. Они покинули дом Абу Бакра через потайные ворота во дворе, возле которых их уже ожидали два верблюда, приготовленных Абу Бакром. Как и было спланировано ранее, Пророк Мухаммад, сас, и Абу Бакр с сыном Абдуллой покинули город не в направлении Ясриба, ибо, увидев исчезновение Пророка, мекканцы тотчас же бросились бы за ними, мекканцы и без того расставили по всем дорогам, ведущим в Ясриб, тайных наблюдателей. Пророк, сас, и Абу Бакр направились в совершенно противоположную сторону, на юг, к пещере, что находилась в горе Севр. Отдалившись от Мекки, Пророк спешил верблюда и с печалью посмотрел на оставшийся позади город. Абу Бакр передал слова Пророка, сказанные в тот миг: «На этой земле, сотворенной Аллахом, ты для меня и для Аллаха самый любимый город, и если бы мой народ не изгнал меня, я бы никогда не покинул своей родины».

Бывший раб Абу Бакра, которому он даровал свободу еще в первые дни принятия Ислама, пастух Амир ибн Фухейра, вызвался помочь им в побеге. Он собрал все вверенное ему стадо и пошел вслед Пророком и Абу Бакром, чтобы таким образом стадо затоптало следы двух верблюдов, которые в пустыне тотчас же привлекли бы внимание мекканцев, повсюду искавших Пророка.

Добравшись до пещеры, Абу Бакр отправил сына обратно, отправив с ним обоих верблюдов. Кроме того, его задачей было разузнать, какова ситуация в Мекке и что предпринимают курайшиты. Пастух же должен был еще несколько раз пройтись по тому маршруту, по которому сын Абу Бакра вернулся в город с верблюдами, чтобы окончательно стереть все следы. На следующую ночь к пещере, где укрывались Пророк Мухаммад, сас, и Абу Бакр, пришел сын Абу Бакра, Абдуллах, и старшая дочь Абу Бакра, Асма, принесшие им еды. Они рассказали, что в городе объявлено небывалое вознаграждение в сто верблюдов тому, кто найдет или убьет Мухаммада, сас. По всем дорогам, ведущим в Ясриб, рыскали десятки людей, ибо цена за жизнь Мухаммада, сас, объявленная курайшитами, была очень высока.

Пророк Мухаммад, сас, и Абу Бакр укрывались в пещере трое суток, в то время как разъяренные мекканцы, увидевшие их исчезновение, искали их повсюду в пустыне. Абу Джахль с группой мекканцев, предполагая, что Пророк ушел в сторону Ясриба, которая находилась на севере Мекки, бросился с отрядом в погоню, оставив обыскивать окрестности лишь небольшую группу людей.

Несмотря на тонко просчитанный план Пророка, сас, одна группа курайшитов все же допускала, что он мог уйти в противоположном направлении, то есть на юг. Арабы пустыни очень хорошо умели видеть следы, и даже стадо баранов, которое должно было замести следы двух верблюдов, перевозивших Пророка и Абу Бакра, не скрыло от курайшитов следов: они увидели несколько крупных следов посреди сотен мелких и предположили, что Мухаммад и Абу Бакр могли скрыться в пещерах. и вот на третий день безмолвие гор нарушили голоса десятков людей. Пророк Мухаммад, сас, и Абу Бакр отчетливо слышали все приближающиеся к пещере шаги людей. Тревога охватила Абу Бакра, но Пророк был спокоен и, желая поддержать друга, сказал ему откровение Аллаха, которое снизошло к нему незадолго до ухода из Мекки:

Если вы не окажете ему (Мухаммаду) помощи, то ведь Аллах уже оказал ему помощь, когда неверующие изгнали его. Он был одним из тех двоих, которые находились в пещере, и сказал своему спутнику (Абу Бакру): “Не печалься: Аллах ведь с нами”. Тогда Аллах низвел на него спокойствие и поддержал его воинством небесным, что взору вашему незримо, и унизил слово нечестивых, возвысив Слово Свое до небес. Поистине, Аллах – Могуч, Мудр. (Сура «Прощающий», 9:40)

Голоса искавших их были совсем близки, преследователи подошли к входу в пещеру, но лишь недолго оставались возле нее, Пророк Мухаммад и Абу Бакр слышали их разговор. Преследователи почему-то говорили, что не могут беглецы скрываться здесь, они говорили, что в пещере точно никого не могло быть последние месяцы, и вскоре покинули горы, решив продолжать поиски дальше. Когда шаги стали удаляться, Пророк, сас, и Абу Бакр подошли к выходу из пещеры, и увиденная картина была еще одним знамением абсолютного могущества Аллаха и Его помощи беглецам: часть входа в пещеру закрывала раскидистая акация, которая не росла здесь еще утром, а оставшаяся часть входа была затянута паутиной. Они посмотрели наружу и увидели, что прямо перед входом в пещеру голуби свили себе гнездо и голубица сидела в нем, словно бы высиживала потомство. Эта идиллическая картина показывала, что сюда давно уже не ступала нога человека.

Той же ночью Абдуллах, сын Абу Бакра, и пастух Амир привели бедуина, который должен был провести Пророка, сас, и Абу Бакра к Ясрибу тайными путями, известными только настоящему бедуину, никто из городских жителей не мог знать этих троп. Когда они добрались до места, где их ожидали верблюды, Абу Бакр подвел к Пророку самого лучшего верблюда, прося принять его в дар, но Пророк отказался. Он спросил: «Сколько ты заплатил за него?» Узнав стоимость, он отдал все оставшиеся деньги Абу Бакру и только после этого сел на верблюда. и хотя Пророк, сас, ранее принимал что-либо в дар от Абу Бакра, как, например, в годы бойкота, когда у хашимитов не было ни еды, ни возможности заработать деньги, то здесь ситуация была особой, и Абу Бакр не стал настаивать на даре. Посланник Аллаха совершал хиджру, покидая ради Аллаха свой родину и оставляя все, что он имел, дом, имущество, обрывая все родственные связи, покидая все, что было дорого ему с детства. Поэтому в данном случае все, что Пророк приносил в жертву ради служения Аллаху, могло быть только его личным имуществом, ибо чужое имущество не могло бы считаться пожертвованным ради Аллаха. и верблюд, на котором он покидал родину, был также частью хиджры. Верблюда звали Кисва. С тех пор он был верным и самым любимым верблюдом Пророка и избороздил вместе с ним долгие дороги и прошел с ним до конца земной жизни Пророка.

Проводник-бедуин вывел их из Мекки сперва на восток, затем путь их стал петлять среди гор и пустынь в сторону юга. Через несколько дней они вышли к Красному морю, по берегу которого и направились в сторону Ясриба, находившегося на севере от Мекки. Путь проходил спокойно, за всю дорогу никто не повстречался им в пустыне, и только раз на рассвете они увидели приближавшийся караван, что, конечно же, вызвало тревогу. Но когда караван приблизился, они увидели, что это был двоюродный брат Абу Бакра, Талха, который шел с караваном из Сирии в Мекку. и хотя Талха не был из числа мусульман тогда, но не испытывал к Пророку и Абу Бакру никакой злобы и накормил уставших путников чем мог. Оказалось, что Талха по пути заходил в Ясриб, и он сообщил путникам радостную весть о том, что их ожидают там с нетерпением, и на прощание подарил им изысканные белые одеяния, которые он вез из Сирии, с тем, чтобы, входя в Ясриб, они своим видом обрадовали мусульман, с тревогой ждавших их. На исходе пути, когда путники уже приближались к ясрибской долине, Пророку пришло еще одно откровение Всевышнего:

Поистине, Тот, Кто ниспослал тебе Коран и вменил в обязанность тебе его предписания, (О, Мухаммад), непременно вернет тебя к месту возвращения (в Мекку и в Рай). Скажи: “Господь мой лучше знает тех, кто принес Истину, и тех, кто в явном заблуждении”. (Сура «Повествование», 28:85)

На двенадцатый день после ухода из пещеры, на заре, путники достигли долины Акик и к полудню поднялись на вершину горы. Красота края, открывавшаяся их взору, вселила радость и воодушевление в их уставшие сердца. Несмотря на жару и усталость от долгого пути в пустыне, они решили не медлить ни минуты. Зеленый изобильный край меж двух горных цепей, которые Пророк Мухаммад, сас, видел во сне еще в Мекке, теперь воочию раскинулся перед ним. Пророк, сас, и Абу Бакр попросили проводника не вести их сразу в город, а остановиться сперва в первом селении долины на пути к Ясрибу – то была Куба.

Мухаджиры, которые переселялись из Мекки в Ясриб первыми, также останавливались в Кубе, некоторые их них находились здесь и в момент прихода Пророка. От Пророка не было вестей долгие дни. Говорили, что он пропал, и что его схватили курайшиты, и жители Кубы были в тревоге, каждый день на заре они выходили на дорогу и подолгу всматривались вдаль, надеясь увидеть, наконец, Пророка и Абу Бакра. и в то утро они также ждали его на дороге, но Пророк показался на пути, когда солнце уже клонилось к закату. Один иудей, сидевший на крыше дома, вдруг увидел двух всадников в сияющих на солнце белых одеждах, приближавшихся к селению. Иудеи знали, почему их соседи каждое утро выходят на дорогу и кого они подолгу ждут. и , увидев двух всадников, он тотчас же понял, кто это, и закричал на все селение «О, сыны Кайлы, он пришел, он пришел». За несколько минут все жители селения высыпали на улицу и бросились навстречу Пророку. То был самый торжественный день для жителей Кубы: старики, мужчины и женщины, дети – все были на дороге и встречали Пророка, люди плакали от радости после томительных дней безвестия, и каждый стремился подойти к Пророку поближе, чтобы приветствовать его. Пророк Мухаммад, сас, входя в Кубу, приветствовал жителей словами: «О люди, приветствуйте друг друга с миром, не оставляйте голодными неимущих, чтите родственные связи, усердствуйте делами на пути Аллаха, совершайте молитву праведно, когда другие еще спят. и тогда Аллах введет вас с миром в вечную обитель Рая».

В Кубе Пророк остановился в доме пожилой женщины, Кульсум, в доме, где до него останавливались Хамза и Зайд. Через пару дней в Кубу из Мекки пришел и Али, он раздал все доверенное Пророку владельцам и под покровом ночи покинул город.

Пророк Мухаммад, сас, прибыл в Кубу 29 сентября 622 года, то был понедельник. Мединцы, узнавшие о прибытии Пророка в Кубу, пребывали в нетерпении, и каждый день посылали к нему людей, прося войти в их город. Поэтому Пророк пробыл в Кубе всего четыре дня. Перед тем, как покинуть Кубу, он заложил фундамент первой мечети.

Прибытие Пророка Мухаммада, cас, в Медину

Рано утром в пятницу Пророк с несколькими мухаджирами, вышел из Кубы. Провожать его вновь собрались все жители Кубы, а навстречу из Ясриба пришла делегация хазраджитов. Караван из встречавших ясрибцев и провожавших жителей Кубы составил человек сто. По пути, в селении бану салим в долине Ранун, Пророк Мухаммад и его спутники совершили первое коллективное моление в Ясрибе, которое считается первым пятничным молением, где Пророк Мухаммад, сас, произнес первую проповедь (хутбу), обращенную к мусульманам обоих селений, ее также считают первой хутбой в Исламе.

После этого Пророк вновь оседлал Кисву, Абу Бакр и остальные присоединившиеся в Кубе мекканцы на верблюдах направились к Медине. Справа и слева от Пророка и мухаджиров шли почетным караулом хазраджиты и ауситы, пришедшие встретить Пророка в Кубе, победно подняв свои мечи. и вот, наконец, торжественное шествие вошло в Ясриб. Жители города еще никогда не видели такого величественного и радостного дня. Все жители города, мужчины и женщины, дети и старики, встречали Пророка на улицах города, радостно скандируя: «Посланник Аллаха пришел! Посланник Аллаха пришел!»

Каждый житель хотел, чтобы Пророк остановился в их доме. По ходу шествия люди наперебой пытались перетянуть Кисву то в один дом, то в другой. Они обращались к Пророку со словами: «Повели войти в наш дом, о, Посланник Аллаха, мы имеем силы защитить тебя и всех, кто с тобою». Но Пророк, сас, благодаря и приветствуя каждого, повторял: «Позвольте Кисве идти туда, куда он хочет идти, ибо он подчинен воле Аллаха». Кесва долго ходил по городу, сворачивая то в одну сторону, то в другую, но нигде не останавливался подолгу, и только дойдя до широкой площади, на которой росли финиковые пальмы и сохранились останки некоего строения, вдруг опустился на землю. Потом Кисва вновь встал и прошел еще немного, но опять вернулся на то же место и окончательно сел, теперь уже сложив ноги. Посланник Аллаха, сас, сказал: «ИншаАллах, здесь мой дом».

Когда Пророк, сас, спросил, кому принадлежит этот участок, оказалось, что он принадлежал двум сиротам Сехлю и Сухейлю, которых воспитывал Асад, один из тех ясрибцев, что присягнул Пророку еще во время первой Акабы. Пророк попросил привести сирот, собственно и они были среди встречавших его, и спросил их, за сколько они согласились бы продать эту землю. Отроки сказали, что не могут продать, но хотят подарить ее Пророку, и это будет великой честью для них, на что Пророк ответил, что остановится здесь, только если выкупит ее, и он никогда не сможем принять ее в дар. Тогда в присутствии воспитателя сирот, Асада, была определена самая лучшая цена за землю, которая и была выплачена их воспитателю и должна была быть передана отрокам после их совершеннолетия. Так было определено местоположение первого дома Пророка.

Но до тех пор, пока Пророк не постоит свой дом, его пригласил остановиться в своем доме Абу Айюб, первый, кто присягнул Пророку во время второй Акабы, ибо его дом находился в непосредственной близости от места будущего дома Пророка. Он с женой переместился на второй этаж, а Пророку отдал первый этаж своего дома.

Утром следующего же дня Пророк Мухаммад, сас, изъявил желание начать строить мечеть. Она строилась одновременно с мечетью в Кубе. Большая часть строения была возведена из глиняных брикетов, однако северная стена мечети и свод арки, обращенной к кибле, Иерусалиму, была выложена из камня. Это была первая мечеть Ясриба, ставшая центром зарождавшейся исламской государственности.

Мухаджиры и Ансары

Переселение Пророка Мухаммада и мусульман в Ясриб (Медину), называемое термином «хиджра» не было просто переменой места обитания, и тем более не было бегством, как невежественно пытаются представить этот факт некоторые историки. Для мусульман хиджра стала разрывом с прежними родственными отношениями и переход под защиту новой системы. Таким актом стала хиджра в Эфиопию, о которой мы говорили ранее. Однако отличие хиджры в Медину заключалось в том, что Пророка Мухаммада принимали здесь не как покровительствуемого и защищаемого от безбожников, но как духовного главу, вероучителя, имама новой общины, в состав которой добровольно входили и принимавшие его ясрибцы (мединцы).

Хиджра Пророка Мухаммада, сас, открыла новый период в истории Ислама и сыграла великую политическую роль. Однако наряду с политическим значением хиджры, не менее важным был и ее духовный аспект: главным итогом хиджры было духовное очищение мусульман от всех материальных эгоистических привязанностей и желаний нафса. Хиджра укрепила Иман первых мусульман и принесла им духовную зрелость. Мухаджиры приняли и безоговорочно последовали повелению Аллаха – оставили родину, покинули все свои материальные блага и этим актом явили свою искренность и духовную высоту. Ансары же, расходуя все имевшееся у них имущество и блага ради служения Аллаху и деля его с новообретенными братьями, также показали пример истинного Имана: они с радостью в сердце отдали все ради Аллаха. Заботясь о благополучии своих братьев мусульман, они отводили первостепенную роль им и забывали о своих нуждах – тем самым и они возвысили свои души над желаниями нафса и достигли духовной чистоты.

Иными словами, хиджра стала, прежде всего, этапом укрепления Имана и сплочения общины (уммы) мусульман, Аллах дал им осознание единства уммы и ее силы, и следствием этого единства и крепости духа стала абсолютная победа мусульман над безбожниками и объединение всей Аравии под знаменем Единобожия за очень короткий период времени.

Значение хиджры было актуально не только в период становления Ислама: хиджра является прекрасным примером для мусульман и сегодня. Духовная зрелость и беззаветное служение Богу – это два понятия, которые являются сутью хиджры. и , согласитесь, эти два состояния души как никогда важны для мусульман и сегодня в любом уголке мира.

Мединцев, которые приняли Ислам и приняли братьев по вере, вынужденных покинуть свою родину и которые разделили с ними все, что они имели, Пророк стал называть ансарами (что в переводе с арабского означало – помощники). Мекканцев, покинувших родину, оставивших все свое имущество на пути служения Аллаху, Пророк стал называть мухаджирами (что в переводе означает – переселившиеся). Это была совершенно новая система отношений. в Коране Всевышний Аллах повелевает об этих двух общинах:

Воистину, те, которые уверовали, переселились в изгнание и сражались своим имуществом и своими жизнями на пути Аллаха, а также те, которые дали им приют и оказали помощь, они суть те, которые уверовавшие (в Бога) (Сура «Трофеи», 8:74)

landscape

Среди мекканцев (мухаджиров), переселившихся в Медину, число боеспособных мужчин составляло чуть более сотни. Мухаджиры, бывшие в Мекке представителями богатых родов, вынуждены были оставить все имущество в Мекке, ибо переселение совершалось тайно и никто из них не мог распродавать свое имущество, чтобы не вызвать подозрений у мекканцев. Многие из мужаджиров просто уходили из своих домов в чем есть, не взяв даже самого необходимого, так что по приезде в Медину все они остались без каких-либо средств к существованию. в Коране Всевышний повелел о мухаджирах:

".. они те, кто, стремясь к Господней милости и благам, были изгнаны из своих жилищ и лишены своего имущества, когда помогали Аллаху и Его Посланнику. Они, поистине, благочестивы. (Сура «Переселение», 59:8)

Они были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: “Наш Господь – Аллах”. (Сура «Паломничество», 22:40)

Мухаджиры, придя в Медину, стали совершенными бедняками. У них не было возможности вернуться в Мекку и забрать хотя бы часть имущества. Сразу же после того, как мусульмане покинули Мекку, курайшиты приказали разрушить и разграбить все их дома и уничтожить имущество. Весть об этом вскоре достигла переселившихся в Медину мусульман. Но нищета и лишения не стали для них поводом для огорчения. Равное отношение мусульманина к богатству и бедности, величию и унижению и есть истинный Иман, ибо жалобы на обстоятельства означали бы упрек Создателю. Их самым большим богатством был Иман и абсолютное предание себя Аллаху. Они верили твердым знанием, что Аллах никогда не оставит тщетными веру и страдания Своих праведных рабов.

Всего через несколько лет мухаджиры, оставив все, чем они владели в Мекке, милостью Аллаха смогли обрести великую силу против язычников Мекки и одолеть их, несмотря на огромное численное превосходство. Всевышний Аллах поясняет нам в Коране, как мухаджиры смогли обрести великую силу после того, как были лишены всего и очень малы числом:

Помните, как вы были малочисленны, и слабы на той земле, и в страхе, что эти люди схватят вас, но Он дал вам убежище, и укрепил вас помощью Своей, и наделил вас благами чистыми, чтобы вы могли быть благодарны. (Сура «Трофеи», 8:26)

Мединские ансары приняли Ислам позднее мекканских мухаджиров, но их Иман был столь же зрелым, искренним и полным. Ансары встретили мухаджиров, как братьев, поселили их в своих домах и делились с ними всем, что имели: домами, едой, имуществом, поддерживая братьев-мусульман до тех пор, пока мухаджиры не стали обретать средств к существованию. Одним из первых важнейших событий в создании новой общины мусульман было массовое братание мухаджиров и ансаров. Обычай братания был широко распространен в Аравии. Братание делало людей такими же близкими, как кровное родство. Искренние братские чувства ансаров и мухаджиров и их крепкая взаимопомощь упоминаются в аяте как пример высшей добродетели и нравственности для мусульман:

И те, которые в вере утвердились (в Медине), и свой очаг имеют повернулся всей душой к тем, кто нашел у них приют, и в своем сердце не испытывает тяги к тому добру, что предоставлено другим, и отдают им предпочтение перед собой, даже если они и сами нуждаются. и те, кто оградил себя от скупости души, - они, поистине, восторжествуют! (Сура «Переселение», 59:9)

Аллах доволен первыми из мухаджиров и ансаров, которые опередили остальных, и теми, которые последовали праведно за ними. и они также довольны Аллахом. Аллах уготовал для них Райские сады, реками омовенны, где им навечно пребывать. и это – великое спасение. (Сура «Покаяние», 9:100)

landscape

Жизнь в Медине. Мединское Соглашение

Первым шагом, который Пророк Мухаммад, сас, предпринял на следующий же день после прибытия в Медину, было начало строительства специального места для коллективного моления – первой мечети, масджида (что в переводе с арабского означает «место, в котором совершается саджда, земной поклон Богу)».

Это новое место моления мусульман по архитектурному замыслу не имело ничего общего ни с Каабой, ни с синагогами, ни с церквями, существовавшими в Аравии, в частности, в Медине в тот период. Мечеть должна была вмещать всех мусульман и быть строгой, простой архитектуры. Кибла первой в истории Ислама мечети в Медине, так же, как и мечети в Кубе, была ориентирована на Иерусалим. Йасриб из обычного селения стал для мусульман Городом Пророка (в арабском языке – Мадинат ан-Наби) или просто Мединой.

В Мекке мусульмане совершали намаз тайно, в укрытых местах, ибо число мусульман было невелико; и все они собирались в назначенное время в одном месте, так что не было нужды призывать друг друга к молитве, тогда как в Медине численность мусульман значительно увеличилась, они вели активную работу: кто-то занимался строительством, кто-то торговлей – и мусульмане уже не могли несколько раз в день собираться в одном месте. Время намаза определялось по положению солнца на небосводе, по первым лучам восхода и заката. Однако проблема заключалась в том, что каждый человек определял время индивидуально, поэтому часто случались опоздания людей к намазу и тогда Пророк, сас, решил, что следует унифицировать время молитв. Было решено определить одного человека, ответственного за призыв всех мусульман к молитве, чтобы не было расхождений и опозданий. Пророк Мухаммад, сас, предложил Биляла, который обладал красивым, звонким и сильным голосом. Билял обязался следить за временем приближения намазов, и, как только время наставало, он поднимался на крышу самого высокого дома близ строящейся мечети и сильным, звонким голосом читал азан – призыв к молитве, который было решено построить так:

-Билял дважды повторял слова - Аллаху Акбар (Аллах велик),
-затем по два раза провозглашал
-Ашхаду алляя ляяхэ илля ллаах (Свидетельствую, что нет иного бога, кроме Аллаха)
Ашхаду анна мухаммадар-расуулюл-лаах (Свидетельствую, что Мухаммад – посланник Аллаха)
-далее два раза провозглашал - Хайя ‘аля ссаляя (Спеши на молитву)
- два раза - Хайя ‘аляль-фаляях (Спешите к спасению)
-Билял дважды повторял слова - Аллаху Акбар (Аллах велик),
-затем по два раза провозглашал –
Ашхаду алляя ляяхэ илля ллаах (Свидетельствую, что нет иного бога, кроме Аллаха)
Ашхаду анна мухаммадар-расуулюл-лаах (Свидетельствую, что Мухаммад – посланник Аллаха)
- затем дважды произносил - Аллааху акбарул-лааху акбар (Аллах Велик! Аллах Велик!)
-Билял дважды повторял слова - Аллаху Акбар (Аллах велик),
-затем по два раза провозглашал
-Ашхаду алляя ляяхэ илля ллаах
(Свидетельствую, что нет иного бога, кроме Аллаха)
Ашхаду анна мухаммадар-расуулюл-лаах (Свидетельствую, что Мухаммад – посланник Аллаха)
- и завершал азан словами - Ляя иляяхэ илля ллаах (Нет бога, кроме Аллаха).

Так Пророк Мухаммад, сас, установил традицию призыва к молитве - азану, а человек, призывающий к молитве, стал именоваться муэдзином.

После переселения в Медину мусульмане стали численным большинством в городе. Практически все арабские роды Медины, среди них самые многочисленные хазраджиты и ауситы, приняли Ислам, однако в Медине были общины и иных вероисповеданий. Религиозный и этнический состав Медины был очень разнообразен. Кроме мухаджиров и ансаров, хазраджитов и ауситов, в Медине жили и несколько сильных иудейских племен, которые после принятия Ислама остальными народами остались в меньшинстве.

Пророк Мухаммад, сас, как духовный наставник большинства жителей города, принял в высшей степени мудрое решение, которое должно было обеспечить мирное сосуществование различных по вероисповеданию и образу жизни общин.

Договор, составленный Пророком Мухаммадом, сас, известен в истории как Мединское соглашение. Он устанавливал для всех общин Медины равенство прав и право на свободу вероисповедания. Мусульмане, как религиозное большинство в Медине, гарантировали иудеям равенство в правах и обязанностях. Примечательно, что в Мединском соглашении иудеи и мусульмане провозглашались Пророком Мухаммадом, сас, одной общиной верующих в Единого Бога (ал-муминун) (!), хотя и исповедующими различные вероисповедания (дин). Мединский договор и сегодня являет собой уникальный дипломатический акт, регулировавший все права и аспекты взаимоотношений общин, четко декларируя положение и равенство прав немусульман в мусульманском государстве. Мединский договор сохранял все связи и обязательства отдельных родов, авторитет местных вождей, за собой Пророк Мухаммад закрепил лишь право решения всех спорных вопросов и конфликтов, которые могли возникнуть среди жителей Медины.

Кроме того, если, к примеру, кому-либо из иудеев кто-либо наносил вред, то на его защиту вставали и мусульмане и иудеи, равно как и в отношении мусульман, оказавшихся в беде, иудеи являлись помощниками и защитниками.

Наряду с этим в договоре были закреплены принципиально новые основы политической организации, своего рода принципы новой государственности: все общины города, независимо от вероисповедания, обязались выступать вместе, единой армией в случае внешней агрессии со стороны язычников и защищать всех членов общины. Мир общины был неделим, независимо от вероисповедания: все стороны, подписавшие договор, сообща будут защищать свой город.

Не допускалось заключение тайных сепаратных соглашений с другими общинами, условия жизни общин в Медине были честными и равными для всех. Ответственность преступников была индивидуализирована, то есть лишала преступников защиты рода, независимо от их вероисповедания. Это было в высшей степени мудрое, революционное решение Пророка: тем самым он положил конец языческому обычаю кровной мести, поставив законодательную преграду для межродовой борьбы, беспрерывной в Аравии тех времен. Ни один человек, подписавший этот договор, не мог предоставлять защиту ни кому из язычников племени курайш, вступать с ним и в торговые сделки или принимать их сторону против кого-либо из верующих.

Все стороны, подписавшие договор, должны были советоваться друг с другом и способствовать распространению праведности в городе, поощрять благие начинания и препятствовать любым формам греха, помогать нуждающимся и тем, кто оказался в беде. Кроме того, что принципиально важно, Мединское соглашение, упоминая имя Пророка Мухаммада, сас, как Посланника Аллаха, не содержало пункта, который вынуждал бы иудеев признать его Посланником Аллаха. Это было уникальным примером веротерпимости и глубокого уважения к религиозным убеждениям людей иного вероисповедания.

A callighraphic inscription in celi ta'liq script

Все европейские историки единогласно признают, что данный договор, часто называемый также конституцией Медины, является уникальным по своей продуманности и справедливости политическим документом, позволившим обеспечить мир и согласие между совершенно различными этническими и религиозными группами. Этот документ и по сей день остается историческим прецедентом, свидетельствующим о выдающемся политическом и дипломатическом даре Пророка Мухаммада, сас, его высочайшей справедливости, мудрости и благожелательности.

Можно предположить, что иудеи приняли этот договор более по политическим соображениям, нежели по зову сердца, ибо Пророк Мухаммад, сас, стал самым влиятельным и авторитетным человеком в Медине: его личность была непререкаема. Часть иудеев, действительно, признала его Посланником Аллаха и приняла Ислам как Последний вероустав Аллаха; другая часть иудеев все же считала, что Пророк, которого они ждали и который упоминался в Торе, не мог быть не из рода иудеев, а потому отказывались принять Пророка Мухаммада, сас, как Посланника, таким образом, соблюдая положения договора лишь из соображений политической выгоды. Ведь среди иудеев было много таких, которые желали прихода Пророка, сас, не ради своего духовного просветления и совершенствования веры, но только лишь ради восстановления статуса избранности иудеев в Медине, которая некогда принадлежала им. Однако, вопреки их ожиданиям, Пророк был не из рода Пророка Исхака, но из рода его брата, предка всех арабов – Пророка Исмаила.

Положение мусульман в Медине значительно окрепло, из Мекки к ним приходили все новые люди, избравшие Ислам и решившиеся разделить хиджру с Пророком, но не имевшие возможности выехать оттуда ранее. К этому времени Ислам приняли практически все хазраджиты и ауситы Медины. Город стал центром гармоничного существования всех общин, составлявших ее население.

За семь месяцев в апреле 623 года мусульмане под руководством и при активном личном участии в строительстве Пророка Мухаммада, сас, завершили возведение первой в Медине мечети, которая была соединена с его домом. Община мусульман вместе совершала здесь пятикратную молитву, перед каждым намазом мусульмане собирались у стен новой построенной мечети. Верхняя крытая часть мечети, именовавшаяся Суффа (в переводе с арабского – «тенистая часть здания») была оборудована под гостевой дом для путников, которые не имели приюта, бедняков, которые не имели жилья в Медине или средств для существования. Здесь они могли жить. Мусульмане обеспечивали их едой, питанием и всем необходимым, делились всем, что ели сами. Пророк Мухаммад чувствовал свою ответственность за всякого, кто стремился к Исламу, но по тем или иным причинам не имел средств к существованию, ибо он сам и все его сподвижники также когда-то покинули Мекку и оставили все, что имели, ради служения Аллаху и донесения Света Господнего закона до людей. Но Суффа была не просто местом кормежки и проживания путников или нуждающихся. Пророк уделял определенную часть дня беседам с постояльцами, он вел проповеди, ансары и мухаджиры учили их письму и чтению, основам Ислама, таким образом, Суффа за короткое время стала не только гостевым домом, но, прежде всего первым образовательным центром мусульман, куда стали приезжать желавшие изучать Ислам со всех уголков Аравии. Племена, принимавшие Ислам, отправляли сюда своих представителей, которые проходили в Суффе курс обучения и потом, возвращаясь к своим народам, несли людям знание об Исламе и образе жизни мусульман. Суффа стала первым медресе, центром обучения Корану и своего рода первым студенческим общежитием.

landscape

Фатима, дочь Пророка, сас, до замужества управляла Суффой с сестрой Умм Кульсум, супругами Пророка и еще несколькими мусульманками. Они готовили еду для постояльцев, поддерживали порядок в гостевом доме, изыскивали работу для нуждавшихся и средства тем, кто остался без заработка или работы. Самопожертвование и забота о ближнем стала неотъемлемой чертой мединской общины, и женщины-мусульманки, прежде всего дочери Пророка и его супруги, вели активную деятельность по созданию исламской модели взаимопомощи и социальной поддержки.

Именно в это время Всевышний Аллах начал ниспослание Пророку откровений, ставших позднее самой длинной, второй Сурой Корана – «Бакара». Сура начиналась с упоминания и описания нрава искренних муминов, которые уверовали в Господа и Его Посланника:

Это Книга, несомненно, наставление для богобоязненных, которые веруют в Незримое, совершают молитву праведно и жертвуют из благ, которыми Мы их наделили, которые веруют в ниспосланное тебе и в то, что было ниспослано до тебя, и веруют твердым знанием в Последнюю жизнь. Они на истинном пути от своего Господа, и они – обретшие спасение. (Сура «Аль Бакара», 2:2-5)

Однако далее следовали откровения Аллаха, упоминавшие о принципиально новой, неведомой ранее группе, появившейся внутри мусульманской общины: они упоминались как лицемеры, слепые и глухие перед словом Истины.

Среди людей есть такие, которые говорят: “Мы уверовали в Аллаха и в Последний день”, но не веруют они. Они тщатся обмануть Аллаха и верующих, но обманывают только самих себя и не осознают этого. Их сердца поражены недугом. и Аллах усилит их недуг. Им уготованы мучительные страдания за лживость их.

Когда им говорят: “Не распространяйте нечестия на земле!” – они отвечают: “Только мы и устанавливаем порядок”. Знайте, именно они распространяют нечестие, но сами они не осознают этого. Когда им говорят: “Уверуйте так, как уверовали люди”, – они отвечают: “Неужели мы уверуем так, как уверовали эти глупцы и невежды?” Но знайте, именно они-то и глупцы, но сами не знают того.

Когда они встречают верующих, то говорят: “Мы уверовали”. Когда же они остаются наедине со своими шайтанами, они говорят: “Воистину, мы с вами всей душой. Мы лишь издеваемся там над ними”. (Сура «Аль Бакара» , 2: 8-14)

То была новая категория людей, появившаяся в рядах мусульман. Они имели в сердце сомнения, колебания, неискренность в вере или нечестность перед Богом. Сатана непрерывно подпитывал семя сомнения в их сердцах. и Аллах предупреждал об этом Пророка Мухаммада, сас, ибо до этого момента, ни в Мекке, ни в Медине, где теперь мусульмане стали составлять мощную политическую силу, ряды мусульман еще не знали понятия лицемеров (в арабск. «мунафиков»). Естественно, что мунафики не могли появиться в среде мусульман ранее, ибо принятие Ислама в Мекке и в первые месяцы становления общины в Медине, по сути, не несли мусульманам никакой мирской выгоды. Наоборот, принятие Ислама тогда становилось причиной многих мирских потерь, изгнания, ненависти со стороны родни и курайшитов, преследования и угроз физической расправы. Единственное, что приводило их в Ислам – это искренность перед Богом, чистота души и сила их Имана. Однако теперь, когда принятие Ислама сулило уже вполне определенные мирские выгоды, которые становились все очевиднее, неизбежно появилось и лицемерие. Дни абсолютной чистоты веры и абсолютного единства рядов мусульман прошли.

Кроме того, Сура «Бакара» предупреждала и о некоторых из иудеев, которые были неискренни в отношении Пророка и таили злобу в сердцах против Пророка:

Но из людей Писания есть много и таких, кому бы хотелось вас – уже принявших веру - из зависти в неверие повергнуть вновь, хотя им Истина уже предстала. Но оставьте их и не имейте с ними дел, пока Аллах не явит Свое повеление. Воистину, Аллах всемогущ над всем! (Сура «Аль Бакара», 2:109)

Для того чтобы сплотить две общины мусульман, мухаджиров и ансаров, Пророк Мухаммад, сас, призвал мусульман последовать древнему обычаю братания. Каждый из ансаров избирал себе брата из мухаджиров, и он становился ему ближе всех ансаров. Но сам Пророк, сас, не стал следовать этому обычаю, поскольку избрать кого-либо из ансаров и предпочесть его перед другими для него оказалось невозможным. Пророк чувствовал себя ответственным за всех ансаров и любил их всех в равной степени. Тогда Пророк объявил своим братом юного Али, а дядю Хамзу побратал со своим приемным сыном Зайдом.

За два года пребывания Пророка Мухаммада, сас, в Медине Ислам был уже четко сформировавшимся вероучением и политической силой, объединявшей вокруг Пророка несколько крупнейших аравийских племен. Откровения Всевышнего определили все аспекты жизни мусульман. Коран четко установил границы дозволенного (халял) и запретного (харам) для мусульман, было определено установления закята (пожертвования), предписанного для муминов, правила соблюдения поста во время месяца рамадан. Мусульманская традиция относит установление поста в месяц рамадан к середине шабана 2-го года хиджры, еще до похода на Бадр, однако в некоторых источниках утверждает, что пост был введен в ознаменование победы при Бадре или сразу же после возвращения с Бадра.

Когда положение мусульман в Медине укрепилось, и в Мекке не осталось людей, которые были бы на стороне Пророка Мухаммада, но не могли оттуда выехать и, как следствие, могли стать объектами мести со стороны мекканских властей, Пророк Мухаммад начал осуществление Господнего повеления о возвращении Мекке и Каабе статуса Священного города и Дома Единого Бога, каким он был изначально во время возведения его Пророком Ибрахимом (Авраамом) и его сыном Пророком Исмаилом (Измаилом), мир им.

Надо отметить, что мухаджиры с первых дней переселения в Медину просили у Пророка разрешения отправиться на войну с язычниками Мекки, чтобы отомстить им за мученическую гибель первых шахидов ислама, убиенных язычниками за веру еще в Мекке, отомстить курайшитам, которые причинили им и их семьям так много страданий и физических мук. Но Пророк, сас, настаивал на терпении, ибо Аллах не давал в откровениях разрешения на войну с безбожниками. Курайшиты, в свою очередь, полагали, что с уходом мусульман они навсегда избавились от Ислама, ибо вскоре, как они полагали, нищие, обездоленные мусульмане начнут просить о пощаде и сами откажутся от своих убеждений, прося вернуть им их имущество. Однако курайшиты не могли вынести того, что мусульмане в Медине стали мощной политической силой, заключившей союз с другими племенами. Курайшиты то и дело совершали против мусульман провокационные действия, нанимали племена бедуинов, чтобы те уничтожали посевы мусульман, травили пастбища и колодцы, крали скот, пытаясь внести смуту в ряды мединцев. Упорство курайшитов в нападениях на мусульман, естественно, вызывало в рядах мединцев желание мести, но Пророк не позволял мусульманам прибегать к каким-либо воинственным действиям против провокационных действий курайшитов. Мусульмане вынуждены были даже ввести систему ночного дозора, чтобы оберегать свой скот и посевы от нанятых курайшитами бедуинов.

Но во второй год хиджры Пророк Мухаммад, сас, получил откровение Аллаха, дававшее мусульманам право вступать в военные действия с теми из безбожников, кто нападал на мусульманскую общину и представлял угрозу их жизни и безопасности. Господние аяты Корана являются самым четким ответом на обвинения в адрес Ислама как некоей воинственной и агрессивной религии, равно как и ответом на невежественные и преступные действия тех, кто, прикрываясь ширмой Ислама, считает войну против безбожников Господним предписанием. Коран четко регламентировал формы войны, единственно дозволенной в Исламе Всевышним Аллахом:

Тем, против кого ведут войну, дозволено сражаться, ведь им несправедливо причинили зло. Воистину, Аллах способен помочь им, тем, кто были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: “Наш Господь – Аллах”. Если бы Аллах не позволил одним людям, (что в делах своих добры) защищаться от других (что злы в своих деяниях), то были бы разрушены монастыри и церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминают имя Аллаха. Аллах непременно помогает тому, кто служит Его делу. Воистину, Аллах – Всесильный, Могущественный. (Сура «Паломничество», 22: 39-40)

Сражайтесь за Господнее дело лишь с теми, кто сражается против тебя, но не преступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит тех, кто преступает пределы, установленные Им. (Сура «Аль Бакара», 2:190)

Иными словами, Аллах сделал дозволенной для мусульман войну только с оборонительными целями как ответную меру на агрессию извне. Аллах установил четкое определение дозволенной войны: мусульмане могли вступать в войну только с целью защиты своих жизней и своих жилищ как ответ на нападение. Мусульманин мог вынуть меч из ножен только тогда, когда враг нападал на него с мечом. Но Аллах установил мусульманам ясный запрет начинать войну первыми, какой бы ни была ситуация. Тем самым за нападавшими на мусульман до последней черты признавалось право раскаяться и не допустить кровопролития с обеих сторон.

С момента ниспослания Пророку этого повеления Аллаха, Пророк Мухаммад и асхабы начали готовиться к войне с язычниками, которые ни на день не оставляли мусульман в покое и в Медине.

Надо упомянуть также, что Медина находилась возле важнейшего для мекканцев торгового пути, так что мединцы могли беспрепятственно брать в плен владельцев торговых караванов, знатных мекканцев, чтобы использовать их в качестве пленных и иметь возможность требовать у мекканцев возврата своего имущества, которое мекканцы к тому времени поделили меж собой, и выдвигать им политические условия. Мекканцам пришлось однажды даже вступить в переговоры с Пророком Мухаммадом о выкупе пленных. Один из пленных был освобожден за выкуп. Другой же плененный мекканец, ставший свидетелем проповедей Мухаммада, отказался вернуться в Мекку, принял Ислам и остался с Пророком, что также является свидетельством чрезвычайного гуманизма и справедливости Пророка даже в отношении пленников, бывших его врагами, в бытность Пророка в Мекке и готовивших планы его убийства.

Битва При Бадре

Как мы уже упоминали, курайшиты так и не смирились с тем, что их город покинула столь значительная сила, отвергнувшая все вековые законы и традиции, и беспрестанно чинила мусульманам трудности и в Медине, нанимая бедуинов для исполнения своих вероломных целей. Курайшиты травили посевы мусульман вокруг Медины, травили колодцы, уничтожали скот, лишая урожая и средств к существованию и без того нуждавшуюся общину. Однако мусульмане терпели и не вступали в открытое противостояние с курайшитами, пытаясь решить существующие проблемы миром, путем переговоров. Пророк Мухаммад, сас, терпел издевательства и угрозы курайшитской знати в свой адрес и в отношении других мусульман почти восемь лет, и только исчерпав все возможности к обращению и мирному решению существующих проблем, следуя Господнему откровению, призвал мусульман защитить самих себя и жизни своих семей. Ибо Аллах повелел мусульманам, что добро должно уметь защищать себя, иначе оно обречено.

Но опасность для мусульманской общины носила не столько физический характер, сколько политический. Ведь молодая мусульманская община столкнулась с предательством со стороны иудейских общин, с одной стороны, и постоянными внешними провокационными действиями курайшитов, с другой стороны. Некоторые иудейские племена, подписавшие с Пророком договор, склонились к предательству и окрепли в своем намерении избавиться от Мухаммада, сас, и мусульман в Медине. Они тайно вступили в сговор с курайшитами. Таким образом, мусульмане и в Медине оказались в очень сложной политической ситуации, в которой со всей очевидностью назрела необходимость защищать свои жизни, свою веру и места своих поклонений Аллаху.

Первый успех Пророка в политическом противостоянии мекканской знати был подкреплен серьезным военным предприятием: нападением и пленением участников большого каравана, возглавляемого самим Абу Суфьяном, знатным курайшитом, одним из главных ненавистников Пророка в Мекке. Он был одним их тех, кто готовил план убийства Пророка в ту ночь в Мекке. Караван Абу Суфьяна, возвращавшийся, груженный товаром из Сирии, состоял из 1000 верблюдов. в него вложили средства все богатейшие мекканцы, его охраняли более 70 всадников. Пророк узнал о том, что скоро Абу Суфьян будет проходить в непосредственной близости от Медины, и это было блестящей возможностью показать силу мусульман и заставить мекканцев считаться с ними как с политической силой. Пророк Мухаммад, сас, отправил двух мухаджиров в разведку, чтобы они сообщили ему, когда караван будет находиться в самом удобном для нападения месте. Однако кто-то из мединских иудеев или мунафиков успел предупредить Абу Суфьяна. Весть о готовящемся нападении на караван дошла до Абу Суфьяна, и он тотчас отправил в Мекку гонцов с просьбой выслать ему подкрепление. Весть о том, что средства, вложенные в караван, могут пропасть, всколыхнула всю Мекку. Это был самый богатый караван того года, и курайшиты боялись потерять свои деньги. На сборы ушло совсем немного времени. в сборе средств и оружия для похода участвовали все мекканцы, негодовавшие из-за того, что не смогли убить Пророка в бытность его в Мекке. Войско мекканцев возглавил давний враг мусульман Абу Джахль. Он собрал войско из более чем 1300 человек, со 100 конями и 700 верблюдами. Конечно же, эта многочисленная сила предназначалась вовсе не для защиты каравана, а для нападения на Пророка и нанесения ему такого удара, который, как полагали курайшиты, разгромит мусульман и не оставит и следа от них. Главной целью курайшитов было убийство Мухаммада, сас, или, как минимум, изгнание его и мусульман из Медины.

Пророк Мухаммад с войском мусульман выступил из Медины 14 рамадана (10 марта) 624 года и направился к югу в сторону селения Бадр, что находился на пути из Сирии в Мекку. Он планировал встретить Абу Суфьяна там. Мекканцы в этот момент были примерно на том же расстоянии от Бадра, что и войско Пророка. в двух переходах от Бадра Пророк Мухаммад послал разведку, которая узнала, что караван Абу Суфьяна прибудет завтра-послезавтра. Однако Абу Суфьян, торопивший караван, прибыл раньше. Узнав о разведке, он обошел Бадр сзади по берегу моря и послал гонца навстречу мекканцам сообщить, что миновал опасное место и помощь ему более не нужна. Тогда же Пророк узнал, что курайшиты с огромным войском направляются к Бадру с целью сразиться с мусульманами. Однако известие о спасении каравана Абу Суфьяна раскололо мекканское войско: многие сочли ненужным кровопролитие и повернули назад, так что войско мекканцев сократилось примерно на треть.

У Пророка была альтернатива: он мог напасть на безоружный караван мекканцев, следовавший с обильными товарами из Сирии в Мекку, и просто экспроприировать все имущество каравана, на чем многие из сподвижников и настаивали, но Аллах повелел им принять честный бой с противником, численность которого превышала их многократно. в этом и была заключена высшая Господняя мудрость.

Пророк Мухаммад, сас, вынес на совет мухаджиров и ансаров вопрос о том, будут ли они вступать в сражение с курайшитами или вернуться в Медину без боя. Мухаджиры полностью поддержали его и были готовы сражаться, но численность их была очень мала против хорошо вооруженного тысячного войска курайшитов, мухаджиров, способных сражаться и держать оружие, было всего семьдесят семь человек.

Пророк обратился на совете к ансарам, ибо он не знал, каким будет решение ансаров. Ведь во время второй Акабы мединцы обязались защищать его и мухаджиров в своей земле, тогда как сейчас они находились далеко за пределами Медины. Но ансары также полностью доверились Пророку. Они сказали, что, присягая ему на верность, они присягнули в покорности и абсолютном доверии ему, а выступавший от имени ансаров Сад ибн Муаз сказал: «Мы верим в тебя, Посланник Аллаха, мы признаем твою правоту и свидетельствуем истинность того, что ты принес нам. Мы дали тебе слово и согласие повиноваться. и куда бы ты ни пошел – мы пойдем с тобой».

Пророк Мухаммад был растроган и воодушевлен речью ансаров. Так единогласно мухаджиры и ансары решили принять бой, и весьма немногочисленное по сравнению с курайшитами войско мусульман стало готовиться к первому сражению со своими преследователями и гонителями.

Пророк Мухаммад подошел к Бадру 18 рамадана (14 марта) 624 года. Войско мусульман первым подошло к месту будущего сражения. Всевышний Аллах по справедливой Истине Своей повелел Пророку Мухаммаду, сас, вступить в бой с хорошо вооруженным многочисленным отрядом мекканцев, послав ему накануне боя знамения, предвосхитившие победу Пророка. в ночь перед сражением было удивительно тихо – Аллах погрузил войско мусульман в глубокий сон, так что на рассвете они были полны сил и решимости сражаться за свою веру. Знамением Аллаха был и неожиданно пролившийся сильный дождь накануне битвы, явление чрезвычайно редкое в тех краях. Дождь дал возможность воинам обмыться, снять усталость от жары пустыни и поднять дух, а также утрамбовал песок, облегчив им передвижение в пустыне.

В пятницу 19 рамадана (15 марта) 624 года на рассвете Пророк Мухаммад выстроил воинов так, чтобы восходящее солнце было за спиной мусульман и слепило в глаза мекканцев. Перед боем Пророк подошел к каждому воину и короткой проповедью воодушевлял воинов. Затем мусульмане вместе совершили молитву, прося милости и помощи Всевышнего в битве с язычниками.

Конечно же, цель сражения была не в том, чтобы завладеть караваном и его богатствами, но только лишь в намерении сокрушить силы язычников и отомстить за гибель братьев по вере, за годы жестоких унижений и мук. Пророк, сас, обращаясь к войску, напутствуя воинов, сказал: «Клянусь Аллахом, Который Своим могуществом держит мою душу, тот, кто сегодня будет сражаться на пути Его и будет убиен, кто будет идти вперед и не допустит слабости, покинув сражение, тому Аллах воздаст высшим благом, введя его в обитель вечного Рая». и те, кто стояли в первых рядах войска, передавали эти слова тем, кто стоял позади и не слышал слов Пророка. Вдохновленные этими словами Пророка, мусульмане воскликнули: «О Аллах! Аллах! Неужели лишь эта горстка безбожников отделяет нас от Твоего Рая!».

Конница курайшитов тем временем уже приближалась, численность их казалась меньшей, ибо воины двигались среди песчаных холмов, так что не все войско было видно сразу. Но разведка мусульман донесла о значительном численном превосходстве курайшитов, и мусульмане ясно понимали, что дело придется иметь со всей мощью мекканцев.

Битва по традиции началась поединками представителей сторон. От мекканцев защищать свое имя вышли Утба ибн Рабиа со своим братом Шайбой и сыном Валидом. Без ведома Пророка от мусульман вышли трое ансаров, но мекканцы отказались сражаться с ними, сказав, что они являются представителями знатных родов, тогда как безродные ансары против них никто, и потребовали Пророка выставить против них мусульман из курайшитов, равных им по знатности. Пророк Мухаммад, сас, считал, что первопричиной этого сражения является он сам и его род, а потому вызов мекканцев должны принять три человека из его рода. Двое вышедших на поединок представителей мекканцев были молоды, а третий, Шайба, был уже преклонного возраста.

Тогда Пророк, сас, назначил из войска мусульман троих из своего рода Хашима, соответствующих по возрасту вышедшим курайшитам. Пророк Мухаммад, сас, сказал: «Вставай, Убайда! Вставай, Али! Вставай, Хамза!» Убайда аль-Харис был самым старым и самым опытным воином среди мусульман, он также был внуком Абдул Мутталиба. Это была битва шестерых – трое против троих. Соперники разделились по возрасту: самый младший, Али, схватился с Валидом, а самый старый, Убайда, со 73-летним Утбой, Хамза с Шайбой. Али и Хамза быстро справились со своими соперниками, а Убайда, сваливший противника на землю, сам получил серьезное ранение: противник отрубил ему ногу в голени. Подоспевшие ему на помощь Али и Хамза зарубили Утбу и унесли тяжелораненого Убайду с поля боя. Убайда потерял много крови, и было видно, что смерть его была близка, и, видя приближение смерти, Убайда лишь спросил Пророка, станет ли он шахидом перед Аллахом, на что Пророк ответил: «Истинно, ты шахид, брат Убайда и обитель вечного Рая уготована тебе». Посланник Аллаха, сас, обладал великим даром от Аллаха – способностью по внешним признакам распознать степень внутреннего благочестия человека, и, соответственно, знать место его будущей жизни в Раю или Аду.

Стояние двух конниц нарушила стрела, брошенная курайшитами в одного из мусульман и убившая его. Пророк, сас, схватил горсть песка и бросил ее в сторону курайшитов со словами: «Да покроются позором лица безбожников!». Далее началось само сражение.

Горсть песка, брошенная Пророком в сторону вражеских войск в первые минуты битвы, явилась символом благословения Аллаха, знамением от Всевышнего, что мусульманам, плохо вооруженным, неопытным и малочисленным, предстоит победить хорошо вооруженного и обученного врага, троекратно превосходящего их по количеству. Безусловно, этот день было испытанием на твердость Имана и преданности Аллаху и Его Пророку, которое мусульмане с честью выдержали. Стремительному натиску 1000-ной мекканской конницы противостоял неподвижный строй из 313 мусульман с плотно сомкнутыми щитами.

Пророк Мухаммад, сас, вместе с Абу Бакром остались позади войска в шатре, служившем командным пунктом. Пророк начал молиться, прося защитить мусульман, и через какое-то время вдруг произнес: «Радуйся, Абу Бакр, пришла помощь Аллаха. Я вижу Джебраила, он ведет за собой коня, он будет сражаться вместе с нами».

landscape

Конная атака мекканцев не смогла прорвать стойкий пеший ряд мусульман, осыпавших курайшитов стрелами, и только в последний момент, вплотную приблизившись к врагу, обнажавших свои мечи и вступавших в рукопашный бой. Нерушимость рядов мусульман, естественно, повергла мекканцев в шок, непобедимые мекканцы не смогли разбить малочисленных, плохо вооруженных мусульман. Схватка началась с массированного метания стрел, когда стрелы закончились, в ход пошли камни, мечи, кинжалы, сабли, два войска смешались друг с другом.

Курайшиты, к своему изумлению, вдруг увидели, что малочисленное войско мусульман, пусть и плохо вооружено, но превосходно обучено. Мусульмане невероятно отважно и строго дисциплинированно действовали под единым руководством Пророка, явившего в этом сражении свой гений военачальника и стратега, тогда как курайшиты, троекратно превосходившие мусульман численностью, были разобщены, подчинялись каждый своему командующему и потому не имели четкой картины действия.

Мусульмане сражались отчаянно и яростно: был тяжело ранен и взят в плен предводитель войска курайшитов, главный ненавистник Пророка – Абу Джахль, были взяты в плен и знаменосцы, что повергло мекканцев в панику, и, несмотря на почти трехкратный численный перевес, мекканцы побежали с поля боя от отчаянно сражавшийся немногочисленных мусульман.

И погибавшие в этом священном бою, и те, кто остался в живых, прекрасно осознавали, что при объективно сложившихся обстоятельствах Пророк Мухаммад, сас, и немногочисленное войско мухаджиров и ансаров не смогли бы победить мекканское войско в битве при Бадре. Победа при Бадре была ясным знамением Бога, определившим статус Ислама и завершившим Различение между Добром и Злом. До Бадра положение мусульман казалось весьма шатким в масштабах Аравии. Лишившаяся всего горстка людей противостояла вековым устоям Аравии, сотням тысяч арабов-язычников и финансовой мощи курайшитов. Но после этой победы сердца мусульман наполнились твердой уверенностью и убежденностью в грядущей победе Истины и Господнего вероустава и в близости Господней помощи к ним:

О Пророк! Вдохновляй верующих на сражение. и если будет среди вас хоть двадцать терпеливо-стойких, то они одолеют две сотни; если же их среди вас будет сотня терпеливых, то они одолеют тысячу безбожников, ибо в невежестве они пребывают. Теперь Аллах облегчил ваше бремя, ибо знает Он вашу слабость. Если среди вас будет сто терпеливо-стойких, то они одолеют две сотни; если же среди вас будет тысяча таких, то с соизволения Аллаха они одолеют две тысячи. Воистину, Аллах с теми, кто терпение и стойкость проявляет. Не подобает никакому Пророку брать пленных, пока он совершил победу на земле. Вы желаете тленных благ земного мира, но Аллах желает вам благ в будущей жизни. Аллах – Могущественный, Мудрый. (Сура «Трофеи», 8:65-67)

Победа при Бадре означала не только военное превосходство мусульман над язычниками, но и стала моментом Истины, моментом переосмысления язычниками ценностей и осознания обеими сторонами, что битва при Бадре явилась победой веры над неверием, добра над злом. в мусульманской традиции день битвы при Бадре называется днем Фуркан, днем Различения (различения между добром и злом, верой и неверием), когда впервые верующие сошлись в бою с неверными и, несмотря на огромное несоответствие сил, Аллах закрепил Различение победой праведного и поражением зла и невежества. и даже это огромное несоответствие сил во время сражения было задумано Высшей Мудростью Аллаха, чтобы сделать эту битву знамением для любого здравомыслящего человека, свидетельствующим о мощи Творца, дарующего победу не числу, но вере и мужеству тех, кто сражается на Его пути, чтобы показать всем, что в апогее всякого столкновения, когда вопрос идет об утверждении силы искренней веры над безверием, добро всегда побеждает зло. Таково предопределение Аллаха:

«И неминуемо свершиться то, что Господом задумано к свершению». (Сура «Пчела», 16:1)

На поле боя осталось более полусотни убитых мекканцев, более 70 представителей знатных семей курайшитов попало в плен. Большинство мекканцев было убито именно мухаджирами, для которых эта битва была моментом истины, когда они могли в открытом бою отомстить курайшитам за годы жестоких преследований, за своих мученически погибших и убитых братьев, за голод, изгнание с родных земель и разлуку с семьями. Исторические свидетельства упоминают, что особо отличились при Бадре Али и Хамза, вдохновлявшие своим героическим примером и отвагой мухаджиров и ансаров. Потери мусульман на фоне одержанной победы были очень малы: умер от ран Убайда, погибли еще пять мухаджиров, двое из которых были убиты стрелами курайшитов еще до начала сражения, и двое ансаров. Один из них был Умайра, сражавшийся в первых рядах до последнего, тот самый, что первым воскликнул перед боем: «О Аллах! Аллах! Неужели лишь эта горстка безбожников отделяет нас от Твоего Рая!».

в тот же день уже после сражения от ран умерли еще 9 мусульман. Мусульманам достались богатые трофеи: оружие, кольчуги, кони и верблюды. Пророк совершил молитву над погибшими, которые были похоронены как шахиды. Он очень любил всех своих братьев по вере, и в тот день, несмотря на сокрушительную победу над язычниками, Пророк был в глубокой печали, на сердце было тяжело от воспоминаний о друзьях, братьях, погибших на поле боя. Аллах ниспослал ему в тот день Различения новое откровение, укрепившее Пророка, тяжело переживавшего гибель сподвижников:

Не вы убили их, а Аллах убил их. Не ты бросил горсть песка, когда бросал, а Аллах бросил, дабы подвергнуть верующих хорошему испытанию от Себя. Воистину, Аллах – Слышащий, Знающий. (Сура «Трофеи», 8:17)

Разгром столь сильного и многочисленного противника поразил обе стороны. Мекканцы небольшими группами бесславно возвращались домой. Абу Суфьян, ставший после смерти Абу Лахаба, вождем курайшитов, поклялся отомстить за это поражение.

Аллах даровал Пророку и мусульманам Свое подкрепление. Втрое превосходящий по численности противник был разгромлен, злейшие враги, причинившие столько страданий первым мусульманам, насмехавшиеся и преследовавшие Пророка, были убиты, другие же оказались в плену. По обычаю, практиковавшемуся у арабов, мусульмане хотели было убить плененных, так было принято среди арабских племен, но Пророк Мухаммад, запретивший какую-либо жестокость в отношении пленных, повелел мусульманам относиться к ним, как если бы они были им близким людьми, ибо только милосердие и доброе отношение способно смягчить их сердца, и без того охваченные злобой, и раскрыть им сердца для веры. Пленных доставили в Медину и достойно разместили в домах людей, которые их же захватили на поле боя.

Когда же войско Пророка вернулось в Медину, город встречал его с ликованием.

В этот период Аллах ниспосылает Пророку откровения, определявшие отношение Ислама к пленным, ибо до этого момента таких прецедентов в Исламе не было: мусульмане до Бадра никогда не брали никого в плен, они сами были пленимыми, преследуемыми и убиваемыми. Но теперь ситуация изменилась. Однако Аллах повелевал гуманное отношение к военнопленным. Коран провозглашал: мусульманам не дозволяется плохое отношение к пленным, недопустимы проявления ненависти и мести к пленным, какими бы несправедливыми и жестокими последние ни были до пленения, пленных предписывается возвращать родным за выкуп или же, если родные отказывались его выкупить, давать возможность пленному работать, чтобы зарабатывать деньги для выкупа самого себя. в этой связи приведем один из хадисов Пророка, демонстрирующий, сколь гуманным и милосердным было отношение Ислама и Пророка к людям, преследовавшим его ранее и причинившим ему так много страданий: «Кормите пленных так, как едите сами, одевайте их так, как одеваетесь сами, а если даете вы им трудную работу, то и вы сами должны помогать им в этой работе».

Аллах в откровении дозволил Мухаммаду взять выкуп за пленных в первой битве с неверными, учитывая, во-первых, то, что еще не все имели возможность познать истину и обратиться к вере, и, во-вторых, учитывая скудную материальную базу становления новой государственности, так как все ценности Мухаммада и его последователей остались в Мекке. Среди 70 захваченных в плен неверных оказались дядя Мухаммада, Аббас, и брат Али, Акил, которые приняли ислам. Аббас явился позднее основателем знаменитой династии Аббасидов, призванной сыграть немаловажную роль в истории Ислама, продиктованную мудрым видением Аллаха. Впоследствии выкуп за пленных был строго запрещен во избежание стяжательства и мародерства.

Старейшины родов Мекки запретили кому бы то ни было из мекканцев выкупать своих родных, оказавшихся в плену, чтобы таким образом не дать мусульманам получить какую бы ни было материальную прибыль и тем самым не дать укрепить финансовое положение мусульман Медины. Однако представители практически всех курайшитских родов, чьи родственники оказались в плену, еще на протяжении нескольких месяцев тайно приезжали в Медину и выкупали своих родных. Собственно пленные мекканцы составляли важнейшую часть добычи, полученной мусульманами при Бадре, так как выкуп за каждого пленного равнялся 400 динарам, что равнялось цене 80 взрослых верблюдов. Многие курайшиты отказались вносить такой выкуп, и Пророк, сас, многих вообще освободил без выкупа, а те же из курайшитов, которые хорошо владели грамотой, освобождались из плена без выкупа – взамен этого они должны были обучать детей мусульман чтению и письму.

Среди плененных оказались и ближайшие родственники мухаджиров и самого Пророка, сас. Среди них был его родной дядя Аббас, двое двоюродных братьев, родной брат Али Акил, муж дочери Пророка Зайнаб, Абуль Ас. Как сам Пророк, так и его сподвижников не смогли держать в плену своих родственников, пусть даже тех, которые преследовали их и вынашивали планы убийства, а потому отпустили их на свободу. Столь гуманное и справедливое отношение мусульман к военнопленным принесло свои плоды: несколько плененных человек из знатных семей, видя отношение Пророка к ним и отношения между мусульманами, слушая проповеди Пророка, добровольно приняли Ислам и остались вместе с мусульманами, даже несмотря на разрешение вернуться в Мекку к родным.

Примечательно, что именно в этот период Пророку было ниспослано откровение о невозможности заключения браков между женщинами-мусульманками и язычниками, так что, отпуская на свободу мужа своей дочери Зайнаб, Абуль Аса, сохранявшего верность язычеству, Пророк повелел ему, вернувшись в Мекку, отправить Зайнаб обратно – тем самым расторгнуть их брак, чему Абуль Ас был вынужден подчиниться. Собственно и Абу Суфьян и вся мекканская знать настаивали на расторжении брака дочери их самого главного врага и знатного мекканца. Так что дочь Пророка Мухаммада, сас, Зайнаб, после поражения мекканцев при Бадре была отправлена из Мекки в Медину.

Среди плененных оказался и сын Абу Суфьяна. Последний, узнав о размере выкупа за сына, оказавшегося в плену, отказался его выкупать, но вскоре сын его был обменян на одного из мусульман, который поехал в Мекку навестить умирающую мать, но был коварно схвачен курайшитами.

Лишь несколько человек из плененных не получили права быть выкупленными и были казнены по приказу Пророка, сас, за жестокое преследование мусульман, участие в убийствах безоружных мусульман еще в Мекке. Среди них был и Абу Джахль, причинивший столько страданий и мук мусульманам, и еще несколько курайшитов, которые жестоко расправлялись с мусульманами и на чьей совести были убийства беззащитных мусульман Мекки.

Однако наряду с радостью победы Пророка Мухаммада ожидала и горькая весть. Вернувшись из-под Бадра, Пророк узнал, что за день до сражения скоропостижно умерла его дочь Рукайа, и первое, что сделал Пророк после возвращения из Бадра, было посещение могилы дочери Рукайи, вместе с Умаром, мужем Рукайи, также вернувшимся с битвы, и младшей дочерью Фатимой. Это была тяжелая утрата для семьи: еще не утихла боль от ухода жены Хадиджи – теперь и дочь покинула семью. С ним осталась лишь Фатима, самая младшая из дочерей. Фатима тяжело переживала смерть сестры и не могла сдерживать рыданий, причитая о рано умершей сестре, но Пророк, утирая ей слезы, утешал ее, говоря, что не следует так причитать об умерших, ибо столь безутешное отчаяние будет означать несогласие с волей Аллаха, ведь рождение и смерть каждого из людей во власти Аллаха и свершается по предопределению Всевышнего. Умар, стоявший рядом, истолковал его слова иначе, и, вернувшись с могилы, стал выговаривать женщинам, оплакивавшим погибших при Бадре мужей, чтобы они прекратили свои причитания и слезы. Однако Пророк, услышавший это, остановил его словами: «Умар, оставь их, пусть выплачут слезы. То, что идет из нашего сердца и из глаз, – от Аллаха и от Его милосердия. Но то, что исходит от рук и с языков наших, – от сатаны».

Фатиме, младшей дочери Пророка, было тогда 20 лет, и Пророк решил, что самым достойным и соответствующим ее нраву супругом станет Али. После Бадра Пророк Мухаммад попросил Али посвататься к его дочери, но Али очень стеснялся, ибо, в отличие от других кандидатов, он был совершенно беден, ведь Ислам запрещал мусульманину наследовать имущество отца-язычника как нажитое во грехе. Так что Али имел лишь маленькое жилище, напрочь лишенное всяких изысков, построенное своими силами недалеко от мечети и дома Пророка в Медине. Но никах все же вскоре состоялся, и все гости, зная положение Али, старались принести в дар молодой семье все, что необходимо для начала новой жизни. Примечательно, что в первые несколько лет совместной жизни в доме зятя и дочери Пророка не было ничего, кроме циновки и некоторых предметов утвари, – столь скромно и трудно они жили.

Прошло несколько месяцев. Основная масса пленников вернулась в Мекку и Абу Суфьян, во исполнение данной клятвы отомстить Пророку за поражение при Бадре, начал собирать новое войско, заключая военные союзы со всеми оставшимися верными курайшитам племенами бедуинов. Абу Суфьян поклялся мекканцам, что теперь уже у мусульман не останется никаких шансов на спасение – мекканцы раздавят их десятикратной силой и мощью оружия. На протяжении года Абу Суфьян готовился к новому сражению, чтобы в этот раз окончательно расправиться с Пророком.

Изгнание Бану Кайнука

Примерно в это же время резко накалились отношения между мусульманами и иудеями Медины. Первоначально поддержавшие и приветствовавшие Пророка иудейские роды, видя, сколь окрепло положение мусульман в Медине, теперь стали ожесточенно его отвергать. Насмешки и унизительные высказывания в адрес Пророка и мусульман становились причиной частых конфликтов между мусульманами и иудеями.

Если в самом начале пророческой миссии Мухаммада, сас, иудеи воспринимали его как разрушителя мекканского могущества и государственности, и поддержали его, заключив с ним договор о сотрудничестве, как они всегда это делали и делают, поддерживая радикальные движения, разрушающие государственные образования, то позднее иудеи ясно увидели, что Ислам становится мощной политической силой, значительно более прочной, нежели богатейшая Мекка. Тогда отношение иудейских племен к Пророку Мухаммаду и Исламу в целом вступило в новую фазу: иудеи некоторых племен стали открыто насмехаться над Пророком и мусульманами, даже несмотря на то, что подписали с ними договор о мире и взаимопомощи. Более того, имело место откровенное предательство положений договора.

Так, например, иудеи племени бени кайнука, одного из самых многочисленных иудейских племен в Медине того периода, были среди племен, заключивших и подписавших Мединское соглашение с Пророком в самом начале его пребывания в Медине. Однако на протяжении двух лет, последовавших после заключения соглашения и до битвы при Бадре, со стороны этого племени имели место неоднократные нарушения положений договора: иудеи племени бану кайнука вступали в сделки с язычниками, передавали мекканцам информацию о положении мусульман в Медине, тем самым нарушая главное условие договора о сохранении единства перед лицом опасности и взаимной поддержке. Пророку стало известно и о том, что накануне сражения при Бадре вожди бени кайнука тайно встречались с людьми Абу Суфьяна и передали ему секретную информацию о численности и состоянии войска мусульман. Система оповещения между мединскими иудеями и курайшитами была налажена очень четко − все действия Пророка тотчас становились известны в Мекке. Неискренность отношения бени кайнука к мусульманам и их предпочтения в поддержке язычников стали совершенно очевидными после победы мусульман при Бадре. Так, на следующий день после битвы, иудеи встречались с Абу Суфьяном и передали ему информацию о том, что мусульмане не собираются преследовать курайшитов, и тогда Абу Суфьян ночью после битвы тайно приблизился к Медине, разорил несколько полей и посевов мусульман, выжег финиковые пальмы и убил нескольких мусульман, работавших в поле. Как только эта весть достигла Пророка, он с небольшой группой бросился в погоню за курайшитами, но иудеи вновь опередили его и передали Абу Суфьяну весть о преследовании, и курайшиты, побросав все вещи, быстро покинули свой лагерь. К приходу отряда Пророка в лагере мекканцев уже никого не было.

Узнав о сокрушительной победе Пророка при Бадре, иудейские племена бени кайнука, бени курайза и бану надир не могли срыть своего разочарования и откровенной неприязни к победителям. После того, как войско мусульман вернулось в Медину и бени кайнука узнали о смерти курайшитских вождей, прежде всего Абу Джахля, Утбы и Шайбы, было перехвачено послание бени кайнука в Мекку с призывами отомстить Мухаммаду, сас, за смерть лучших из курайшитов и заверения в военной поддержке курайшитов в случае их нападения на Медину. Пророк, вне сомнения, знал о предательстве и злонамеренности этих племен, знал он и тактики, к которым прибегали эти люди, желавшие его смерти. Именно в этот период Пророк Мухаммад получил откровения Всевышнего, предупреждавшие его о предательстве и вероломстве некоторых из племен, заключивших с ним договор о взаимопомощи. К этому периоду относятся коранические аяты:

Calligraphy reading Masha'Allah

О те, которые уверовали! Не делитесь своими тайнами с теми, кто не из вас. Они стремятся сделать зло вам и навредить, они желают погубить вас. Ненависть уже проявилась у них на устах, но в их сердцах кроется еще большая ненависть. Мы уже разъяснили вам знамения, коль есть в вас разумение их понять!
Вот таковы вы; вы любите их, а они ведь вас не любят. и вы верите во все Писания. А они, когда встречаются с вами, то говорят: “Мы уверовали”. Но когда остаются одни, то грызут пальцы от злобы и ненависти к вам. Скажи: “Умрите в своей злобе! Аллах знает, что таите вы в сердцах”.
Когда приходит радость к вам, это огорчает их; если же вас постигает несчастье, они радуются этому. Но если вы будете терпеливы и богобоязненны, то их козни не причинят вам никакого вреда. Воистину, Аллах объемлет все, что они совершают. (Сура «Али Имран», 3:118-120)

Некоторые иудейские племена могли в любой момент примкнуть к курайшитами, которых рассматривали как союзников в борьбе с Пророком, и нанести мусульманам удар в спину в самой Медине, и тогда мусульмане оказались бы в полном окружении.

Наибольшую опасность для мусульман представляло племя бени кайнука, ибо они жили практически в центре Медины, были многочисленны, имели достаточно сильную армию и вступили в тайный сговор с Абу Суфьяном и другими племенами язычников. Но, несмотря на очевидные факты предательства, и фактического права покарать предателей на основании нарушения Договора, Пророк и мединские мусульмане действовали в отношении бени кайнука исключительно дипломатическим методом. Пророк лично встречался с главами иудейских семей, наиболее упорным противниками Ислама, разъясняя единство веры иудеев и мусульман перед лицом Всевышнего Бога и недопустимость розни и злонамеренности между двумя народами, верующими в Единого Бога. После Бадра Пророк лично посетил еврейский квартал и встречался со всеми старейшинами бени кайнука, убеждая их во имя Единого Бога, которому они поклоняются, принять его как пророка и жить в мире и взаимопомощи, не опускаясь до уровня сговора с безбожниками против братьев по вере, верующих в Единого Бога. Но встречи не привели к изменению положения в лучшую сторону: иудеи племени бени кайнука не хотели признавать в мусульманах братьев по вере, и через некоторое время Пророк Мухаммад, сас, получает новое откровение Всевышнего:

Если ты опасаешься измены со стороны людей, то отбрось договорные обязательства, чтобы все оказались равны. Воистину, Аллах не любит изменников. (Сура «Трофеи», 8:58)

Но откровение Аллаха строго определяло также:

Но если они склоняются к миру, ты тоже склоняйся к миру и уповай на Аллаха. Воистину, Он – Слышащий, Знающий. Если же они захотят обмануть тебя, то, истинно, тебе достаточно Аллаха. Он поддержал тебя Своей помощью и уверовавшими. (Сура «Трофеи», 8:61-62)

Пророк Мухаммад протягивал иудеям руку помощи, давал шанс на спасение, заключавшийся в восстановлении их религии и права на свободу вероисповедания. Он избавил их от более чем векового кровопролития и конфликта с мединскими арабскими племенами хазраджитов и ауситов. и шанс этот был отвергнут, все уступки и акты доброй воли и уважения к народу иного вероисповедания, какие Пророк Мухаммад делал этому народу, оказались напрасными: евреи не только упорствовали в неверии, но и относились с откровенной насмешкой как к самому Пророку Всевышнего, так и к его проповедям. Иудеи не выступали против Пророка Мухаммада с оружием в руках, но без оружия они были еще более коварны и опасны.

В один из дней Пророк, до последнего пытавшийся восстановить мирные отношения с иудеями племени бени кайнука, направился в их квартал на иудейский рынок, с открытым призывом прекратить обострение ситуации и распространение вражды. Пророк призвал иудеев задуматься на тем, случайной ли была победа мусульман при Бадре и что Господь мощен покарать и бени кайнука за их предательство братьев по вере. Старейшины бени кайнука выслушали Пророка в грозном молчании и дали такой ответ: «О Мухаммад, пусть не введет тебя с заблуждение твоя нынешняя победа. Те, с кем ты сразился в этот раз, не умели воевать, и поэтому ты смог убить лучших из них. Но, клянемся Богом, если мы начнем войну с тобой, ты поймешь, что именно нас тебе следует бояться больше всего».

Познав всю меру их предательства, Пророк ничего не ответил на эти слова и ушел со встречи молча, тогда как бени кайнука полагали, что этой грозной речью они одержали победу над Пророком, пусть даже только словесную.

Через несколько дней ситуация достигла своего апогея: назревавший конфликт разразился. Один иудей, владелец ювелирной лавки глубоко оскробил женщину-мусульманку, пришедшую на иудейский рынок за покупками. Женщина присела возле его лавки, выбирая покупки, и в это время иудей совершил странный и чрезвычайно мерзкий поступок; он незаметно подколол подол ее платья к верху одежды, и, когда женщина встала, одежда ее задралась кверху, и она, сама того не подозревая, выставила исподнее напоказ. Присутствовавшие на площади мужчины-иудеи стали насмехаться над ней и выкрикивать в ее адрес непристойные слова, а опозоренная мусульманка в слезах убежала и укрылась в отчаянии между лавками. Ставший свидетелем этого мерзкого поступка один из ансаров вступился за женщину и потребовал иудея извиниться перед ней за совершенное. Иудей отказался, обозвав женщину еще более тяжело − завязалась ссора, в результате которой ансар в гневе ударил иудея, после чего иудей упал и ударился головой о камень, что и стало причиной его смерти. Получилось так, что ансар непреднамеренно убил иудея. Иудеи, увидев это, набросились на мусульманина и насмерть забили ансара.

Далее события развивались стремительно: ансары, родственники убитого, собрались в иудейском квартале, чтобы потребовать мести, ибо с обеих сторон пролилась кровь. Для вынесения справедливого решения и наказания виновных в смерти мусульманина, защищавшего честь опозоренной женщины-мусульманки, ансары предложили иудеям бени кайнука обратиться к Пророку, ибо Пророк был равно почитаемым судьей во всех сложных ситациях в Медине и авторитет его был непогрешим, но иудеи отказались идти к Пророку, сказав, что его мнение для них ничего не значит и они вообще отказываются подчиняться ему. Иудеи тем самым отказались решать случившееся обстоятельство миром и забаррикадировались в своей крепости. Вожди бени кайнука решили, что настало время «проучить» мусульман.

В тот же день бени кайнука собрали совет трех иудейских племен с участием некоторых родов из хазраджитов, не принявших пророческой миссии Мухаммада, сас, и решили собрать объединенное войско и разгромить мусульман прямо в городе. Численность их войска превысила численность войска мусульман при Бадре и составила 700 человек, не считая подкрепления со стороны хазраджитов. Иудеи племени бени кайнука намеревались показать, что их угрозы в адрес Пророка были вовсе не пустым словом с их стороны.

Но Господним провидением события развивались так, что они своими руками приблизили свою незавидную участь. Их угрозы, предательство и нежелание мира стали причиной их же поражения. Бени кайнука надеялись, что к ним примкнут все остальные арабские племена, не питавшие добрых чувств по отношению к Пророку, и еще два иудейских рода, и тогда этой объединенной мощью они сокрушат мусульман, силы которых были малы. Но никто из тех, кто на совещании бени кайнука обещался поддержать иудеев, не сдержал своего слова и не выставил своих воинов. и когда через несколько часов войско бени кайнука увидело, что со всех сторон окружено мусульманами, численность которых превышала их войско, они оказались в растерянности. Пророк Мухаммад потребовал от войска безусловной капитуляции и сдачи оружия, взамен гарантируя непричинение вреда кому-либо их противников. Бени кайнука в этой ситуации пытались добиться поддержки со стороны других иудейских племен и хазраджитов, но те, видя силовое преимущество мусульман, заявили о своей верности Договору, заключенному с Пророком, и вновь отказались привести своих воинов. Две недели стояния в окружении закончились полной капитуляцией бени кайнука и сдачей оружия. Надо отметить, что по обычаям Аравии Пророк Мухаммад имел полное право расправиться с предателями, нарушившими договор и вероломно заключившими сделку с их врагами во время военных действий при Бадре. Но Пророк Мухаммад и здесь явил Аравии новый политический прецедент: он гарантировал предателям жизнь и неприкосновенность их имущества при условии, что они оставят оружие и покинут Медину. Следуя Господнему повелению, Пророк, сас, принял решение об изгнании бени кайнука, дозволив им взять из имущества лишь то, что они смогут увезти, тогда как все оставшееся имущество переходило в руки мусульман. Новое откровение Аллаха, ниспосланное Пророку, гласило:

Ты заключаешь с ними договор, но всякий раз они нарушают этот договор и не страшатся. Если ты встретишься с ними в битве, то покарай их сурово, дабы рассеять тех, кто позади них, – быть может, они помянут назидание. (Сура «Трофеи», 8:56-57)

После изгнания из Медины бени кайнука частично расселились в других иудейских поселениях, частично направились в сторону Сирии, где основали новое поселение. Иудеи бени кайнука занимались в Медине металообработкой и торговлей, так что с их уходом эти сферы деятельности перешли в руки мусульман, а богатые запасы трофейного оружия, сданного иудеями, пошли на вооружение ансаров и мухаджиров. Однако здесь следует особенно уточнить, что изгнание иудейского племени бени кайнука касалось только этого племени, тогда как в Медине продолжали жить вместе с мусульманами многие иудейские племена, честно соблюдавшие условия мединского соглашения и потому не имевшие никаких разногласий в городе с мусульманским правлением.

Кибла

В начале 624 года, когда стало ясно, что враждебность большей части иудейских родов необратима, Аллах во время пятничной молитвы ниспослал Пророку особое откровение, изменившее существовавшее до этого положение. Пророк получил откровение Аллаха во время молитвы и с воодушевлением провозгласил мединцам новое Господнее повеление: Аллах повелел повернуться всей умме в другую сторону от михраба и молиться лицом к Мекке вместо Иерусалима. До этого момента мусульмане во время молитвы обращали свои взоры в сторону аль-Кудса, то есть Иерусалима, и михраб мединской мечети был ориентирован на Иерусалим, но с этого дня Всевышний Господь повелел мусульманам обращаться во время молитв в сторону Дома Аллаха – Каабы:

Мы видели, как ты обращал свое лицо к небу; теперь же Мы повелеваем, чтобы ты обращался к той кибле, которой ты будешь доволен. Обрати же свое лицо в сторону Заповедной мечети. Где бы вы ни были, отныне обращайте ваши лица в ее сторону. Воистину, те, которым даровано Писание, знают, что такова истина от их Господа. Аллах ведь в небрежении не остается к вашим поступкам и делам. (Сура «Аль Бакара», 2:144)

После этого откровения мединская мечеть претерпела изменения, и михраб мечети был перестроен на противоположной стороне. Это откровение Аллаха и стало одним из знаменательных моментов в истории Ислама, когда, обращаясь лицом к Мекке, мусульмане провозглашали, что Ислам отныне не следует традициям ни одного из ранее ниспосылавшихся откровений, так или иначе искаженных человеческим вмешательством, а поклоняются только лишь Единому Богу. Ведь Кааба не была связана с двумя предыдущими Господними откровениями, которые, вследствие внесения в них человеческих исправлений и искажений, утратили дух и суть совершенства Господнего Слова и стали, к сожалению, причиной разделения верущих в Единого Бога на враждующие общины.

Кааба была первым храмом, домом Единого Бога, и, обращаясь к ней лицом во время молитвы, мусульмане символично показывали, что они вернулись к исконной вере, к ее чистой, не искаженной людьми Господней сути, к вере, что проповедовал Пророк Ибрахим (Авраам), который и построил этот первый дом Аллаха на земле. Первоначально, при Пророке Ибрахиме, верующие обращались лицом к Каабе, затем, с возникновением иудаизма и христианства, – к Иерусалиму; и теперь, при Пророке Мухаммаде, сас, возвратившем людей к исходному, единственно неискаженному вероуставу Аллаха - Исламу, открытому Аллахом еще Пророку Ибрахиму, киблой становится Мекка и Кааба – как символ абсолютного Единобожия рода людского.

И пусть тебя (О Мухаммад), не озадачивают те, кто разделяет свою веру на части и делятся на секты. Их дело – в ведении Аллаха, и Он потом им возвестит о том, что они совершали. (Сура «Скот», 6:159)

Скажи: “Воистину, мой Господь наставил меня на прямой путь, на праведную веру, веру ханифа Ибрахима. Он не был из числа многобожников”.
Скажи: “Воистину, моя молитва и мое поклонение, моя жизнь и моя смерть принадлежат Аллаху, Господу миров. и нет у Него сотоварищей. Так мне повелено и я являюсь первым из мусульман”.
Скажи: “Неужели я стану искать другого господа помимо Аллаха, тогда как Он - Господь всего, что суще?” (Сура «Скот», 6:161-164)

Жизнь После Бадра

Важным итогом битвы при Бадре стало добровольное присоединение к мединскому соглашению многих соседних племен и родов, увидевших в Пророке новую политическую, объединяющую силу.

Все больше племен стали прибывать в Медину и встречаться с Пророком. Пророк неустанно разъяснял людям положения Ислама, проповедовал Коран. Люди, слушавшие Пророка, возвращались к своим племенам и доносили до племен весть об Исламе, и тогда еще большие делегации племен приходили слушать Пророка, желая присутствовать на его проповедях, и просили направить к ним наставников, которые смогли бы научить из жить так, как повелевает Всевышний. в этот период Суффа, этот первый исламский университет, работал беспрестанно, занятия проходили в две смены, сахабы обучали представителей племен, давая им основополагающие знания о сути Господнего вероучения, заучивая с ними наизусть повеления Аллаха в Коране и разъясняя образ жизни мусульман. Число обучавшихся все увеличивалось, так что Фатима и другие мусульмански с трудом успевали готовить еду и благоустраивать жизнь в Суффе. У мусульман подчас просто не хватало средств на то, чтобы накормить всех учащихся, и тогда Пророк обращался к мухаджирам и ансарам с призывом делиться всем, что они имели из еды, с обучавшимися в Суффе.

Принятие Ислама все новыми народами и племенами означало и переход большей части земель до Красного моря под контроль мединцев. Таким образом, мекканские караваны уже не могли незамеченными проходить через эти земли в сторону Сирии. Это положение еще более разъярило мекканцев − у них оставался единственный путь, по которому они могли вести свои караваны: горная дорога севернее города Неджд, где жили бедуины, не вступившие в соглашение с мусульманами. Однако на том пути не было ни колодцев с водой, ни селений, где можно было совершить ночлег. Как раз в тот период мекканцы снарядили в Ирак богатый караван, груженный серебряными изделиями. Стоимость каравана оценивалась в сто тысяч дирхемов. Возглавлял караван Сафван. Неизвестно, каким образом, но иудеи Медины узнали об этом караване, и как-то раз один из ансаров, услышал от иудеев Медины разговоры о шедшем мекканском караване, передал эту информацию Пророку, сас. Пророк тотчас же повелел Зайду во главе отряда из ста человек направиться наперерез каравану. Отряд Зайда настиг караван близ города Кереды. Все люди и имущество каравана были пленены и приведены в Медину, лишь несколько мекканцев во главе с Сафваном смогли бежать.

Битва При Ухуде

Тем временем Абу Суфьян, все-таки сумевший доставить часть прибыли от каравана в Мекку, потратил его на то, чтобы разослать гонцов ко всем племенам Аравии с посланиями присоединиться к их войску и разгромить мусульман, которые приносят им так много вреда и представляют прямую угрозу будущему Мекки и всем арабским племенам. Многие племена язычников пришли тогда в объединенное войско курайшитов, ибо процветание Мекки означало и собственно процветание кочевых племен, а неудачи Мекки были и для них серьезным уроном.

Произошедшее в Кереде стало катализатором событий. Это происшествие еще более разгневало мекканцев, которые вот уже на протяжении года вели подготовку к новому нападению и войне с мусульманами. Шел 625 год. в жизни Пророка произошло еще одно радостное событие для всей уммы: дочь Фатима родила первенца. Пророк Мухаммад был невероятно счастлив. Он сам читал азан над ухом младенца и избрал ему имя, в переводе с арабского означающее «Прекрасный» – аль-Хасан. Прошел год с момента битвы при Бадре. в конце месяца рамадан Пророк, сас, получил письмо от всадника, прибывшего из Мекки. Письмо было от дяди Пророка, Аббаса, и сообщало, что 3000-е хорошо вооруженное войско мекканцев и бедуинов вышло в поход против Мухаммада. Среди них было семьсот всадников в броне и 200 всадников легкой кавалерии. На каждого воина приходилось по одному верблюду. Когда гонец привез письмо в Медину, курайшиты уже вышли в поход.

В армию Абу Суфьяна были привлечены воинства всех племен Аравии, враждебно относившиеся к Пророку и мусульманам, в том числе и воинство Таифы, города, жители которого так жестоко изгнали Пророка несколько лет тому назад. Войско Абу Суфьяна составило примерно 3000 человек и 3000 верблюдов. Эта армия двинулась на Медину дорогой паломников и 21 марта 625 года достигла Зу-ль-Хулайфы, что в 10 км юго-западнее Медины, города, когда-то изгнавшего Пророка, надсмеявшись над его проповедями. Вместе с войском отправились жены многих воинов и вдовы мекканцев, погибших при Бадре. Мединцы не ожидали нападения со стороны мекканцев так скоро и узнали о появлении неприятеля только, когда объединенные войска Абу Суфьяна вошли в Зу-ль-Хулайфу. Положение для мусульман создалось критическое. Медина совсем не была готова к бою, а войска Абу Суфьяна могли дойти до Медины за 2-3 часа. Но мекканцы не напали на Медину сразу же. Они остановились на ночь близ Медины и пустили скот на посевы мединцев и потравили будущий урожай.

Во главе войска стоял все тот же Абу Суфьян и две его жены, одна из которых, Хинд, люто ненавидела Пророка и самолично желала отомстить и Пророку, и Хамзе, дяде Пророка, за смерть отца Утбы ибн Рабиа, убитого Хамзой в битве при Бадре. Она купила у одного из курайшитов раба-негра, который умел очень точно метать копье и славился тем, что никогда не промахивался мимо цели. Курайшиты поставили ему единственную цель − убить Хамзу, пообещав ему в обмен на это свободу и щедрое вознаграждение.

У ансаров и мухаджиров Медины оставалось всего день-два, чтобы до прихода врага собрать войско и подготовиться к сражению. За это время все окрестные поселения были переведены внутрь стен Медины. За стенами города не осталось ни людей, ни скота – вся жизнь сконцентрировалась внутри города. Разведка, отправленная по приказу Пророка, докладывала о передвижении войска курайшитов, которое постоянно перемешалось вокруг Медины, меняя расположение. Наконец, войско курайшитов остановилось лагерем на равнине у подножия горы Ухуд. Разведчики, направленные Пророком, доложили ему, что численность войска действительно такова, как указывалось в письме. Кроме того, к курайшитам присоединились воины из нескольких союзных племен, так что число их превышало 3000. Войско вело себя спокойно, более 3000 верблюдов паслось на равнине, и готовности нападать на Медину пока не наблюдалось.

Пророк Мухаммад тем временем собрал в мечети совет. Ансары и мухаджиры собрались вместе, чтобы обсудить вопрос о том, как лучше вести оборону. Ибн Убай, ссылаясь на опыт предков, советовал не выходить с войском из города и создать механизм обороны внутри стен. Старейшины из ансаров и мухаджиров были едины в том, чтобы встретить противника, запершись в городе, ибо так легче будет рассеять неприятеля, Пророк Мухаммад тоже склонялся к этому. Но молодежь рвалась в бой и настаивала на сражении в открытом поле, чтобы показать язычникам, что мусульмане не бояться их численного превосходства. Одни из ансаров сказал: «О Посланник Аллаха, выведи нас к врагу. Не дай им подумать, что мы боимся их и что мы слабее их».

Эти слова стали решающими, ибо сердца большей части собравшихся стали склоняться в пользу открытого сражения, и даже Хамза и Сад, одни из самых опытных воинов, поддержали просьбу молодых мусульман. Один из них сказал: «При Бадре нас было триста человек, и Аллах даровал нам победу против язычников. Сейчас нас много больше, и противник пришел прямо к нашим вратам. Мы будем вновь молить Аллаха о победе и верим, что Он даст нам победу над ними».

Но все же среди ансаров было много противников открытого сражения. Опытные воины говорили о многих неблагоприятных для мусульман факторах, которые неизбежно усложнят их положение в открытом сражении. Однако большая часть мусульман была полна решимости сражаться любой ценой. Вера в Господнюю помощь была столь сильна, что даже многократное численное превосходство не останавливало решимость мусульман. и тогда один из ансаров, хазраджит Малик ибн Инан, встал и сказал, обращаясь к Пророку и мусульманам: «О посланник Аллаха. Каждого из нас ждет один из прекрасных, достойных исходов: Аллах либо дарует нам победу против безбожников, и мы ждем этого, или Аллах возвысит и сделает нас шахидами. и какой бы ни был исход для нас, это не важно, ибо оба исхода прекрасны, и мы примем их с радостью».

Таким образом, большинством голосов ансары и мухаджиры склонились к необходимости идти на открытый бой, и Пророк Мухаммад, сас, принял решение выйти из города и там принять бой. Была пятница. Вся умма собралась на полуденную молитву, во время которой Пророк обратился к ним с хутбой о значении войны против агрессоров-язычников и духовной крепости, которую должны ковать в себе мусульмане. После молитвы Пророк повелел начать готовиться к походу. Ко времени следующей послеполуденной молитвы воины уже собрались возле мечети в полном снаряжении, готовые к сражению. Пророк Мухаммад, сас, вышел к ним в полном боевом одеянии, в броне и с мечом. Он обратился к воинам со словами: «Если Пророк взял в руки оружие, он не может оставить его до тех пор, пока Аллах не рассудит между его врагами и ним, и мы не сложим оружия, пока не завершим битву. Посему делайте только то, что я вам повелю, и сражайтесь во имя Аллаха. Если вы будете стойкими, Аллах дарует вам победу».

Затем Пророк привязал к шестам три знамени. Знамя хазраджитов назначил нести Хубабу, участнику Бадра, знамя ауситов передал Усайду, а знамя мухаджиров дал нести Мусабу. Пророк назначил имама, который во время его отсутствия должен был возглавлять намаз в Медине. После того как все распоряжения были даны, Пророк сел на своего коня Секба (что в переводе означает «бегущий ручей», такое имя было дано ему за необычайную легкость и грациозность в скачке), положил на плечо свой лук и во главе войска выехал их Медины, с ним было около 1000 человек. Иудейские племена Медины отказались сражаться, объясняя это тем, что солнце вот-вот зайдет и начнется суббота, во время которой иудеи не могут совершать никакие действия. Но Пророк прекрасно понимал, что некоторые иудейские племена мечтали лишь об одном – о победе мекканцев и разгроме войска мусульман.

Мусульманское войско двинулось на север к вади Канан. К вечеру войско было уже посередине пути между Мединой и Ухудом. Билял по обыкновению провозгласил азан и после вечерней молитвы Пророк Мухаммад, сас, прошелся вдоль рядов. Он заметил среди воинов совсем еще юных отроков, которые рвались участвовать в битве, но увидевший их Пророк тотчас же приказал им вернуться в город, попросив их помогать оставшимся в городе старикам и женщинам.

На рассвете войско мусульман спустилось в долину и пошло навстречу мекканцам, занимая позицию лицом к Медине, имея в тылу долину Канат. Меккацы ждали того, чтобы мусульмане всем войском пошли на них, чтобы с флангов напасть на них и окружить кольцом. Пророк Мухаммад, сас, понял этот коварный план и стал готовить план диспозиции, которая могла бы хоть немного сократить более чем троекратную разницу сил двух сторон.

Однако утром произошло непредвиденное: Ибн Убайд со своими 300 воинами тайно, предательски покинул войско, решив вернуться в Медину, не известив Пророка о своем решении, и когда по пути им встретился кто-то из ансаров, спросив, как могут они покинуть Пророка в этот тяжелый день, мунафик Убайд ответил: «Он был против моего решения, когда я сказал, что надо оставаться в городе, и он послушался слов пустых людей, выйдя в поле. и я не вижу смысла умирать из-за того, что он избрал плохое место для сражения». Тогда один из ансаров прокричал им вслед: «О враги Аллаха! Аллах дарует Пророку победу и без вас».

Таким образом, численность войска Пророка к утру сражения составила 700 человек против более 3000 мекканцев. Численность язычников превосходила численность мусульман теперь уже более чем в 4 раза.

Пророк тактически построил и расположил войско так, чтобы несколько выровнять численное превосходство противника. Он выбрал пятьдесят самых лучших, самых метких лучников для защиты от кавалерии мекканцев. Главным над ними он назначил аусита Абдуллаха Ибн Джубайра и дал им наставления по тактике действия. Лучникам было строго приказано ни при каких обстоятельствах не покидать этих позиций. Он завершил свой приказ словами: «Защищайте нас своими стрелами от их конницы. Не дайте им проникнуть к нам в тыл и напасть на нас со спины. Не покидайте этого места и не прекращайте защищать нас, даже если увидите, что мы побеждаем или что мы проигрываем. А если вы увидите, что мы сразили врага, не будьте легкомысленны, не покидайте холма и продолжайте сражаться до последнего. Если же вы увидите, что многие из нас уже убиты, то все равно не уходите, не идите на помощь к нам, но любой ценой удерживайте этот холм».

Тем временем день уже был в разгаре, и курайшиты выстроились рядами. Правым флангом командовал Халид ибн Валида, левый фланг направлял Икрима, сын Абу Джахля, по центру стоял Абу Суфьян. Абу Суфьян отдал приказ идти вперед, Талха нес перед ним знамя курайшитов, с другой стороны Мусаб нес перед Пророком знамя мухаджиров. Два войска сблизились настолько, что могли уже слышать голоса друг друга. Абу Суфьян выступил вперед войска и крикнул: «Ауисты и хазраджиты, уходите отсюда и оставьте нам Мухаммада, я сам с ним разберусь. Тогда мы не причиним вам зла, ибо мы не вам объявляли войну, но только ему». Но от ансаров послышался гневный ответ.

Когда войска сблизились еще более, стрелки из войска мусульман стали осыпать стрелами стрелочников-курайшитов. Затем от курайшитов вышел Талха и предложил сразиться один на один с противников. Тогда от мусульман выступил Али. После недолгого сражения Али поверг Талху на землю и, сильным ударом пробив шлем, убил его. Победителем оказался Али. Пророк громким голосом произнес: «Аллаху Акбар», и голос его эхом прошел по всему войску. Этот его призыв послужил сигналом к началу атаки мусульман.

У знамени курайшитов завязалась ожесточенная схватка. Когда знамя упало, среди мекканцев наступило замешательство, мусульмане разбили ряд мекканцев, и они побежали в сторону лагеря. Мусульмане опрокинули центр, проникли в лагерь мекканцев. Победа мусульман казалась уже в руках. Чем дальше мусульмане преследовали мекканцев, тем больше они отдалялись от участка, где сражался сам Пророк Мухаммад, сас, и он не мог видеть уже ситуации в центре войска. и тут произошло непредвиденное: прорвавшись в лагерь мекканцев, воины-мусульмане поддались своим страстям и, увидев богатство, оставленное противником, стали грабить его, забыв о сражении. Сорок из пятидесяти стрелков, которым Пророк приказал держаться на левом фланге на вершине холма любой ценой, увидев это, тоже оставили свои места и, забыв все наставление Пророка, не слушая приказа ибн Джубайра, командовавшего ими, с криками: «Битва закончена!» и «Язычники бегут!» бросились к лагерю мекканцев. На фланге остался только командир ибн Джубайр и еще десяток мусульман.

Увидев это, мекканцы, а именно Халид ибн Валид, повел за собой конницу, стоявшую до того момента в резерве, расправился с десятком мужественно сражавшихся до последнего стрелков ибн Джубайра и врезался с тылу в рассыпавшийся строй мусульман. и все смешалось в сражении, и, хотя отдельные группы мусульман продолжали мужественно сражаться, большая часть мединского войска обратилась в бегство. Наступление мекканцев с тылу остановило бег мекканцев на переднем фланге, преследуемых мединцами, и мекканцы перешли в наступление. Особенно упорные схватки происходили у знамени мухаджиров, возле которого был и сам Пророк Мухаммад, и чуть более десятка ближайших сподвижников Пророка, мухаджиров и ансаров. Эта группа постепенно отступала, сражаясь всеми силами, теряя убиенных, но вновь возрастая присоединявшимися к ним на место убитых. Сам Пророк получил сильный удар мечом по голове, несколько колец бармицы впились ему в лицо, так что кровь хлынула и залила все лицо. Через некоторое время от удара и потери крови он пошатнулся и упал. Кто-то в испуге закричал, что посланник Аллаха убит, и эти слова усилили панику среди мединцев. Мединцы обратились в бегство, преследуемые конницей, укрывшись на труднодоступных склонах горы Ухуд; туда же принесли истекавшего кровью Пророка Мухаммада, сас.

Но и мекканцы, потерявшие много сил, видя бегство мусульман, также стали спешно покидать поле боя на верблюдах, они не могли более преследовать мусульман, ибо и их силам бы нанесен значительный урон. Когда через некоторое время после ухода мекканцев мусульмане стали искать на поле убитых и раненых, они нашли и тело храброго Хамзы. Многие мусульмане не сдержали рыданий, увидев его тело, и исполнились жаждой мести. Тело дяди Пророка, отважного Хамзы, было зверски изуродовано. Как оказалось, Хинд, жена Абу Суфьяна и дочь убитого во время поединка перед битвой при Бадре Утбы ибн Раби, нанявшая раба- эфиопа, чтобы убить Хамзу, после битвы нашла тело Хамзы. По свидетельствам мусульманской историографии, она вспорола ему живот, вырвала печень, съела ее кусок, отрубила нос и уши шахида, призывая других курайшиток последовать ее примеру и также расправиться с телами других убитых мусульман. Курайшитки покидали поле боя, обвешанные ужасающими браслетами и ожерельями из останков воинов, так что даже сами курайшиты были вынуждены вмешаться и прекратить это зверское надругательство над телами воинов, которое противоречило законам арабов.

Мусульмане, оправившись от горечи утрат, были полны решимости продолжать бой и в тот же день отправили к Абу Суфьяну посланника, требуя продолжить сражение. Но, видимо, потери мекканцев, несмотря на кажущуюся победу, тоже были очень значительными, ибо Абу Суфьян отказался сражаться, и предпочел уйти. Несмотря на победу, силы мекканцев также понесли значительные потери, и Абу Суфьян боялся, что мусульмане, одержимые гневом и желанием отомстить за гибель Хамзы, смогут повергнуть мекканцев в очередное поражение. Но коварные цели курайшитов так и не были достигнуты: Пророк Мухаммал был только ранен, но не убит, как того жаждали курайшиты. Мусульмане, хотя и понесли значительные потери, но сохранили свою численность и боевой дух; кроме того, некоторые союзники курайшитов, видя то варварство, что мекканцы чинили над убитыми мусульманами, отвернулись от курайшитов и отказались далее выступать на их стороне.

Итог сражения при Ухуде был очень горьким для мусульман: из 700 мусульман, участвовавших в сражении, погибло около 80 человек, из них 10 мухаджиров, в том числе и дядя Пророка, доблестный Хамза. Пророк Мухаммад, сас, повелел похоронить убиенных на поле битвы, которых клали в землю без саванов и обмывания, ибо Пророк провозгласил Господнее повеление о том, что павшие в бою за веру (шахиды) не нуждаются в этом.

И не считайте мертвыми вы тех, кто на пути Аллаха был убит. Нет. Они живы, удел свой обретя в присутствии Господнем. (Сура «Али Имран», 3:169)

Когда войско мусульман вернулось с поля боя в Медину, уже смеркалось. Пророк с трудом сошел с коня, совершил молитву в мечети и уединился в своей комнате, появившись только к вечерней молитве. Ночь в Медине прошла неспокойно. в мечети всю ночь дежурили ансары, ибо сохранялась вероятность ночного нападения курайшитов. Наутро Пророк Мухаммад созвал всех участников вчерашнего сражения, и только их, преследовать Абу Суфьяна. Далеко не все откликнулись на этот призыв: вместе с ранеными набралось 250 человек. Преследуя мекканцев, они дошли до Хамра ал-Асад и стали здесь лагерем. Но Абу Суфьян действительно боялся вступать в новое сражение с мусульманами и спешно уходил от Медины.

В стане мусульман были минуты уныния и сомнений: неужели Аллах оставил мусульман, и они прогневили Его чем-то, что Аллах вверг уверовавших в столь тяжкое поражение. Но нет, Ухуд также был символичным событием. Если битва при Бадре показала мусульманам и безбожникам, на что способна сила искренней веры и стала моментом различения сил Добра и Зла, то битва при Ухуде стала моментом разделения праведных муминов, истинных мусульман, от лицемеров, в данном случае Ибн Убайда и тех, кто бежал вместе с ним с поля боя, оставив братьев по вере в явном меньшинстве перед хорошо вооруженным врагом. Но и в поражении своем мусульмане в этой ситуации могли винить лишь себя, ибо они не подчинились приказу Пророка, поддались своим меркантильным желаниям, забыв о Боге, и нарушили обещание неукоснительно соблюдать приказы Пророка на войне.

Естественно, что Ибн Убайд, ушедший со своим войском до начала сражения, и иудеи ликовали, радуясь поражению мусульман. Ибн Убайд повсюду говорил о том, что если бы Пророк послушался его, то таких потерь удалось бы избежать. Иудеи же и вовсе стали в открытую говорить о том, что Мухаммад, сас, никакой не Пророк (да простит нам Всевышний эти слова), ибо невозможно, чтобы Господний Пророк потерпел такое тяжкое поражение.

Некоторые из асхабов порывались было в гневе убить говоривших это, но Пророк успокаивал их и запретил наносить кому-либо вред, даже если последние сквернословили в адрес Пророка. Пророк Мухаммад успокаивал свою умму, говоря, что поражение при Ухуде было важным уроком и испытанием Аллаха на искренность их веры и преданность Пророку. Ухуд укрепил веру в сердцах искренних и разделил пути лицемеров с мусульманами.

После поражения при Ухуде активизировались и явные, и тайные противники Пророка в Медине. Ибн Убайд и иудеи искали и использовали любую возможность уничтожить Пророка морально и физически. Ибн Убайд прилюдно позволил себе оскорбительно говорить о Пророке, и однажды слышавшие это ансары не выдержали, схватили его и весьма вразумительно объяснили, что после того предательства, что он совершил, ему лучше было бы вообще молчать и не показываться перед народом, просить прощения у Пророка за все те подлости и оскорбления, что он высказал его адрес. Ибн Убайд же отказался извиняться перед Пророком и покинул мечеть. После Ухуда в общине мусульман появилось новое понятие – «мунафиков» (лицемеров), однако более точным переводом считается определение «ползущие», что подразумевало тех, которые в страхе предали братьев по вере и уползли в поля боя.

В последующие несколько дней после сражения Пророк Мухаммад, сас, получил сразу несколько откровений Всевышнего, относящихся к сражению при Ухуде. Причем некоторые из этих аятов гласили, что многие из двух племен ансаров близки были к тому, чтобы покинуть поле боя в самом начале битвы, но Аллах укрепил их сердца и упрочил их стопы. Каждый, кто слышал эти аяты, тотчас же понял, о ком шла речь. Господь упоминал о племенах бени салама и ауситах, которые тотчас же отправились преследовать врага на следующий день, услышав приказ Пророка. и , несмотря на то, что Аллах упоминал о слабости, появившейся в их сердцах, они были счастливы тем, что Аллах укрепил их и не дал им свернуть с пути истины.

Поистине, Аллах сдержал перед вами обещание Свое, когда с Его соизволения своих врагов почти сразили вы; потом же робость охватила вас, и стали вы приказу прекословить, и отказались выполнить его после того, как волею Его вашим глазам предстало то, чего вы так желали. Одни из вас желали благ в сей жизни, другие же уповали на вторую. Тогда Он от врага (с постов) отвел вас, чтоб испытать (на преданность пророку); и все ж простил Он вас за это, - ведь милостив Аллах к таким, кто верует в (Него). (Сура «Али Имран», 3:152)

И то, что претерпели вы, когда две армии сошлись на поле брани, постигло вас с соизволения Аллаха, чтобы показать тех, кто истинно уверовал в Него, и тех, кто лицемерит. Им было сказано: «Идите и сражайтесь на пути Аллаха или гоните (неприятеля назад)». Они ж ответили: «Коль знали б мы, что надо воевать, мы б, истинно, пошли за вами». в тот день они стояли ближе к неверию, чем к вере, устами возглашая то, чего в сердцах их не было и вовсе. Аллах же лучше знает, что они скрывают. (Сура «Али Имран», 3:167)

Аяты Аллаха упоминали также и о том, что многие из мусульман перед сражением говорили о том, что готовы умереть ради победы Господней воли, но именно сражение стало моментом истины, когда Аллах разделил на тех, чьи сердца были полны искренней решимости и веры, и тех, в ком было сомнение. Первые, перед лицом неминуемой смерти, не оставили поля боя и сражались до последнего. Тогда как вторые оказались охвачены паникой и бежали в горы, оставляя братьев на гибель.

Несколько Господних откровений содержали также повеления о тех, кто поплатился за свое маловерие и не соблюдение приказа Пророка, но смертью своей обрели прощение и спасение от Аллаха.

Поминайте Меня, и Я буду помнить о вас. Благодарите Меня и не будьте неблагодарны Мне. О те, которые уверовали! Просите о помощи терпением и молитвой. Воистину, Аллах – с терпеливыми. Не говорите о тех, кто погиб на пути Аллаха: “Мертвые!” Напротив, они живы, но вы не ведаете этого. Мы непременно испытаем вас немногим страхом, голодом, потерей имущества, людей и плодов. Обрадуй же терпеливых. (Сура «Аль Бакара», 2:152-155)

В этот же период Аллах низвел еще одно откровение, ясно гласившее, что Аравия очень скоро избавится от языческих обычаев и варварства, а победа Ислама близка, и свет Господней веры озарит своим сиянием благословенную Аравию.

Истинно, прошло до вас много поучительных событий на земле. Пройдите по земле и посмотрите, каков конец был тех, кто в неверии упрямом считал лжецами посланников. Этот (Коран) есть разъяснение людям, верное руководство и наставление для богобоязненных.
Не теряйте душа и не печальтесь, если вы действительно в Бога вы наберетесь сил и встанете над ними. (Сура «Скот», 3:137-139)

Еще одно откровение Всевышнего, ниспосланное Пророку в этот период, касалось будущего уммы и призывало к стойкости в вере, несмотря ни на какие испытания.

Если вам нанесена рана, то ведь подобная рана уже была нанесена и людям прежних народов. Мы чередуем для людей дни счастья и несчастья, и это для того, чтобы Аллах узнал уверовавших и избрал среди вас павших мучеников, ведь Аллах не любит тех, кто преступает пределы, установленные, и чтобы Аллах очистил уверовавших и сокрушил неверующих.
Или вы полагали, что войдете в Рай, пока Аллах не узнал тех из вас, кто сражался на Его пути и кто был терпелив?
Вы действительно желали смерти, пока не встретились с ней. Теперь вы увидели ее воочию и (дрогнули).
Мухаммад – не больше чем посланник, до него тоже были посланники. Неужели, если он умрет или будет убит, вы обратитесь вспять? Кто обратится вспять, тот ничуть не навредит Аллаху. Аллах же вознаградит благодарных.
и каждая душа познает смерть только с дозволения Аллаха, в предписанный ей срок. Тому, кто желает награды в этом мире, Мы дадим ее, и тому, кто желает награды в Последней жизни, Мы дадим ее. Мы вознаградим благодарных.
Сколько было пророков (Господних), рядом с которыми сражалось много уверовавших! Они не пали духом от того, что постигло их на пути Аллаха, не проявили слабости перед врагом и не смирились. Аллах любит терпеливо стойких.
Они говорили лишь: “Господь наш! Прости нам наши грехи и излишества, которые мы допустили в служении Тебе, утверди наши стопы и помоги нам против неверующих”. (Сура «Скот», 3:140-147)

У многих убитых в битве при Ухуде мусульман оставались семьи, жены и дети и теперь как никогда остро встала проблема заботы и содержания семей тех, кто отдал свои жизнь на пути Аллаха. Именно в этот период Всевышний Аллах Своей высшей мудростью Пророку Мухаммаду откровение, которое давало возможность обездоленным семьям обрести опеку и заботу. Аллах позволил мусульманам брать в жены до четырех жен:

Отдавайте сиротам их имущество (когда их возраст подойдет) и в нем не меняйте хорошее негодным. Не пожирайте их имущества вместе со своим имуществом. Воистину, это является великим грехом.
Если вы боитесь, что не сможете быть справедливыми к сиротам (девушкам), то женитесь на тех, которые любимы вами, будь то две, или три, или четыре. Если же вы боитесь, что не сможете быть одинаково справедливы к ним, то возьмите в жены лишь одну... Это ближе к тому, чтобы избежать несправедливости. (Сура «Женщины», 4:2-3)

landscape

После Ухуда активные действия Пророка Мухаммада, сас, как и прежде, были направлены на восток. Кроме того, началась активная проповедническая деятельность и разъяснение сути вероучения Ислама за пределами Медины. Пророк Мухаммад неустанно каждодневно встречался с делегациями народов, беседовал, разъяснял Господний вероустав вождям все новых племен и народов, многие приходили в Ислам и принимали пророческую миссию Мухаммада во время встреч с ним, впечатленные силой его веры и необычайной притягательности как личности.

Но усердие первых мусульман на пути Господних проповедей пережило немало горьких испытаний. Безбожники делали все, чтобы ослабить все возрастающую общину, прибегая к самым коварным и жестоким методам. Вспомним печальный инцидент, когда в Медину прибыли несколько представителей племени хузайма, сказавших, что их народ принял Ислам, и попросивших прислать к ним наставников в вере. Пророк Мухаммад направил к ним 10 своих представителей, самый вдохновенных проповедников. Когда караван находился уже на большом отдалении от Медины, хузаймиты вероломно расправились с посланниками Пророка. Троих проповедников убили, остальных взяли в плен, одного забили камнями при попытке к бегству, двух других позднее доставили в Мекку, где продали врагам-курайшитам, участь их также была мученической, курайшиты вывезли их за пределы священной Мекки и распяли в знак мести мусульманам. Все они стали мучениками на пути Господней проповеди.

Но это был не единственный случай, когда безбожники коварством стремились расправиться с мусульманами, пользуясь их искренностью и желанием нести слово Бога ко всем людям. Вспомним события 625 года, когда к Пророку обратились вожди племени амиритов с просьбой наставить их на путь Истины и прислать к ним проповедников и наставников. К ним было отправлено 14 мусульман. Однако по дороге во время привала на них напали бедуины, бывшие союзниками мекканцев, и вырезали всех до единого.

Однако Пророк Мухаммад даже в такой обстановке не позволял гневу и жажде мести заставить отступить от повелений Аллаха. Он всегда был по отношению к другим племенам гарантом соблюдения всех заключенных с ними соглашений. Показательно, что когда отряд, отправившийся искать 14 пропавших посланников, узнав об их гибели, охваченный жаждой мести, убил двух человек из племени, убившего посланников Пророка (племени, имевшего гарантии безопасности от Пророка), вождь того племени потребовал от Пророка выплатить им компенсацию, и Пророк Мухаммад, сас, и в этом печальном инциденте явил пример верности данному слову, выплатил все, что полагалось по договору, хотя, казалось бы, это действие можно было расценивать как ответ за жестокую расправу над посланниками и нарушение гарантий самими амиритами.

Подобный поступок Пророка был назиданием, примером морального превосходства мусульман, и это высочайшее благородство духа мусульман сыграло важную роль, ибо мужество мусульман, их вера и храбрость перед лицом смерти настолько впечатлила некоторых из тех варварских племен, что учинили резню мусульман, что после этого инцидента главы племен раскаялись в содеянном преступлении, и пришли к Пророку просить прощения перед мусульманами и приняли Ислам, перейдя на сторону Пророка.

Активнейшая деятельность мусульманских проповедников далеко за пределами Медины показала все соседям, что битва при Ухуде отнюдь не подорвали силы мусульман.

Среди политических событий в Медине этого периода следует упомянуть изгнание иудейского племени бану надир. Племя бану надир, одно из иудейских племен, живших в Медине, в отличие от изгнанного племени бени кайнука, до этого времени не нарушали мединского соглашения и не проявляли враждебности к мусульманам даже в самые тяжелые периоды, когда мекканцы были у стен Медины. Старейшина иудейского племени бану надир был прощен даже тогда, когда перед битвой при Ухуде он встречался с Абу Суфьяном и передал ему сведения о численности мусульман в городе и их боеспособности, что само по себе можно было расценивать как предательство. Однако после Ухуда в 625 году произошел инцидент, который Пророк Мухаммад совершенно справедливо расценил как нарушение союзнического договора и посягательство на жизнь мусульман. Глава племени бану надир предложил Пророку Мухаммаду провести диспут о вере между Пророком и тремя раввинами племени, которые, как выяснилось позднее, должны были пронести на встречу кинжалы и заколоть Пророка во время встречи. Однако о заговоре узнала одно из женщин-иудеек из бану надир и предупредила своего брата, который принял Ислам. Пророк уже был на встрече, когда мусульманин, брат женщины-иудейки передал ему весть о готовящемся покушении и Пророк тотчас без объяснений покинул дом старейшины и вернулся домой. Вечером того же дня Пророк созвал совет ансаров и мухаджиров, на котором мусульмане решали, как следует действовать в отношении вероломного племени бану надир. По сути, заговор с целью убийства Пророка был открытым нарушением Договора, так что на совете мусульман было решено изгнать это иудейское племя из города.

Пророк Мухаммад направил к бану надир одного из ансаров Мухаммада ибн Масламу, который передал вождям бану надир ультиматум Пророка: «Посланник Аллах направил меня к вам, что передать вам: «Вы замыслили убить меня и вступили в заговор против Посланника Аллаха, тем самым нарушили договор, который был заключен между нами». Пророк поведал им через ансара весь план убийства, который бану надир замыслили против него, и, в завершение речи, ансар передал им от имени Пророка: «Я даю вам 10 дней, чтобы покинуть этот город».

Бану надир выслушали ультиматум молча и не дали никакого ответа, иудеи надеялись, что другие иудейские племена Медины поддержат их и решили объявить войну мусульманам, к иудеям выразил желание присоединиться и лицемер Ибн Убайд, тот самый, что предательски покинул Пророка со своими воинами накануне сражения при Ухуде. Ибн Убайд в сложившейся ситуации увидел возможность избавиться от Пророка. Бану надир отправило к Пророку своего гонца, который передал «Мы не оставим наши дома и наше имущество и мы готовы сражаться против мусульман», на что Пророк ответил «Делайте так, как считаете нужным. Аллах Велик и Аллах рассудит между нами»

Войско мусульман не вело никаких боевых действий против иудеев, они лишь осадили поселение бану надир. Надежды бану надир на помощь остальных иудейских родов не оправдались, последние заявили о нежелании нарушать Мединское соглашение с Пророком, так что бану надир остались один на один с войском мусульман. Ибн Убайд также недооценил мусульман, он не ожидал, что иудеям будет противостоять столь многочисленное войско мусульман и не решился выступить против Пророка на стороне иудеев. Все 15 дней осады мусульмане не вели никаких военных действий, и не пролилось ни капли крови. После двух недель осады и упорного отказа иудеев сложить оружие или покинуть город Пророк приказал рубить пальмовые деревья, что означало объявление войны, бану надир пришли в ужас и проявили невиданную активность, тотчас направив к Пророку переговорщиков, моля о пощаде и прощении предательства. Пророк Мухаммад выслушав текст обращения бану надир, заявил о невозможности дальнейшего пребывания предателей в Медине и попросил покинуть город, гарантировав им личную безопасность и право вывезти с собой все, что они смогут увезти, кроме оружия. По свидетельствам историографов иудеи бану надир, покидая селение, разрушали свои дома, сжигали имущество, которое не могли увезти, чтобы оно не досталось мусульманам. Мединцы говорили, что давно не видели таких богатых караванов, с которыми бану надир покидали Медину. Женщины надели свои украшения и драгоценности, били в тамбурины и пели. Караван бану надир проехал так через весь город, горделиво демонстрируя всем, что они, якобы, уходят с победой и не сломленные. Бану надир вывезли практически все имущество и мусульмане не препятствовали им в этом, однако мусульманам остались богатые военные трофеи: мечи, кольчуги и шлемы. Часть каравана бану надир двинулась в сторону Хайбара, где стали активными союзниками Абу Суфьяна, составляя бесконечные планы расправы с Пророком, другая часть ушла в сторону Палестины. Столь быстрое и бескровное решение конфликта с бану надир, имевшей в запасе значительное количество вооружения и боеспособных сил, свидетельствует, что мусульмане к этому периоду обладали серьезным политически авторитетом и боевой мощью, ибо никто из оппозиционных Пророку сил в Медине, кои были далеко не малочисленны, не пожелали оказать поддержку бану надир во время конфликта.

Земли, оставшиеся после ухода бану надир, по решению Пророка были поделены между мухаджирами, которые до того периода не владели в Медине ничем, ибо приехали из Мекки, оставив там все свое имущество, из ансаров землю получили только двое самых бедных, у которых не было никакого имущества в Медине. Это решение коренным образом изменило экономическое положение общины мусульман. Если до этого времени стремление к имущественному равенству и справедливости так или иначе обеспечивалась личной благотворительностью, помощью богатых мусульман Медины бедным мусульманам Мекки, то теперь верховным распорядителем всей недвижимой собственности стал глава общины – Пророк Мухаммад. Мухаджиры обрели экономическую независимость и могли сами обеспечивать свою жизнь. Тогда как с ансаров был снят груз содержания неимущих братьев по вере. Был установлен также принцип вознаграждения тех, кто имеет большие заслуги перед общиной и Аллахом.

Однако важно упомянуть, что и после этого раздела сам Пророк Мухаммад не стал собственником земли, он имел лишь очень незначительную часть доходов, необходимых для содержания семьи, вся остальная прибыль мусульман жертвовалась на благо распространения Ислама, на содержание Суффы и обучение имамов, на снаряжение делегаций к новым племенам, отправлявшимся к вождям племен с проповедями и разъяснением основ Господней веры.

Повседневная жизнь текла своим чередом, радости сменялись печалями. в конце 625 года умер шестилетний внук Пророка Мухаммада, сын Рукайи и Усмана, после того, как петух выклевал ему глаз, что, конечно же, очень больно отозвалось в сердце Пророка, он был очень привязан к детям и особенно к внукам. Но уже в начале января 626 года у дочери Пророка Фатимы и Али родился первенец, и сердце Пророка обрело утешение и отраду, он вновь стал дедом, он лично избрал для внука имя, которые нравилось ему больше всего – аль-Хасан.

Следует особо подчеркнуть, что жизнь Пророка в мирное время вовсе не была временем отдыха для Пророка и мусульман. Каждодневный распорядок дня Пророка, по свидетельствам сподвижников, был таков: треть дня в различное время суток проходила в молитвах, треть дня была отдана делам государства и проблемам жителей города, оставшаяся треть дня была отдана заботам о семье. Пророк советовал сподвижникам также стараться соблюдать этот распорядок жизни, в последнюю треть дня, включавшую заботы о семье, входило и время для еды и сна. в заботы о семье входили и беседы с супругами, и встречи с дочерью Фатимой и внуками, которых было уже двое, первенцу Хасану исполнилось полтора года, Хусейну было восемь месяцев, кроме того, Пророк особо заботился и о внучке, Умане, дочери Зайнаб. Вообще, Пророк уделял особое внимание воспитанию внуков, и сам следил за многим в их распорядке дня и процессе их воспитания, несмотря на невероятную занятость. Сын Зайда также воспитывался как родной внук, Пророк настолько любил детей, что сам часто говорил о том, что он готов все свое время проводить с детьми. Бывало даже, что он совершал молитву вместе с внуками на руках, во время стояния, сажая их на плечи, а когда он склонялся в поклоне, то усаживал их рядом. Пророк каждый день навещал своего самого близкого друга Абу Бакра, с которым они обсуждали и дела государственные, и дела житейские, причем в обсуждении государственным вопросов непременно приглашались и приемный сын Пророка – Зайд, и зять Али и Усман. Словом жизнь Пророка была расписана по минутам. Авторитет Пророка и уважение людей к нему были столь велики, что ни одно из решений не принималось без его одобрения, ни одна проблема или конфликт не могли разрешиться, пока Пророк не указывал самое верное решение ее. Не только мусульмане, но и язычники, и бедуины приходили к нему за советом, он был самым доверенным и праведным человеком, слову которого доверяли абсолютно все, люди приходили к нему беспрестанно, даже с личными и материальными проблемами и никого никогда не оставлял он без внимания и помощи. Так, например, между иудеями и мусульманами Медины часто возникали конфликты, но пострадавшаяся сторона неизменно обращалась только к Пророку за помощью и советом, не зависимо от того, был ли это иудей или мусульманин.

И не было случая, когда решение Пророка воспринималось бы несправедливо или с недовольством, он, поистине, обладал глубочайшей мудростью души и обостренным пониманием сути вещей и явлений и неукоснительным соблюдением Господней справедливости.

Что касается молитв, то большую часть молитв Пророк совершал в ночное время, когда город спал. Он наставлял асхабов совершать ежедневное длительное чтение Корана, учил асхабов многим молитвам. Однако длительные ночные молитвы, занимавшие большую часть ночи, были ниспосланы в первые дни начала пророчества и откровений и относились лишь к избранному числу сподвижников Пророка, последовавших за ним еще в Мекке. Тогда как со стремительным распространением Ислама эта избранная группа сподвижников оставалась в меньшинстве, и в этот период Аллах ниспосылает Пророку повеление об уменьшении времени длительной ночной молитвы для Пророка и сподвижников

Воистину, твой Господь знает, что ты и часть тех, кто с тобой, простаиваете в молитве меньше чем две трети ночи, а то и половину или треть ее. Аллах определяет меру дня и ночи. Он знает, что вы не в состоянии отсчет (ночным часам) вести и принимает ваши покаяния. Читайте же из Корана то, что необременительно для вас. Он знает, что среди вас могут быть больные и те, кто в поисках Господних благ странствует по земле, а также те, кто сражаются на пути Аллаха. Читайте из Корана то, что необременительно для вас, совершайте молитву праведно, раздавайте закят и предоставьте Аллаху прекрасный займ. Какое бы добро вы ни приготовили для своих душ, вы найдете его у Аллаха в виде лучшего и большего вознаграждения. Просите же у Аллаха прощения, ведь Аллах – Прощающий, Милосердный. (Сура «Завернувшийся», 73:20)

Наряду с этим, многие из асхабов продолжали соблюдать длительные ночные молитвы, как и сам Пророк, который говорил, что самым благодатным временем суток является последняя треть ночи, когда Господняя благодать особо близка к молящемуся и Господь отвечает на все мольбы взывающего к Нему. Много времени Пророк проводил с асхабами, которых любил всем сердцем и старался бывать вместе с ними как можно чаще. Асхабы постоянно находились в доме Пророка, и не было случая, чтобы Пророк попросил их уйти. Они же могли сидеть там часами, ибо были очень привязаны к Пророку. Манера речи Пророка была очень чуткой, так что, говоря с кем-то, он с таким вниманием и расположением слушал собеседника, что последнему казалось, будто он является исключительным и самым возвышенным перед Пророком.

Битва У Рва. Предательство Бану Курайза

Деятельность мусульманских проповедников далеко за пределами Медины показывала соседям Медины, что поражение при Ухуде отнюдь не подорвало силы Пророка и мусульман и ситуация выходит за рамки его конфликта с соплеменниками-курайшитами. Враги мусульман искали повода для создания широкой коалиции противников мусульман. Инициаторами создания этой коалиции стали изгнанные из Медины иудеи племени бану надир, имевшие торговые связи среди бедуинов.

Племя бану надир, поселившееся после изгнания из Медины в Хайбаре, городе, который когда-то так жестоко изгнал и оскорбил Пророка, были полны решимости вернуть утраченные земли и отомстить мусульманам за изгнание. Их надежды были связаны с новым походом, который готовили курайшиты против Пророка. На пятом году хиджры, в 627 году, вожди бану надир посетили Мекку и заявили о своей поддержке курайшитов, изъявив желание участвовать в сражении против Пророка. Абу Суфьян, обрадованный столь многочисленной поддержкой, встретил их словами: «Вы самые любимые из тех, кто помогает нам против Мухаммада». Абу Суфьян и еще несколько курайшитских вождей вошли с вождями бану надир в Каабу и там поклялись не расторгать своего союза и сражаться вместе до тех пор, пока не будет достигнута главная цель – убийство Пророка Мухаммада.

Курайшитов долго уговаривать не пришлось. Правда, на этот раз Абу Суфьян как будто засомневался, не правильнее ли вера Мухаммада, и вождям бану надир пришлось уверять его, что вера мекканцев правильнее.

В глубине души Абу Суфьян и курайшиты смутно осознавали, что несокрушимость Пророка Мухаммада и их бессилие остановить его вовсе не является случайным, вполне возможно, что курайшиты уже понимали, что Мухаммад, действительно послан Богом, и они не смогут тягаться с ним, каким бы численным превосходством они не обладали.

Но так или иначе курайшиты собрали все войска, что у них имелись и собрали вокруг себя всех своих союзников, так что войско получилось еще более многочисленным, чем в битве при Ухуде. К войску курайшитов, состоявшему из 4000 человек, присоединились также войска иудейского племени бану надир и около тысячи воинов рода бану сулайм. Кроме того, род гатафан и еще несколько бедуинских племен направили в войско коалиции еще 1800 конных воинов. О других участниках коалиции сведений не имеется, кроме того, что общая численность войска составила 10 000 человек. Их силы значительно превосходили силы еще не окрепшей, недостаточно обученной в военных действиях и немногочисленной мусульманской общины Медины.

В марте 627 года мекканцы и их союзники выступили в поход против мусульман с 10000-ным войском. Узнав об этом, Пророк тотчас объявил мобилизации, но из Медины и от всех союзников собралось лишь 3000 человек против 10000. Принимать бой в поле с трехкратно превосходящим по численности противником после опыта Ухуда было невозможно – оставалось готовить оборонительную позицию. Было решено забаррикадироваться в Медине и сражаться из города, тем более что Медина была хорошо укреплена: с трех сторон ее стену окружали отвесные скалы и равнины из вулканических пород. Город был незащищен только с северной стороны и здесь Пророк Мухаммад в очередной раз явил свой стратегический и военный гений. Он применил метод сасанидской армии, который до этого не был известен в Аравии: с наиболее доступной и незащищенной для нападения стороны Медины было решено вырыть глубокий ров.

Мусульмане за два дня стремительными темпами собрали весь урожай с окрестных полей, чтобы не оставить противника с провизией и не остаться самим голодать в городе, если осада продлиться долго. Затем вся умма как один, мужчины и даже женщины, стали копать огромную траншею, вдоль северной, самой слабой части города. Времени до прихода войска курайшитов было очень мало, и ров разделили на участки. На работу вышли все трудоспособные мужчины и женщины, каждому десятку выделили отрезок по 40 локтей, и каждая семья отвечала за свой участок. Работы шли с раннего утра до позднего вечера, и Пророк Мухаммад работал вместе со всеми, не покладая рук. Мусульмане были воодушевлены таким единством уммы и близостью Пророка к ним. Он как всегда был весел и радостен, так что все вокруг него вдохновлялись его верой и оптимизмом. Пророк Мухаммад часто произносил вместе с работавшими молитву, которую подхватывали все, кто участвовал в возведении рва:

«О Аллах, лишь Тебе мы поклоняемся и Тебе лишь покорны
Лишь Тебе принадлежит наша жизнь и наши мольбы.
Ниспошли нам Свою благодать и укрепи наши стопы в грядущем бою. Враг угрожает нам и хочет сломить нас, но мы не сдадимся и взываем о помощи к Тебе»

Всего за шесть дней эта огромная, небывалая для Медины работа была окончена: ров длиной около 6 км охватил Медину полукругом с запада, севера и северо-востока. и когда 8 зуль-ка'да (31 марта 627 г.) мекканцы подошли к Медине со стороны Акика, они оказались в полной растерянности перед возникшим препятствием: ров сделал беспомощной основную ударную силу, опасную для мусульман – конницу. Никогда ранее арабы не сталкивались с такой техникой ведения войны, и курайшиты не знали, как им теперь воевать. в растерянности мекканцы встали лагерем в долине, а племя гатафан - восточнее Ухуда. Пророк Мухаммад вывел основную часть войска на западный и северный склоны горы Сал и разбил свою палатку на месте, где позднее была построена мечеть - Масджид ал-Фатх, "мечеть победы". Женщины, дети и старики оставались укрытыми в стенах Медины.

Наутро, когда войско мусульман увидело реальную численность окруживших город курайшитов, многие поддались страху. Некоторые из племен хотели было даже уйти, чтобы защититься от разграбления и неминуемой, как казалось, гибели, но у Пророка Мухаммада хватило авторитета и силы убеждения, чтобы их удержать. Часть сил была выделена для защиты тылов, так что в распоряжении Пророка оставалось менее 2500 человек против 10000 войска коалиции мекканцев. Однако вырытый ров стал действительно надежной защитой и препятствием. Кавалерия мекканцев не смогла его преодолеть, и бои свелись к перестрелке через ров, наносившей той и другой стороне очень мало ущерба.

На следующий день войска мекканской коалиции предприняли атаку с целью преодоления рва. Бой, вылившийся в перестрелку, затянулся до самого вечера. Когда нападавшие выбились из сил и ушли в лагерь, ушли и мусульмане на вечернюю молитву, оставив в карауле около 200 человек. Халид ибн Валид попытался воспользоваться этим, атаковал караул, но тоже вынужден был вернуться ни с чем. Затем в течение десяти дней союзники непрерывно атаковали мусульман набегами мелких отрядов, пытались добиться успеха неожиданными ночными налетами, но Пророк Мухаммад так четко организовал дисциплину в войске, что оно постоянно было начеку.

Тогда курайшиты пошли на очень коварный шаг: они вступили в тайные переговоры с еврейским племенем бану курайза, одним из оставшихся в Медине иудейских племен, и убедили их тайно пустить их в город, чтоыб напасть на мусулмьан с тыла в их же городе. Вождь бану надир энергично убеждал их встать на сторону курайшитов, и, наконец, бану курайза поддались на уговоры и склонились к предательству.

Первым о предательстве бану курайз узнал Умар и тотчас передал об этом Пророку. Пророк Мухаммад тяжело встретил это известие, ибо многочисленные войска коалиции окружали мусульман со всех сторон, и войско мусульман могло не выдержать предательство еще и внутри города. Мусульманское войско начало уставать, кроме того, лицемеры беспрестанно сеяли смуту в рядах мусульман, говоря, что Пророк не может защитить их и им следует выдать их курайшитам и успокоиться. Психологическое напряжение и окружение со всех сторон, постоянная угроза предательства давали о себе знать, войско мусульман было на грани отчаяния, именно это состояние мусульман упоминается в Господнем аяте:

О те, которые уверовали! Помните милость Аллаха, которая была оказана вам, когда обрушились на вас войска неверных. Мы наслали на них ветер и воинства невидимые вашим взором. Аллах ведь видит все, что вы совершаете.
Вот они напали на вас сверху и снизу, и тогда помутнели ваши взоры, и души подступили к горлу, и вы стали делать предположения об Аллахе.
Там верующие подверглись испытанию и сильному потрясению.
и говорили лицемеры и те, чьи сердца поражены недугом: “Обещания Аллаха и Его Посланника были всего лишь ложью!”.
Вот некоторые из них сказали: “О жители Ясриба, не выстоять вам против врага! Вернитесь (к своим домам)!” А некоторые из них попросили разрешения у Пророка и сказали: “Наши дома остались беззащитны”. Они не были беззащитны – они лишь хотели сбежать.
Если бы они неверные вторглись в город со всех сторон и потребовали бы от них искушения (отказаться от веры), то они пошли бы на это и не стали бы медлить с этим, разве что немного.
А ведь прежде они заключили договор с Аллахом о том, что не обратятся вспять. А договор с Аллахом – то, за что им придется отвечать. (Сура «Союзники», 33 :11-15)

Но высочайшая сила веры и духа Пророка Мухаммада, сас, в этой, казалось бы, безвыходной ситуации, его политический гений, великий дипломатический ум и мудрость, дарованные Всевышним, вывели, милостью Аллаха, мусульман к победе. Пророк Мухаммад, сас, начал тайные переговоры с племенем гатафан, которым надоело затяжное стояние под Мединой, не обещавшее им никакой выгоды. Пророк предложил им треть урожая фиников мусульман Медины, если они сложат оружие и уйдут от стен Медины. Гатафанцы приняли предложение Пророка. Дальнейшие события в стане коалиции мекканцев являются еще одним свидетельством тонкого дипломатического ума и чрезвычайной прозорливости.

Пророк Мухаммад тайно подослал мусульманина-гатафанца перессорить всех союзников. Гатафанец сначала смог убедить мединских иудеев бану курайза потребовать от Абу Суфьяна и гатафанцев дать им заложников как гарантию того, что те не уйдут, пока не уничтожат Мухаммада, и не оставят бану курайза наедине с Пророком. С другой стороны, Абу Суфьяну он сообщил, что бану курайза сговорились с Мухаммадом и потребуют у Абу Суфьяна заложников, а потом выдадут их Пророку, чтобы он их убил. Абу Суфьян, чтобы проверить правоту обвинений гатафанца в адрес бану курайза, потребовал от иудеев принять участие в бою, но иудеи сослались на то, что в субботу им запрещена всякая деятельность. Все это в сочетании с их требованием дать заложников убедило Абу Суфьяна в предательстве и нарушении бану курайза данного ими обязательства.

Мудрый дипломатический ход Пророка сорвал предательский сговор курайшитов и бану курайза и переход бану курайза на сторону мекканцев. На следующий день после раскола с бану курайза на стан осаждавших город мекканцев налетел холодный ураганный ветер, разметавший весь лагерь. Это бедствие окончательно сломило их боевой дух изможденный стоянием войск коалиции, и Абу Суфьяну ничего не оставалось, как снять осаду и уйти от Медины. Пророк Мухаммад остался с лагерем в долине еще два дня и на третий вернулся в Медину, убедившись, что коалиция противников ушла бесповоротно. Так кончилось "великое стояние у рва", из которого мусульмане во главе с Пророком Мухаммадом, сас, милостью Аллаха вновь вышли победителями без единой потери.

«Стояние у рва» предрешило и участь бану курайза, предавших Пророка и замысливших его убийство. После ухода войск коалиции, иудеи бану курайза остались наедине с Пророком Мухаммадом. Пророк Мухаммад хотел решить ситуацию с изменниками немедленно. Покинув лагерь у рва, он в тот же день привел все войско на осаду поселения бану курайза в Медине. Через две недели осажденные иудеи стали просить начать переговоры и в итоге сдались без боя, рассчитывая на прощение и заступничество Пророка.

Совет племен Медины обратились к Пророку Мухаммаду с просьбой решить судьбу бану курайза так же, как он решил судьбу бану надир, то есть изгнать предателей из города, ибо оставить их в городе значило бы иметь постоянную угрозу предательства внутри Медины. На совете племен было решено казнить вождя рода, подстрекавший своих собратьев выступить против Мухаммада и всех, кто участвовал в сговоре с Абу Суфьяном с целью подготовки заговора и убийства Пророка. Все имущество бану курайза после выделения части для нужд города было продано, а деньги поступили в раздел между жителями Медины.

Бесславная осада Медины многократно превосходящими силами противников Пророка превознесла его славу и авторитет непобедимого полководца, которому помогает Аллах, по всей Аравии и далеко за ее пределами. Аллах укрепил мощь мусульман, и даровал абсолютную победу без боя в воздаяние за самоотверженное служение Богу. Ибо каждый, кто принял решение выступить в этом сражении, видя более чем троекратное превосходство противника, ясно понимал, что битва будет не на жизнь, а на смерть, и они могут погибнуть в бою. Но любовь к Аллаху и вдохновенный пример Пророка заставили каждого из них отказаться не только от личных интересов, но и принять готовность умереть в бою за верность Богу.

Так и не состоявшаяся битва у рва показала также и мекканцам, и всем язычникам их абсолютное бессилие сломить или ослабить мусульман и Пророка, даже несмотря на колоссальное численное и финансовое превосходство над мусульманами, ибо мекканцы и бедуины вели войну не имея ни веры, ни единства, коалиция держалась лишь на племенных и финансовых обязательствах племен друг к другу, с постоянной оглядкой на возможные последствия. Тогда как у мусульман все помыслы и стремления были подчинены одной великой цели, с которой несоизмеримы никакие мирские желания – распространению единственно правильной веры в Единого Бога, обретению довольствия Аллаха и Его вечной благодати. Авторитет Пророка Мухаммада, его высшая мудрость и сила веры достигли такой высоты, что умма мусульман принимала его как абсолютного глашатая воли Аллаха, которую они готовы были выполнять с радостью и мужеством, не останавливаясь ни перед чем.

Аллах в Коране повелевал, что война является самым отвратительным из деяний человеческих, и мусульмане не могли и не имели права перед Богом начинать военных действий. Единственной справедливой причиной начала войны являлась война с целью самообороны. Более того, если нападавший противник предлагал перемирие или хотел заключить мирный договор, Аллах предписывал мусульманам немедля принимать эту просьбу и прекращать кровопролитие. Мусульманин обязан перед Аллахом в случае возникновения войны сделать все для ее скорейшего завершения и не затягивания конфликта, сохраняя твердость перед лицом опасности. в битве у Рва Пророк Мухаммад сокрушил самую могущественную коалицию сил Аравии, когда-либо выступавших в таком количестве против одного человека. Он сокрушил коварство и заговоры трех крупнейших иудейских племен Медины, и, конечно же, всем его противникам в Мекке и всей Аравии уже стало ясно, что Пророк Мухаммад, сас, стал самым могущественным человеком, проповедником, политическим вождем и правителем в Аравии, и сила его и Ислама будут прирастать с каждым новым днем.

landscape

Победа Ислама в Аравии. Паломничество и Договор в Худайбии

К 6-му году хиджры Пророк Мухаммад, сас, успешно отразил все попытки безбожников расправиться с ним. Всего пять лет назад Пророк, усталый и обессиленный, покидал Мекку, спасаясь от смерти, но теперь всем аравийским племенам было уже очевидно, что время язычества и Мекки, как его столицы, подошло к концу, и никогда уже более Мекка и Кааба не вернутся к тому образу жизни, какой царил в ней до начала проповедей Пророка.

Шестой год хиджры был отмечен увеличение числа проповеднических походов Пророка, цель которых заключалась в беседах с вождями племен, проповедями Господнего вероустава и призывами принять Ислам. Каждое племя или род самостоятельно решали, принимать или не принимать Ислам. За шесть лет Медина и прилегающие к ней территории, включая все роды и племена, проживавшие в этом ареале, стали полностью мусульманскими территориями. Несоизмеримо окрепло и экономическое положение мухаджиров и ансаров. Выросло и стало лучше вооружено войско Пророка, руководимое преданной гвардией, состоявшей из мекканских мухаджиров и мединских ансаров. в этот период Пророк Мухаммад получил новое откровение Всевышнего, повелевавшее совершить паломничество в Мекку, к Каабе.

В конце шавваля (начале марта) 628 года, на шестом году хиджры, после Рамадана Пророк Мухаммад объявил о намерении совершить малый хадж (умру) в Мекку. Этому решению предшествовал сон, в котором Пророк, сас, видел себя входящим в Каабу в ихраме, в одеянии паломника, и держащим в руках ключ от Каабы. На следующий день он поведал о своем сне асхабам и призвал их вместе совершить умру. Асхабы, конечно же, были бесконечно рады этому известию, и все как один в волнительном воодушевлении начали сборы каравана. Всего за несколько дней сборы были закончены и огромный караван, в количестве более 1000 человек выступил из Медины по направлению к Мекке. Вместе с Пророком Мухаммадом вышли не только мусульмане Медины, но и бедуины, принявшие Ислам. Мусульмане вели с собой 70 жертвенных верблюдов, которым в середине пути были завязаны морды, чтобы и они постились перед торжественной церемонией. Мясо верблюдов предназначалось малоимущим семьям Мекки. Мусульмане не взяли с собой никакого вооружения, ибо Пророк, несмотря на все уговоры асхабов, запретил кому-либо брать с собой оружие. Пророк сказал, что цель этого каравана лишь паломничество, а потому пусть не будет ни у кого страха в сердце – Аллах откроет им путь лучшим образом.

Пророк и сподвижники были облачены в белые ихрамы, традиционную одежду паломников, состоявшую из двух полотнищ ткани. Пророк ехал на верблюде, голова его была открыта. Перед выходом из Медины Пророк вместе с паломниками совершил молитву, после которой произнес: «Леббейк, Аллахумма Леббейк», что означало: «Я пришел к тебе и я перед Тобой, Аллах», и все паломники, более тысячи человек, стоявшие за спиной Пророка, эхом повторяли эти слова.

Когда курайшиты узнали о том, что из Медины идет караван во главе с Мухаммадом и тысячью паломников, как и предполагал Пророк, их охватила паника. Тотчас же был собран совет старейшин. Никогда еще курайшиты не были в такой растерянности и непонимании ситуации. С одной стороны, курайшиты были хранителями Каабы, и их обязанностью на протяжении многих веков было обеспечивать безопасность и мирное пребывание паломников в Мекке, так что если они преградят путь тысячному каравану мусульман и не позволят им совершить паломничество, то нарушат вековой обычай предков. С другой стороны, если они пустят в Мекку караван мусульман-паломников, то это будет означать для них признание Мухаммада и моральное поражение мекканцев, о котором непременно узнают все в Аравии, и Мухаммад обретет еще больше сторонников в Аравии, а Ислам привлечет симпатии еще большего числа людей.

После долгих обсуждений, проанализировав все за и против, курайшиты решили не пускать мусульман в Мекку. Все старейшины курайшитов поклялись: «Ни один мусульманин не подойдет к Каабе, пока жив хотя бы один из нас».

Когда караван прибыл в Усфан, что близ Мекки, Пророк Мухаммад узнал, что мекканцы в ожидании его собрали войско и стали лагерем на подходе к Мекке, полные решимости не допустить мусульман к Каабе. Тогда Пророк нашел среди местного населения проводника, который повел их к Каабе другим путем, в обход войска курайшитов, и через некоторое время паломники достигли селения Худайбия, располагавшегося на границе Священных земель Мекки, чуть ниже города. Проводнику удалось привести войско мусульман незамеченным курайшитами практически к стенам Мекки.

Разбив в селении Худайбия лагерь, Пророк Мухаммад, сас, отправил своих послов к курайшитам, чтобы заверить, что единственная цель его каравана – совершить паломничество к дому Всевышнего Аллаха, и у них нет ни оружия, ни намерения воевать. Но если же курайшиты нападут на них, безоружных, то мусульмане будут вынуждены силой добиться исполнения своего намерения (нията) и обета перед Богом.

Курайшиты упорствовали, их нежелание пустить Пророка к Каабе было вызвано еще и тем, что Пророк Мухаммад, сас, вошел бы в Мекку как руководитель хаджа, тем самым, нарушив и узурпировав монополию курайшитской верхушки на руководство религиозными церемониями.

Курайшиты отвергали одного за другим всех послов Пророка Мухаммада, направленные на переговоры о мирном паломничестве, и продолжали упорствовать. в то же время и курайшиты направляли к Пророку своих разведчиков. Так, к Пророку приходил разведчик курайшитов Урва, некогда бывший среди посланников курайшитов к эфиопскому царю Негусу, и требовавший от последнего выдачи мусульман. Урва имел беседу с Пророком и видел ситуацию в стане паломников. Вернувшись в Мекку, он сделал такое заключение: «О курайшиты, я был послом ко многим царям и правителям, я был послом к кесарю Византии, и Хосрову, правителю Персии, и к Негусу, правителю Эфиопии, но я никогда не видел, чтобы их народы проявляли к ним такое почтение, какое проявляют сподвижники к Мухаммаду. Когда он повелит им что-либо, они исполняют это тотчас, как только он произнесет свой приказ. и если он совершает омовение, то они спешат наперегонки принести ему воды, а когда он говорит, они с трепетом слушают его. Они относятся к нему с таким трепетным уважением, что даже не осмеливаются смотреть ему прямо в лицо, опуская взгляд долу. Мухаммад сделал вам доброе предложение. Мой вам совет, примите его предложение, мы не сможем противостоять им».

После безуспешных попыток всех послов договориться с курайшитами Пророк отправил в качестве переговорщика Усмана, некогда, до принятия Ислама, бывшего одним из самых знатных курайшитов. Старейшины родов под давлением семьи Усмана ибн Аффана приняли его и даже предложили ему совершить обхождение вокруг Каабы, но Усман отказался совершать паломничество один, до тех пор пока Посланник Аллаха не совершит обхождения. Тогда курайшиты задержали Усмана, объявив его заложником, а к Пророку направили гонца, передать, что Усман убит. Прорк Мухаммад, сас, потрясенный вестью о гибели Усмана, поклялся, что не уйдет отсюда, пока курайшиты не предстанут перед ним в бою, и в этот момент к Посланнику Аллаха начало ниспосылаться новое откровение. Послание Аллаха призывало к тому, чтобы все мусульмане, собравшиеся в Худайбии, присягнули на верность Аллаху и Его Пророку. и когда один из сподвижников передал это повеление тысячному каравану паломников, все паломники пришли к Пророку и каждый, подходя к нему, произносил присягу на верность Аллаху и Его Посланнику и готовность умереть за Господнюю веру.

Это единство душ мусульман и абсолютный авторитет Пророка Мухаммада среди тысяч людей совершенно различных социальных и этнических слоев также отказало сильное впечатление на курайшитов, наблюдавших за этим событием со стороны Мекки, и дало ясное понимание того, что все паломники будут стоять насмерть, но добьются права совершить паломничество. Это вынудило мекканцев пойти на переговоры.

В результате упорных дипломатических усилий Усмана и решимости Пророка мекканцы согласились миром признать Мухаммада равной стороной и заключить с ним мирный договор.

Примечательно, что когда после долгих споров практически за каждую букву и каждую фразу договора основные положения соглашения были выработаны и осталось только их записать, возникли сложности в том, как начать текст договора.

Пророк Мухаммад хотел, чтобы договор начинался словами «Бисми-л-лах ар-рахман ар-рахим» (Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного), но мекканцы противились этому, утверждая, что им ведомо лишь имя Аллаха, но они не знают имена ар-Рахман и ар-Рахим. Тогда Пророк Мухаммад, проявив свой дипломатический такт, принимая во внимание нежелание курайшитов сдавать свои позиции сразу, попросил написать Али: «Во имя твое, о Аллах!». Когда же текст договора был записан и осталось написать лишь имена тех, кто его подпишет с обеих сторон. Сухейл, подписывавший договор со стороны курайшитов, отказался согласиться с тем, как Али написал титул Пророка – «Мухаммад, Посланник Аллаха», – ибо, как заявил Сухейл, если курайшиты засвидетельствуют, что Мухаммад - посланник Аллаха, то это будет означать принятие ими Ислама, и тогда они должны будут предоставить ему право свободного доступа к Каабе, из-за чего они и воевали с ним. и здесь Пророк Мухаммад, следуя Господнему повелению принимать стремление противника к мирному решению проблемы и не допускать кровопролития, вновь явил образец политической мудрости и скромности, попросив написать себя в тексте договора только как Мухаммад, сын Абдуллы.

Текст Худайбийского договора сохранился в нескольких вариантах, практически полностью идентичных. Основными статьями мирного договора, заключенного Мухаммадом, сыном Абдуллы со стороны мусульман и Сухайлом, сыном Амра со стороны мекканцев, были:

1.Прекращение на 10 лет всех войн и конфликтов между курайшитами и мусульманами: каждый человек той или иной общины имеет право жить в безопасности; прекращается всякая вражда, ограбления и козни между племенами

2.Если кто-то из курайшитов перейдет на сторону мусульман, то он должен быть возвращен курайшитам. Однако если кто-либо из мусульман решит перейти на сторону курайшитов, то он не будет выдан обратно и мусульмане не будут требовать его выдачи.

3.В этот год мусульмане не смогут совершить умру, но на следующий год и во все последующие годы три дня в году они смогут находиться в Мекке, чтобы совершить паломничество, и у них не будет иного оружия, кроме одного меча, причем мекканцы обязались освобождать город на эти три дня, чтобы мусульмане могли чувствовать себя в полной безопасности.

4.Предательство или несоблюдение какой-либо из статей договора приравнивалось к предательству и расторжению договора.

5.Мусульмане не могут забирать с собой в Медину кого-либо из мусульман, проживающих в Мекке, но курайшиты не будут притеснять человека, принявшего Ислам в Мекке. Если кто-либо из мусульман захочет остаться жить в Мекке, мусульмане не будут принуждать его уехать с ними в Медину.

6. К договору могли присоединяться союзники каждой из сторон и другие племена и народы, таким образом, они попадали под действие этих условий. Договор был подписан свидетелями с обеих сторон.

Это был один из знаменательнейших моментов, ибо мекканцы после стольких лет борьбы и преследования мусульман, признали свое бессилие и признали Пророка Мухаммада, сас, равноправной стороной, а разрешение союзникам курайшитов присоединяться к любой из сторон означало фактический распад договорной системы, на которой и держалось могущество языческой Мекки.

Сразу же после заключения договора многие племена, бывшие союзниками курайшитов, стали переходить на сторону Пророка. Прекращение состояния войны не только обеспечивало безопасность караванам обеих сторон, но и дало Пророку большие возможности в борьбе с другими врагами Ислама, которые не прекращали своих попыток покушаться на жизнь Пророка и убивать мусульман.

Но главной победой было уже само признание Пророка Мухаммада равноправной стороной. Действительно, в этот год мусульмане не смогли совершить обхождения вокруг Каабы, но сразу после подписания договора Пророк обрился, как после совершения хаджа, и повелел зарезать жертвенных животных, что символизировало, что первое паломничество к дому Аллаха совершилось. Именно в этот день Всевышний Аллах ниспослал Пророку коранический аят, который благовествовал о близости полной победы Ислама в Аравии, и этот Господний аят очень обрадовал мусульман, возвращавшихся в Медину вместе с Пророком:

Воистину, Мы даровали тебе явную победу, чтобы Аллах простил тебе грехи, которые были прежде и которые будут впоследствии, чтобы Он довел до конца Свою милость к тебе и провел тебя прямым путем и чтобы Аллах оказал тебе великую помощь. Он – Тот, Кто ниспослал покой в сердца верующих, чтобы окрепла их вера. Аллаху принадлежит воинство небес и земли. Аллах – Знающий, Мудрый. (Сура «Победа», 48:1-4)

landscape

Дипломатические Шаги Пророка Мухаммада

После договора в Худайбии, признавшего право Пророка Мухаммада на власть в определенной территории, его внешние контакты стали приобретать характер политических переговоров. За последующие два года после подписания договора в Худайбии Ислам приняло вдвое больше людей, чем за все время существования Ислама. Пророк Мухаммад заявил о себе правителям соседних областей и государств. Сразу после Худайбии в самом начале седьмого года по хиджре Пророк Мухаммад направил правителю Византии Ираклию, сасанидскому шаху Хосрову II, Негусу, правителю Эфиопии, гассанидскому эмиру, наместнику Египта ал-Мукаукису, царю Омана, царю Йемена, правителям Бахрейна письма с призывом принять Ислам и поклоняться Единому Господу. Весть о мусульманах и Исламе как новой политической силе стала стремительно распространяться не только по Аравии, но и по всему Ближнему Востоку. Весть и письма Пророка дошла по всех племен, живших в Аравии и в пограничных землях.

Мы приведем здесь лишь часть одного Послания Пророка, обращенного к Хосрову, правителю cасанидского Ирана:

«Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!

От Мухаммада, посланника Аллаха, Хосрову, государю Фарса. Мир тому, кто следует праведным путем и верует в Аллаха и Его посланника и свидетельствует, что нет божества, кроме Аллаха, Единственного, не имеющего сотоварищей, и что Мухаммад – раб его и посланник. Призываю тебя молиться Аллаху, ведь я, посланник Аллаха, обращаюсь ко всем людям, чтобы увещевать тех, кто жив, и доказывать правоту этих слов неверующим. Прими Ислам, и будешь спасен, а если откажешься, то, воистину, будет на тебе грех…»

Как пишут средневековые историки, Хосров II, услышав содержание письма, в гневе разорвал письмо и повелел немедля казнить посланников Пророка. Едва ли подобное послание когда-либо приходило к правителю в то время еще самой могущественной империи cасанидов. За исключением правителя Персии, все остальные правители встретили письмо Пророка Мухаммада, сас, с благонамеренностью и признали возникновение нового государства как факт.

Император Византии был также хорошо осведомлен о личности Пророка еще до того, как письмо дошло до него, ибо с момента переселения Пророка в Медину он получал сведения о развитии ситуации в Аравии. Правитель Эфиопии ответил на призыв к Исламу и написал Пророку письмо, в котором говорил о принятии его Пророческой миссии и просил прислать к ним наставника в вере для разъяснения вероустава и форм поклонения Всевышнему. Правитель Египта Мукаукис также направил свое благодарственное письмо, а также породистого скакуна.

Тексты этих посланий, и несколько оригиналов самих посланий Пророка, и ответы правителей на призыв Пророка и сейчас хранятся в Стамбуле в запасниках музея султанского дворца Топкапы.

Хайбар

Однако на пути распространения Ислама на север к Сирии было очень серьезное препятствие: изобильный, плодородный оазис Хайбар со значительным иудейским населением, куда переселились также и те из мединцев, кто не признал пророческую миссию Мухаммада, сас, в том числе и иудейские племена бени кайнука, бану надир и бени курайза, ставшие наиболее ожесточенными противниками Пророка Мухаммада в битве у Рва. Они не оставляли они своей враждебной деятельности и после этого. Было раскрыто еще несколько заговоров с целью убийства Пророка, но попытки иудейских племен бану кайнука и бану надир убить Пророка не прекращались.

Еще до подписания Худайбийского договора Пророк Мухаммад послал в Хайбар группу мусульман с целью предупредить главу иудейского племени бану надир Салама ибн Абуль-Хукайка, который беспрерывно подстрекал хайбарские племена к враждебным действиям против мусульман. Однако Салама не внял предупреждениям, и отверг предлагаемый Пророком договор о мире, и своей деятельности против мусульман не прекратил, но вскоре был убит в одном из сражений с мусульманами.

Через 2 месяца после подписания Худайбийского соглашения Пророк Мухаммад направился с войском к своим религиозным противникам в Хайбар, чтобы положить конец непрекращающимся попыткам хайбарцев расправиться с мусульманами и гибели мусульман в результате этих провокаций. в поход отправилось 1400 человек, только добровольцев, из тех, что присягнули Пророку на верность в Худайбие. Это было исключительно добровольное участие, ибо Пророк объявил его походом за веру, и потому никто не мог рассчитывать ни на какие трофеи. Мусульмане шли движимые лишь целью остановить провокации хайбарцев и восстановить мирную жизнь.

Появление армии Пророка Мухаммада, сас, под стенами Хайбара было совершенно неожиданным для язычников и иудеев, однако на подкрепление Хайбару вышли и союзнические племена из окрестных селений. Несколько крепостей, окружавших Хайбар, были взяты без боя, ибо не имели сил противостоять многочисленному войску Пророка, который гарантировал безопасность и мир всем, кто сложит оружие.

Подойдя к стенам Хайбара, Пророк Мухаммад также предложил хайбарцам добровольно сдать оружие и выйти на переговоры, за что им гарантировалось сохранение жизни и разрешение остаться жить в городе. Однако хайбарцы ответили отказом, заявив о желании сражаться. Хайбар был хорошо укрепленным городом и считался неприступным, так как его окружали скалистая местность и труднопроходимые равнины, покрытые вулканическими породами. Пророк подошел к самым стенам города с очень немногочисленным войском, так что даже курайшиты, оставшиеся в Мекке, недоумевали, как мог он выступить против такой крепости со столь малыми силами. Противостояние войска мусульман и Хайбара длилось почти месяц, и победа в этом противостоянии досталась трудно, ибо мусульманам противостояла хорошо вооруженная многочисленная армия хайбарцев. Мусульмане по очереди покорили три крепости, находившиеся в Хайбаре, и только после этого иудеи поняли, что победы им не добиться и сдались миром, придя к Пророку с предложением мира. Всего за период осады Хайбара погибло 93 хайбарца и 25 мусульман. Это были самые многочисленные потери среди мусульман после битвы при Ухуде. Но, даже прося о мире, иудеи Хайбара в тот же день предприняли еще одну попытку убить Пророка. После завершения переговоров и добровольной сдачи Хайбара Пророк отправился в свой стан. К нему пришел один из первых ансаров, хазраджит Бишр. Как раз в это время в дар от жителей Хайбара Пророку принесли зажаренного барана. Все собравшиеся асхабы и Пророк готовились приступить к трапезе. Пророк первым взял в рот кусок мяса, но вдруг почувствовал что-то и тотчас выплюнул его и крикнул: «Не трогайте мясо, оно отравлено», но Бишр уже успел проглотить кусок и через несколько минут мучительно умер. в этой ситуации примечательна мудрость и милосердие Пророка. Когда мусульмане выяснили, кто прислал Пророку отравленное мясо и привели эту женщину к нему, все асхабы кипели от ярости и решимости отомстить за смерть брата и покушение на жизнь Пророка. Пророк же спросил ее, зачем она это сделала. Женщина ответила, что в битве за Хайбар были убиты ее муж, дядя и брат. Услушав эти слова, Пророк, сас, приказал отпустить ее и простил ей то, что они совершила.

Падение Хайбара произвело сильное впечатление на всех противников Пророка Мухаммада. Многие племена, ранее открыто противостоявшие мусульманам, прекратили военные действия и даже заключили с Пророком дружественные союзы и соглашения о мире. Глубокое разочарование испытали и мекканские язычники, ожидавшие, что войско мусульман потерпит поражение у стен Хайбара.

После падения Хайбара Пророк Мухаммад, сас, разослал посланников ко всем окрестным городам и селениям иудеев с повелением Пророка прийти с миром и войти в подчинение исламскому государству. Практически все иудейские племена приняли это предложение и вошли в состав государства мусульман, причем те из народов, которые принимали это предложение, не оказывая военного сопротивления, сохраняли за собой все права и свободы вероисповедания. Единственной платой за отказ принять ислам была джизья – подушная подать, налагавшаяся в пользу государства на всякого человека, не желавшего принимать Ислам, но верующего в единого Бога.

Так после сдачи Хайбара злонамеренная и провокационная деятельность всех враждебных иудейских племен в этом регионе была погашена и установилась мирная обстановка. Мусульманская община, до этого запертая в границах одного оазиса, стала постепенно формироваться в государственное образование. Мусульмане ни на один день не останавливали активную проповедническую деятельность среди племен вокруг Хайбара, которые еще не приняли Ислам, и по направлению к Сирии.

В это же время из тринадцатилетней эмиграции вернулась последняя партия мусульман во главе с Джафаром ибн Абу Талибом, родным братом Али. Возвращение последней группы мусульман, когда-то вынужденные совершить переселение из-за угроз расправы со стороны мекканцев, стало следствием договора в Худайбии, который признал политическую силу Пророка Мухаммада, сас, и легализовал положение его последователей в глазах их ярых противников – курайшитов.

landscape

Предрешенное Малое Паломничество

Между тем прошел год, и подошло время паломничества в Мекку, оговоренного соглашением в Худайбии. Первого зуль-каада (март) 629 года Пророк Мухаммад собрал всех присягнувших ему на верность в Худайбии, к ним присоединились и некоторые бывшие языческие племена, принявшие Ислам, так что всего собралось около 2500 человек. Впереди паломников был выслан авангард из 100 кавалеристов, за ними – обоз с оружием, а следом двинулись паломники в ихраме, одеянии паломников. Около Мекки обоз с оружием был оставлен под охраной, а остальные паломники вступили в Мекку с одними мечами, как и было оговорено в Худайбийском соглашении. Курайшиты также соблюдали положение договора и на 3 дня покинули город и с трепетом наблюдали за величественным шествием приближавшихся к городу тысяч мусульман со склонов холмов, окружавших Мекку.

Две с половиной тысячи мусульман в белоснежных одеждах, строго упорядоченные и дисциплинированные, внимающие каждому слову Пророка, сас, ехавшего во главе каравана на своем любимом верблюде Кисве, вошли в священную Мекку. в трепетном волнении караван паломников подошел к Каабе. Колонна из тысяч мусульман совершила коллективную молитву, и все в один голос все повторяли: «Леббейк, Аллахума Леббейк!» (О Аллах, наше смирение, наша любовь и вера обращены только лишь к тебе, мы пришли к тебе!), и земля содрогалась от этого мощного единозвучия тысяч голосов. Сердца всех этих людей были обращены лишь к Аллаху. Теперь уже не существовало ни язычников, ни врагов, ни страха – мусульмане были перед Аллахом, и объединяло их в тот момент одно желание – поклоняться Аллаху и вознести Ему хвалу.

Приблизившись к Каабе, Пророк Мухаммад поцеловал черный камень, после чего возглавил семикратный обход первого Дома Аллаха. и в завершение малого паломничества, которое, в отличие от хаджа, не включало в себя стояния на горе Арафат и долине Мины, паломники семь раз совершили ритуальный бег между холмами Сафа и Марва. Затем Пророк остановился около ал-Марвы и совершил заклание жертвенных животных, затем Пророк и все мусульмане обрили головы в знак совершенного паломничества. После этого Пророк уединился на несколько часов в Каабе, где все это время молился.

Мекканцы же издали внимательно следили за тем, что делали мусульмане в городе. После окончания паломничества мусульмане прошлись по улицам города, навестили свои прежние жилища, показали свой город ансарам-мединцам. На исходе третьего дня паломничества мусульмане дисциплинированно и быстро собрали караван и покинули город, в точности исполнив подписанное с курайшитами соглашение. Эта дисциплина и четкость действия столь большого числа людей повергла курайшитов в шок, ибо мекканцы, в отличие от мусульман, были весьма разобщенной и дезорганизованной общиной.

Это паломничество получило название «предрешенного малого паломничества» (ал-умра ал-кадийа). Умра закончилась мирно и спокойно, что сыграло большую роль в укреплении позиции Пророка Мухаммада: мусульмане увидели, что все задуманное и изреченное Пророком исполнилось в точности, что еще более укрепляло их Иман. Мусульмане были счастливы, ибо после долгих лет разлуки с родиной они смогли войти в этот город и совершить паломничество к Дому Аллаха. Видя, как 2000 человек беспрекословно подчинялись Пророку Мухаммаду, сас, и как по братски искренни были между собой мусульмане, как радостны и вдохновенны были их лица, курайшиты воочию убедились, какой реальной силой обладал Пророк. Сердца мекканцев, видевших это, были покорены. Некоторые продолжали упорствовать и ненависть их к Мухаммаду не утихала, но многие, видя перед собой это единство духа и искреннюю радость мусульман, проникались симпатией и интересом к Исламу, который смог преобразить и собрать воедино такое число людей различных этнических и социальных слоев и которые были равны в отношениях друг с другом, и между ними не было и тени неискренности.

Вспомним также один примечательный исторический факт: слова одного из мекканских язычников, военачальника армии курайштов Халида ибн Валида, ярого противника Пророка Мухаммада, долгие года сражавшегося против мусульман, военачальника в битве при Ухуде. Наблюдавший, как и все, за паломничеством мусульман со склона горы, он изрек: «Теперь каждому здравомыслящему человеку ясно, что Мухаммад не колдун и не прорицатель, а Пророк Аллаха, и его речи – речи Господа миров, и каждый, у кого есть разум, должен следовать за ним и присягнуть ему на верность». Разгневанный этими словами Икрима, сын Абу Джахля, воскликнул: «Тебе ли присягать Мухаммаду, ведь они попрали честь твоего отца, они убили твоего дядю и твоего брата. Как можешь ты говорить такое о них!»

На это Халид ответил: «Это говорит твоя злоба от невежества и косности твоей. Я принимаю Ислам, потому что вижу Истину». Халид твердо заявил, что принимает Ислам, и вместе с этим известием послал к Пророку Мухаммаду, сас, своих гонцов, несмотря на гнев Абу Суфьяна, который понимал, что с Халидом уходит последняя возможность противостоять Мухаммаду. Он крикнул вслед Халида: «Если бы я знал, что ты говоришь правду, я бы убил тебя прежде, чем Мухаммада!». Но Халид ответил: «Я говорю то, что думаю. Ты не помешаешь мне никак. Я принимаю Ислам, ибо верю, что эта истинная вера. и я сражался против них впустую, я заблуждался все это время».

Вместе с Халидом Ислам принял и еще один некогда ярый противник Мухаммада – Амр ибн Ас. Таким образом, силы сторонников Абу Суфьяна таяли на глазах: мекканцы добровольно переходили на сторону мусульман, присягали на верность Пророку и принимали Ислам.

Халид и Амр ибн Ас прибыли в стан мусульман и предстали перед Пророком, который приветствовал их словами: «Хвала Всевышнему, ибо Он привел вас к нам и направил вас на праведный путь», на что Халид, на ком была ответственность за смерти многих мусульман во время битвы у Рва, боясь, что мусульмане отомстят ему за его грехи, ответил: «О Посланник Аллаха! Научи меня Исламу и помолись Аллаху за меня, чтобы простил Он мне мои грехи и невежество». На что Посланник Аллаха ответил: «Аллах прощает прежние грехи рабов своих, пришедших в покорность Ему и раскаявшихся сердцем в своих грехах».

Однако среди бедуинов распространение Ислама шло значительно медленнее, чем среди мекканцев и вождей других племен. Невежество и жестокость бедуинов на протяжении долгого времени были серьезным препятствием на пути проповедования Ислама. Бедуины жестоко расправлялись и убивали все отряды мусульман, которые приходили к ним с целью проповедей.

Покорение Мекки

в декабре 629 года, всего через два года после подписания мекканцы нарушили положения Худайбийского договора. События развивались таким образом: в Мекке неожиданно обострился давний конфликт между мекканскими племенами хузаитов и племенем бану бакр на почве кровной мести. Этот конфликт существовал еще задолго до подписания Худайбийского договора и после подписания договора бану бакр предпочли остаться под покровительством курайшитов, а хузаиты приняли Ислам и перешли на сторону Пророка. Конфликт разгорелся совершенно внезапно. в один из дней кто-то из рода бану бакр позволил себе оскорбительно высказаться и насмехаться над Пророком на территории Каабы. в это время там совершали молитву несколько хузаитов. Один из них услышал оскорбление в адрес Пророка и, не сдержавшись, избил сквернословящего бакрита. Это событие и стало катализатором нового конфликта между двумя племенами. Той же ночью бакриты напали на территории священной Мекки на хузаитов и убили 20 человек, когда последние совершали молитву, нарушив, таким образом, договор о ненападении и о недопустимости кровной мести. Как выяснилось, курайшиты, хотя напрямую и не участвовали в избиении хузаитов, но предоставили бакритам оружие для этого нападения. Таким образом, участие курайшитов в конфликте означало нарушение положения Худайбийского договора о ненападении.

Хузаиты направили к Пророку Мухаммаду в Медину делегацию с просьбой о помощи и защите, рассказали о событиях, произошедших возле Каабы и мученической гибели самых знатных людей их рода. Стало ясно, что Абу Суфьян и курайшиты не сдержали слова, данного Пророку, и провоцировали нападение бану бакр на хузаитов, помогая оружием и разжигая между ними новую войну. Пророк был очень огорчен тем, что мирная жизнь Мекки и договор были разрушены этим печальным событием. Он дал слово хузаитам, что будет соблюдать положения договора, и будет защищать их от преследований безбожников, обеспечит им безопасность жизни и соблюдения религиозных предписаний, как если бы они были жителями его города, ибо мусульмане не могут оставить своих братьев по вере в беде.

Нарушение язычниками Мекки условий договора с мусульманами означало расторжение договора, и, следовательно, начало войны. Пророк Мухаммад направил к мекканцам своего посла с требованием прекратить кровопролитие и обеспечить безопасность хузаитов, на что курайшиты ответили отказом принять посла, отправив его обратно. Но настроения жителей Мекки были уже далеко не те, что 2 года назад: очень мало кто из жителей хотел воевать с мусульманами и курайшитская знать, видя, что народ уже не с ними, и у них нет сил начать новую войну и собрать коалицию против Мухаммада, срочно отправили в Медину Абу Суфьяна, который должен был принести извинения курайшитов за нарушение договора и успеть договориться с Пророком Мухаммадом, сас, и мусульманами до того, как мусульмане выступят в поход против Мекки.

Но Абу Суфьян опоздал. в Медине его ожидал весьма холодный прием, даже родная дочь Абу Суфьяна, ставшая к тому времени супругой Пророка, отказалась помогать ему. Пророк Мухаммад был непреклонен и заявил о решимости мусульман соблюдать условия договора, заключенного со всеми племенами и вступиться за хузаитов. Абу Суфьян умолял Абу Бакра, Умара, Усмана, Али уговорить Пророка не начинать войны, но все они ответили отказом, сказав, что слово Пророка для них закон, ибо такова воля Аллаха, и не они, но мекканцы не сдержали своего слова и спровоцировали войну, убив невинных мусульман во время молитвы у Каабы.

Абу Суфьян вернулся в Мекку в глубокой печали и отчаянии. Курайшиты встретили его злыми насмешками, обвиняя его в бессилии и неспособности постоять за свой город, но курайшиты, конечно же, понимали, что Пророк, в отличие от них самих, никогда не будет проливать кровь на священной земле Мекки, однако всем было ясно, что в городе их ждут большие перемены.

На 8-ом году хиджры, в начале месяца рамадан Пророк Мухаммад и войско мусульман объявили о начале мобилизации похода на завоевание Мекки. Пророк провозгласил, что в поход пойдут не только мусульмане Медины, но и все союзнические племена, принявшие Ислам. Призыв Пророка, обращенный к союзникам, звучал так: «О вы, которые уверовали в Аллаха и Судный день! Собирайтесь в начале рамадана в Медине, чтобы идти в поход». Этот призыв в течение двух дней дошел до всех племен и родов, принявших Ислам, и уже через несколько дней мусульмане со всех земель начали собираться в Медине. Сборы проходили в глубокой тайне, на всех путях, ведущих в Мекку, были выставлены караулы, цель которых была в перехвате лицемеров, могущих известить мекканцев о готовящемся походе. Но, конечно же, скрыть сбор такой большой армии было невозможно, хотя официально Пророк объявил о совершено иной цели сборов. Усилия мусульман чуть было не пошли прахом, когда один из старых соратников Пророка написал письмо курайшитам, зачем-то решив известить их о готовящемся походе. Мусульмане перехватили это письмо, и виновного доставили к Пророку. Умар, находившийся возле Пророка, в гневе хотел было казнить предателя, но Пророк Мухаммад, сас, простил его предательство за заслуги в участии в битве при Бадре.

В начале месяца рамазан 10 или 13 рамадана 8-го года по хиджре (1 или 4 января 630 года) войско мусульман численностью 10000 человек, совершив предвечернюю молитву, выступило в поход из Медины. Никогда еще в Медине не видели столь сплоченного и многочисленного войска, в котором каждый принимал добровольное участие. Никто не принуждал мусульман участвовать в этом походе. Некоторые племена присоединялись к войску уже по дороге на Мекку. Мухаджиры, ансары и каждое племя и род, присоединившиеся к Пророку, торжественно несли свои знамена. Поскольку поход начался в месяц рамадан, все воины постились, но когда войско прошло уже середину пути, было видно, как тяжело было воинам ехать в полном снаряжении постящимися, и тогда Всевышний Аллах низвел Пророку Свое повеление, которое гласило, что Аллах снимает с мусульман долг поста в дальнем походе и в болезни.

И кого пост настигнет в долгом пути или в болезни, то пусть исполнит свой долг поста перед Всевышним в другой день, когда путь или болезни будут завершены. (Сура «Аль Бакара, 2:184)

Новым для формирования новой мусульманской армии было и то, что впервые начальником большого отряда кавалерии был назначен Халид ибн Валид, еще недавно бывший яростным врагом Пророка, участник сражения при Бадре и Ухуде со стороны курайшитов, но добровольно принявший Ислам и пришедший в покорность Аллаху после Худайбийского договора.

По пути им встретился дядя Пророка – Аббас, который ехал навстречу войску мусульман из Мекки, и он здесь же объявил о своей присяге на верность Пророку. Помимо дяди Пророка, было еще несколько знатных курайшитов, которые, понимая силу Пророка, решили не дожидаться прихода мусульман в Мекку, но сами выехали из Мекки в Медину и принимали Ислам как религию, победившую язычество Мекки.

Приблизившись к Медине, огромное войско мусульман с белыми знаменами встало стройными рядами возле Мекки близ Марр аз-Захран, но не предпринимало никаких попыток силового нападения на город. Для большего психологического эффекта Пророк приказал каждому воину разжечь костер. Таким образом, десять тысяч костров окружали стены Мекки. Свет, который зажегся в Мекке десять лет назад и был изгнан из города и который все эти десять лет тысячи язычников стремились погасить всеми силами, вернулся к Мекке, разгорелся пламенем в десять тысяч костров и окружил языческую Мекку со всех сторон. и только Аллаху ведомо, какие чувства испытывал Пророк Мухаммад, сас, и его сподвижники, мухаджиры, видя перед собой родной город после десяти лет тяжелейших гонений, добровольного изгнания, лишений и страданий, оставившие своих родных и семьи в Мекке ради своей веры, ради торжества Истины.

После нескольких дней стояния возле города мекканцы, понимая свое совершенное бессилие против войска мусульман, послали на переговоры к Пророку Абу Суфьяна и Хаким ибн Хизама. Переговоры длились недолго. Главным условием, которое Пророк Мухаммад выдвигал мекканским послам, было принятие Ислама. На что Хаким ибн Хизам ответил отказом, а Абу Суфьян, после раздумий, произнес:

«О Мухаммад, я просил своих богов помочь мне одолеть тебя. Но сколько бы я не встречался с тобой на поле боя, ты всегда одерживал верх надо мной. Если бы мои боги были истинными, а твой Аллах был вы бессильным, я бы победил тебя. Клянусь матерью и отцом, я не встречал человека, милосерднее и щедрее тебя, ибо ты мог бы убить меня сейчас по праву. Если бы был иной бог, кроме Аллаха, то он бы не оставил нас сегодня в таком унизительном положении и помог бы нам. и теперь я свидетельствуют: «Нет бога, кроме Аллаха».

Но произнесение этих слов еще не означало принятия Ислама, ибо шахада, свидетельство признания себя мусульманином, требовала и признания Пророка Мухаммада, сас, Посланником Аллаха, что Абу Суфьян никак не мог заставить себя произнести. Лишь после некоторого раздумья и беседы с Пророком Абу Суфьян произнес шахаду полностью и так принял Ислам.

Таким образом, Мекка сдалась без единого боя. Единственная привилегия, полученная от принятия Абу Суфьяном Ислама, заключалась в том, что его дом и все, кто в нем укроются, будут неприкосновенны. Пророк также гарантировал неприкосновенность жилища, жизни и имущества всех, кто укроется в своих домах, и не будет вступать в военные действия с мусульманами. Чтобы окончательно убедить курайшитов в своей правоте и истинности веры, за которую он боролся, Пророк Мухаммад повелел провести Абу Суфьяна вдоль строя войск, чтобы показать величие и мощь мусульманской армии и крепость духа воинов, сражавшихся не по принуждению, но только лишь следуя повелению Аллаха и ради Аллаха. Абу Суфьяна вернулся в Мекку совершенно подавленный.

Мекканцы встретили Абу Суфьяна проклятиями. Более всего была в ярости Хинд, жена Абу Суфьяна. Она проклинала мужа и кричала ему вслед унизительные оскорбления, на что Абу Суфьян, обращаясь ко всем мекканцам, ответил: «Не обманывайте себя. На вас надвигается сила, с которой вам никогда не справиться. Это войско Ислама. На вас идет Мухаммад с 10000-ми мусульман». Испуганные мекканцы стали искать убежища в доме Абу Суфьяна или запираться в своих домах. Но Абу Суфьян передал им слова Пророка о том, что мусульмане не причинят никакого вреда мирным людям и не будут сражаться с безоружными. Абу Суфьян наставлял людей также принимать Ислам, ибо всем уже очевидно, что Ислам – истинно праведная и единственная сила. Когда Пророк Мухаммад в пятницу 21 рамадана (8/12 января) 630 года вошел в Мекку, город был пуст и войска мусульман четырьмя колоннами с разных сторон беспрепятственно вошли в город. Знамена мухаджиров и ансаров и всех племен были водружены на здания в центре города.

Только одной колонне, возглавляемой Халидом ибн Валидом, пытался преградить путь отряд последних ревнителей былого «величия» курайшитов во главе с Сафваном ибн Умайей и Икримой ибн Абу Джахлем. в короткой схватке погибло полтора десятка мекканцев, а остальные разбежались. Потери же мусульман составили два или три человека, так что вступление огромной армии и завоевание Мекки прошло без сражения и без кровопролития.

Как и повелел Пророк, в дома мекканцев никто не врывался, имущество горожан осталось не тронутым, что свидетельствует о том, что войско мусульман, огромное и совершенно различное по составу, подчинялось слову Пророка, сас, беспрекословно.

Пророк Мухаммад в сопровождении Абу Бакра проехал через весь город, остановившись близ могилы супруги, праведной Хадиджи, разбил там свой стан и окинул взором весь город – город, который он покинул восемь лет назад и о возвращении в который он молил Аллаха все эти годы. и слезы радости текли из глаз Пророка. Он был счастлив вернуться в родной город после долгого, трудного, каждодневного усердного служения на пути Аллаха, в город, где он родился и вырос, и вернулся совсем в ином качестве: не как гонимый, но как победитель, как Пророк, за которым шли тысячи людей и возносили хвалу Всевышнему. Мекканцы же наблюдали за происходившим со склонов холмов.

Затем Пророк Мухаммад, сас, вместе с Абу Бакром направился к Каабе, совершив семикратный объезд вокруг нее, Пророк спешился с верблюда, совершил два земных поклона у Каабы, выпил воды из источника Замзам, поднесенной дядей Аббасом. После этого Пророк повелел разрушить всех идолов, стоявших вокруг Каабы. Как только идолы вокруг Каабы были разрушены, Пророк открыл ключом врата Каабы и исполнил волю Аллаха: он взял в руки посох и сам разбил все до единого идолы языческих племен, последним разбив главного идола, Хубала, и повелел стереть все языческие росписи со стен Каабы.

Завершив это великое дело, он произнес перед собравшимися на площади перед Каабой мусульманами Господний аят:

Явилась Истина и исчезла ложь. Поистине, ложь обречена на исчезание. ( Сура «Ночной перенос», 17:81)

После этого в очищенном от языческих идолов Доме Аллаха он совершил намаз, а затем, встав на пороге Каабы, который в ту пору возвышался над землей в рост человека, обратился с речью к собравшимся перед Каабой жителям города, начав ее аятов Корана:

Нет сегодня вам упреков! Простит вам Аллах, ведь Он – Милостивейший из Милостивых. (Сура «Йусуф, 12: 92)

В своей речи, которую в исламской историографии принято именовать как «Хутба Фатиха» или «Победная Проповедь», Пророк Мухаммад, сас, Посланник Аллаха, провозгласил перед десятками тысяч собравшихся:

«Аллах един. Нет иного бога, кроме Аллаха. Аллах извечен и не рожден и не имеет Он подобия. Аллах исполнил Свой обет и помог своим рабам. Все, кто были против нас, оказались повержены. Мы попрали сегодня всю их невежественную гордыню, все их языческие обычаи кровной мести. Отныне я отменяю все языческие обычаи, нет больше кровной мести никому – отменяются все старые счеты.

О, курайшиты! Всевышний Аллах удалил от вас невежество язычества, вашу надменность и злобу. Аллах покончил с родовой гордыней: вы все происходите от Адама и все вы равны, ведь Аллах сотворил Адама из праха. Аллах повелел вам: «Кто из вас благочестивее, тот и возвышеннее перед Аллахом». Всевышний Аллах запретил вам также все дурное, все то, что дурманит ваш разум».

В заключение своей речи Пророк Мухаммад, сас, объявил о всеобщем прощении. Мусульмане прощали все те грехи и страдания, что причинили им мекканцы за долгие годы, прощали всех своих преследователей. Пророк напомнил курайшитам, что он пришел в этот город не для того, чтобы преследовать и мстить курайшитам, но для того, чтобы упразднить их невежество и язычество и донести до них свет Господнего вероустава, который примирит их всех и не оставит места злобе и жестокости в их сердцах.

Многие из курайшитов, бывшие наиболее яростными гонителями Пророка, естественно, были охвачены страхом за свою жизнь, ибо едва ли могли рассчитывать на прощение всего зла, что они совершили по отношению к мусульманам. Но Пророк Мухаммад был глубоко праведным человеком, и сердце его было открыто для всякого, кто стремился к очищению и вере. Видя испуг в глазах курайшитской знати, он первый обратился к ним со словами: «Сегодня я и вы подобны Пророку Йусуфу и его братьям, и я скажу вам сегодня, что никто не услышит от меня слов обиды или унижения. Я прощаю вам все ваше зло».

Пророк объявил о прощении и примирении со всеми курайшитами. Была прощена и Хинд, жена Абу Суфьяна, та самая, что приказала убить дядю Пророка – Хамзу и потом глумилась над его телом. Пророк простил даже раба Вахша, убившего Хамзу, но простил с одним лишь условием не видеть его более никогда, ибо, как сказал Пророк, душа моя разрывается, когда я вспоминаю о гибели моего дяди и том, что вы сделали с ним.

Пророк Мухаммад, сас, объявил о всеобщем прощении людям, которые принесли столько страданий, чинили издевательства ему самому и первым мусульманам, тем, которые пытали, избивали мусульман и оставляли их умирать на раскаленном песке, глумились над телами убитых мусульман! Пророк простил их и отпустил, давая им возможность покаяться перед Аллахом и прийти к вере. Истинно, что такая степень прощения и милосердия и может быть присуща лишь человеку, наделенному высшей степенью мудрости и зрелости души.

Все бывшие преследователи Пророка были не только прощены. Более того, Пророк для каждого из них находил теплое, приветливое слово, устранил в их сердцах злобу и страх, завоевав их своим милосердием и справедливостью. Так, например, известно, что когда Савфан ибн Умайа, сражавшийся против мусульман даже при завоевании Мекки, при встрече спросил Пророка, гарантирована ли ему неприкосновенность и безопасность в течение двух месяцев, если он не примет Ислам, Пророк Мухаммад дал ему на размышление четыре месяца. Снисходительность и милосердие Пророка даже вызвало ревность ансаров, которые, видя, как быстро Пророк смог завоевать сердца мекканцев и их любовь, стали опасаться, что он покинет Медину и вновь переселиться в Мекку. Но Пророк Мухаммад, сас, заверил их, что до самой смерти не покинет своих братьев, которые в самые трудные для него дни разделили с ним все, что имели сами.

Но все же семь человек из Мекки были объявлены вне закона, и Пророк повелел казнить их за тяжкие грехи перед Всевышним и перед мусульманами: Абдаллах ибн Сад был из тех, кто принял Ислам и даже был из тех, кто записывал за Пророком Откровения Всевышнего, но потом усомнился в Пророке и вернулся к язычеству; Абдаллах ибн Хатал, которого Пророк отправил собирать садаку к одному из племен, а тот сбежал с собранным скотом и деньгами в Мекку; две рабыни-певицы, которые распевали насмешливые, скабрезные песенки о Посланике Всевышнего; Хувайрис ибн Нукайз, грубо обошедшийся с Фатимой и Умм Кульсум, дочерьми Пророка, когда схватил их на пути из Мекки в Медину; Микйас ибн Дубаба, бежавший из Медины в Мекку после того, как убил в Медине одного из ансаров; жена одного из мединцев, Сара, у которой было отобрано письмо, в котором она извещала мекканцев о выступлении Пророка в поход против Мекки, и, наконец, Икрима, сын Абу Джахля, один из нескольких человек, оказавший вооруженное сопротивление войскам мусульман при входе в Мекку.

Но из этих шести человек, которых Пророк считал невозможным простить с точки зрения Ислама, Абдуллах ибн Сад, укрылся у своего молочного брата Усмана ибн Аффана, и позднее Усман просил Пророка о прощении брата. Пророк простил вероотступника, отменив приказ о казни. Икрима бежал, скрывался у бедуинов, затем его жена, принявшая Ислам, просила у Пророка о помиловании. в итоге все, кто просил прощения у Пророка и прилюдно раскаялся в своем преступлении против Аллаха, были прощены. Были казнены лишь четверо: вор Абдаллах ибн Хатал, посягнувший на честь беззащитных дочерей Пророка Хувайрис и убийца ансара, Микйас. Одна из певичек была поймана сразу и казнена, другая же скрылась и через некоторое время смогла получить прощение, раскаявшись в недостойном поведении и оскорблении имени Посланника Аллаха. Собственно, только четыре человека были казнены при завоевании Мекки, города, жители которого причинили столько страданий мусульманам и которые стали местом погребения многих первых мусульман, мученически погибших здесь на Господнем пути в борьбе с язычниками.

После этого глашатай Пророка Мухаммада прошел по всему городу и кратко изложил основные положения мусульманского права и этики, ставшие законами жизни мусульман в Медине, теперь становившимися законами жизни всех жителей Мекки как мусульманского города:

«Все мусульмане – братья и в ответе друг за друга. Мусульманин, христианин или иудей, заключивший договор о мире с мусульманами, не могут быть убиты за не мусульман или безбожников. Лица разных вероисповеданий не могут наследовать друг другу. Прелюбодеев побивают камнями; жена не может без ведома мужа дарить или продавать его собственность и не может совершать поездки, длящиеся более трех суток, без сопровождения близкого доверенного родственника; не дозволительно перед Аллахом откладывать утреннюю и послеобеденную молитву, нельзя поститься в праздник жертвоприношения и разговения после рамадана».

Все языческие привилегии курайшитов, кроме обязанности охранять Каабу и снабжать паломников водой, также были объявлены недействительными. в подтверждение своих слов Пророк Мухаммад торжественно объявил, что право поить паломников из Замзама остается за родом Аббаса, а право хранить ключ от Каабы осталось за прежними хранителями, родом абдаддар. Этим подчеркивалось, что мусульмане, покорившие Мекку, не меняли прежнего особого положения города и статуса мекканцев как хранителей его святынь.

landscape

На следующий день Мухаммад, стоя на вершине холма Сафа, принял присягу повиновения Аллаху от мекканцев, которые изъявили желание принять Ислам. Присяга на верность Аллаху состояла в клятве соблюдать повеления Аллаха и его Посланника. Сначала присягали мужчины, потом настала очередь женщин. Среди женщин, принявших Ислам в тот день, были и самые ярые враги Пророка, в том числе Хинд, жена Абу Суфьяна, жена Икримы, Умму Хаким, дочь Абу Талиба, Умму Хани, и еще несколько знатных курайшиток. Положения присяги на верность, которую женщины принимали перед Пророком, включали следующие статьи: Женщины клялись, что будут всем сердцем верить в единственность Всевышнего Творца – Аллаха и не будут придавать ничего в равные ему, ничто из земных привязанностей не должно быть для них превыше и дороже Аллаха: женщины, принимавшие Ислам, не могут воровать, прелюбодействовать, убивать новорожденных детей, лгать, возводить клевету на кого-либо, обязуются исполнять все повеления Аллаха и Его Посланника, будут хранить верность своей присяге и в дни изобилия, и в дни лишений.

О пророк! Когда к тебе, на верность присягая, придут те женщины, что веруют (в Аллаха), клянясь, что в равные Ему не будут измышлять других богов, не будут красть, блудить не будут, не будут убивать своих детей, искусной ложью покрывать не будут все злодеянья рук своих и ног, противиться тебе во всем, что добродетельно, не будут, тогда прими присягу их и испроси для них прощенья у Аллаха. Поистине, Всемилостив и Всепрощающ Он! (Сура «Аль Мумтахина», 60:12)

Конечно же, мекканцы встретили победоносное вхождение Пророка Мухаммада в Мекку с разными чувствами. Большинство жителей было радо благополучному исходу завоевания, а среди знати многие, вероятно, принимали Ислам не из-за искренней веры, сколько из-за вынужденного признания силы мусульман и Пророка Мухаммада. Некоторые знатные мекканцы на протяжения десяти лет воевавшие против Пророка и не желавшие примириться в его властью, поспешили покинуть Мекку. Но Пророк Мухаммад был, поистине, самым милосердным и мудрым человеком, ибо для всех своих прежних врагов, которые 10 лет жаждали его смерти, он нашел приветливое слово и тем самым завоевал их сердца и устранил злобу из их душ.

Покорение Мекки Пророком стало началом искоренения язычества и в ее округе и знамением свершения Господнего обета о близости победы Ислама. Всего через несколько лет язычество в Мекке перестало существовать как явление, и это при том, что мусульмане никогда не принуждали принимать Ислам. Вероисповедание оставалось главной свободой жителей Мекки. Но даже самые ярые враги Пророка, Икрима и Сухайл, через несколько лет добровольно приняли Ислам, стали преданными и искренними мусульманами.

Среди первых повелений Пророка было уничтожение всех домашних идолов в самой Мекке. Затем, утверждая статус Мекки как священного города Ислама, Пророк Мухаммад распорядился установить камни, отмечающие границу харама Мекки. После этого были отправлены отряды мусульман для уничтожения языческих святилищ и идолов в окрестностях Мекки. Уничтожение языческих капищ окончательно показало превосходство Ислама и могущество Пророка Мухаммада. Все племена и роды, жившие в окрестностях Мекки, последовали примеру курайшитов и приняли Ислам, однако, вне сомнения, что некоторые из язычников принимали новое вероучение формально, более следуя соображениям политической выгоды.

Устранив все затруднения, Пророк Мухаммад вошел в Мекку простым паломником. До того, как были разрушены все идолы, во время пребывания в Мекке он носил обычную одежду и краткой молитвой в два рака`ата подчеркивал, что считает себя находящимся в стане врага. Теперь, когда не осталось никаких очагов напряженности в Мекке и ее окрестностях, Пророк облачился в ихрам, совершил трехкратное обхождение Каабы, семь раз проехал от ас-Сафа до аль-Марвы, обрил голову у Марвы в знак окончания паломничества.

Пробыв в Мекке в общей сложности 15 дней, Пророк и паломники покинули город. До Пророка дошла весть, что племена хавазин и сакифитов готовятся к походу против мусульман и собирают войска. Так что мусульманам надлежало вернуться в Медину, чтобы защитить город. Отправляясь в обратный путь в Медину, Пророк назначил мухаджира Муаза ибн Джабаля, тоже курайшита, имамом и наставником для мусульман в Мекке.

landscape

Сражение При Хунайне и Осада Таифа

Пока Пророк Мухаммад, сас, проповедями и призывами призывал язычников Мекки к принятию Ислама и уничтожал языческие капища, соседи Мекки, племена хавазин и сакиф, опасаясь, что их город ждет та же участь, что и Мекку, не желая признавать Пророка, стали собирать силы, чтобы нанести Мухаммаду упреждающий удар. Два племени сплотили вокруг себя большое число сил, так что численность их войска превышала 20.000 человек, и они очень надеялись, что смогут одолеть Мухаммада, перед мощью которого оказались бессильны даже мекканцы. Мусульмане скоро узнали об этом и мобилизовали войско, которое после покорения Мекки значительно модернизировалось. Пророк взял в долг у Сафвана ибн Умайи значительное число вооружения и более 2100 кольчуг. Кроме того, к 10000-ой армии Пророка присоединилось также около 2000 воинов Мекки, принявших Ислам и понимавших, что теперь жизнь их города тесно связана с Пророком Мухаммадом.

quran

Двигаясь навстречу друг другу, войска сошлись 30 января 630 года в долине Хунайн, примерно в 100 км к северо-востоку от Мекки. Мусульманам и здесь противостояло вдвое большее войско, во главе которого стоял Малик ибн Афв. Для подкрепления стойкости своих воинов Малик ибн Афв приказал взять с собой семьи и весь скот.

Когда на рассвете Пророк Мухаммад стал строить свое войско, мусульмане были ошеломлены численностью противника. Но, памятуя о своих победах в других сражениях, где численность противника также многократно превосходила их силы, в рядах мусульман появилась даже некая самоуверенность. Некоторые из воинов говорили друг другу: «Теперь, когда мы покорили Мекку, можем ли мы проиграть? Разве мусульмане когда-нибудь проигрывали сражения?» Но эта самоуверенность преподнесла мусульманам серьезное испытание и большой урок. Аллах предопределил ход сражения так, что исторический прецедент сражения при Хунейне стал серьезным уроком и для мусульман того времени и для мусульман на все времена. Не успели мусульмане закончить свои разговоры о своей несокрушимости, как авангард мусульман под командованием Халида ибн Валида, шедший впереди войска, оказался в западне. Проходя через узкое ущелье, они оказались под прямым обстрелом противника, прямо таки окатившего их градом стрел. Авангард не выдержал атаки, рассеялся и побежал, увлекая за собой стоявших позади мекканцев. Мекканцы же, в чьи сердцах Иман еще не окреп, стали сеять панику в среде мусульман, говоря, что вот наконец-то им стало ясно, что Пророк вовсе не всемогущ и теперь уже точно мусульманам никогда не оправиться от такого поражения. Часть войска побежала с поля боя, и только Пророк и гвардия из сотни мухаджиров и ансаров, среди которых были Абу Бакр, Умар, Усман, Али, Аббас стойко сражались с сакифитами, когда остальные уже покинули в панике поле боя. и тогда Пророк воскликнул к бегущей толпе: «О вы, ансары, что присягали мне в Акабе, вернитесь!» Слова Пророка и стойкость горстки мухаджиров, сражавшихся рядом с ним, вдруг остановили бежавших, они вспомнили слова клятвы, что давали Аллаху и Пророку и этот клич Пророка вмиг укрепил сердца и мужество бежавших. Мусульмане стали возвращаться на поле боя и с криками «Леббейк, Аллахума, леббейк, Аллах, мы повинуемся тебе» кинулись на помощь Пророку. и словно бы река повернула свое течение вспять, мусульмане быстро восстановили порядок в своих рядах и неожиданным ударом, cловно селевой поток, опрокинули рассыпавшийся строй противника. Но паника и бегство в армии мусульман, возникшие в начале битвы, стали серьезным уроком Всевышнего, мусульмане ни к каком испытании не могут поддаваться гордыне и самоуверенности, даже имея за спиной некие победы, но в любом деле должны просить крепости лишь у Всевышнего и уповать лишь на Его помощь. Аллах даровал мусульманам победу и в этом сражении, разгромленный противник бежал в трех направлениях. Плененные были доставлены в лагерь мусульман, где Пророк лично произнес перед ними проповедь, рассказывая им об Исламе и повелениях Всевышнего Творца, после чего все плененные были отпущены на свободу, их лишили лишь оружия, и несколько человек их отпущенных племенных, потрясенные речью Пророка и милосердием тотчас же заявили, что принимают Ислам и переходят в покорность Пророку, Посланнику Аллаха.

landscape

Мусульманское войско пустилось по следам нападавших, основные силы войска во главе с Пророком осадили нападавших, укрывшихся в крепости Таифе. Однако осада Таифа осложнялась тем, что город находился на горе и был обнесен высоченной каменной стеной. Таифцы заперлись в городе и осыпали мусульман градом стрел. Мусульмане потеряли много воинов под стенами Таифы, общее число погибших не известно, но известно, что из мухаджиров, гвардии Пророка, погибло двенадцать человек, тогда как в сражении при Хунайне только четыре мухаджира. Укрывшиеся в Таифе Малик бен Ауф и его войско держалось непримиримо и воинственно, отвергая все попытки переговоров, и даже убили парламентеров, отправленных к ним мусульманами. Причем среди горожан были желающие перейти на сторону Пророка, но Малик ибн Ауф не выпускал из города никого. Пророк повелел возгласить горожанам, укрывшимся внутри крепости, что мусульмане не причинят ими никакого вреда и готовы принять их в любой момент, если жители города решат принять веру в Единого Бога. Но город был заперт, на сторону Пророка, сас, перешли лишь те, кто смогли бежать из города.

В сложившейся ситуации Пророк решил снять осаду и отказаться от сражения, войско мусульмане вернулось в Медину, видя бессмысленность попыток уговорить хавазин и установить мир. Но и в этом шаге Пророка была заключена высшая политическая мудрость, дарованная Всевышним. Всего через несколько дней, оказавшись в полной изоляции, хавазины прибыли с делегацией к Пророку Мухаммаду, заявив, что они и те из их племени, кто хотят мира готовы принять Ислам.

В ответ на это Пророк освободил всех плененных в сражении хавазин и отпустил их на свободу. Более того, Пророк Мухаммад передал через парламентеров Малику ибн Ауфу, отсиживавшемуся в Таифе, предложение отказаться от агрессии против мусульман и принять Ислам, очистить свое сердце от злобы и начать новый этап жизни. в обмен Пророк обещал вернуть ему все имущество, конфискованное у него. Малик принял это предложение и, тайно покинув Таиф, пришел на переговоры с Пророком. Тем самым Пророк Мухаммад смог без каких-либо военных действий прекратить противостояние с хузаитами, которые приняли Ислам. Тем самым разрушилась коалиция таифцев, и падение города стало неизбежным. Таким образом, видя бессмысленность дальнейшего противостояния, последние противники Пророка, сакифиты, прибыли с делегацией из Таифа, сообщив о том, что готовы принять Ислам, признать Мухаммада Посланником Аллаха, покончить с поклонением идолам и перейти под его покровительство.

Последние Походы, Год Делегаций Племен

В то же время, когда шли переговоры с сакифитами, в Медину прибыли послы от нескольких йеменских племен, что свидетельствовало о признании авторитета Пророка Мухаммада даже в Йемене, находившемся до тех пор в стороне от его сферы деятельности. Обеспокоенные тем, что некоторые племена уже перешли на сторону Пророка и обрели его покровительство все больше и больше новых племен сремились к Пророку и переходили под его покровительство.

В разгар лета сирийские торговцы принесли в Медину слух, что византийский император Ираклий собрал у грани огромное войско и вот вот пойдет походом на Медину. в ответ Пророк Мухаммад объявил мобилизацию и спешно стал собирать армию для похода, не желая принимать бой в Медине. Историки сообщают, что под знаменами Пророка собралось более 30.000 человек, из них 10.000 конных. Пророк обратился к мусульманам с призывом жертвовать, кто что может, для снаряжения армии в поход. Абу Бакр отдал последние остатки своего состояния, вывезенного из Мекки, Умар - половину того, что имел, а самый богатый из мухаджиров, Абдаррахман ибн Ауф – 8.000 дирхемов, Усман снарядил за свой счет треть армии, жители Медины добровольно жертвовали все, что могли. Сохранились свидетельства, что женщины Медины, узнав об опасности, надвигавшейся на город, приходили к Пророку и отдавали все свои украшения, браслеты и серьги, что бы внести свой вклад в мобилизацию войска.

Сборы были проведены очень быстро, в начале сентября войско Пророка выступило из Медины и направилось к границам Аравии, по направлению к городу Табуку. в тот год в Аравии стояла невыносимая жара и, как следствие, засуха и голод. Высохли финики, верблюды умирали от жажды, начался массовым падеж скота. Мусульмане испытывали огромные трудности в этом походе и из-за жары, и из-за недостатка еды и скота. Были среди мусульман и те, кто под различными предлогами, не желая идти в поход по такой жаре, отказывались от участия в походе. Пророк никого не принуждал к участию в походе, предоставив право решать каждому мусулмьанину лично, войско состояло исключительно из воинов, добровольно принявших призыв Пророка. Именно в этот период Всевышний Аллах ниспослал Пророку аят, разъясняющий положение мунафиков, лицемеров, отказавшихся защищать свою веру, изыскивая себе различные предлоги.

Оставшиеся позади радовались тому, что они остались позади Посланника Аллаха. Им было ненавистно сражаться своим имуществом и своими душами на пути Аллаха, и они говорили: “Не отправляйтесь в поход в такую жару”. Скажи: “Огонь Геенны еще жарче!” Если бы они только понимали! (Сура «Покаяние», 9:81-82)

Когда армия Пророка подошла к Табуку, располагавшемуся на середине пути между Мединой и Дамаском, выяснилось, что известие о готовящемся походе византийцев на Медину было ложным. Однако и этот поход Господним предопределением привел к новым свершениям на пути распространения Ислама. Жители Табука до сих пор весьма враждебно настроенные к Исламу, скорее всего враждебность эта объяснялась незнанием сути нового вероучения и теми ложными сведениями, что мекканцы распространяли по Аравии, увидев под стенами города мощь войска мусульман, без сопротивления сдались на милость Пророка и перешли под его покровительство, обяуясь выплачивать подушную подать. На тех же из жителей Табука, что добровольно принимал Ислам, подать не распространялась.

Став лагерем в Табуке, Пророк Мухаммад разослал гонцов в соседние оазисы, ко всем народам, жившим здесь, с призывами принимать Ислам и разъяснениями положения Господнего вероустава. Племена, изъявившие сохранить свое вероисповедание, ибо среди племен было много исповедовавших христианство, обязались выплачивать в пользу мусульманского государства незначительную ежегодную подать. Взамен они получили от Пророка гарантию неприкосновенности земель и стад, остававшихся в их собственности и политическую защиту в случае возникновения войн в регионе.

В Табук на встречу с Пророком прибыли епископ Эйлата Иоанн и представители христианских общин Макны, Джарбы и Азруха, также заключившие мирные договоры в Пророком. Христианские общины и селения обязались выплачивать подать мусульманам, взамен получая покровительство Аллаха и Его посланника, полную гарантию безопасности и свободу соблюдения религиозных предписаний. Пророк Мухаммад пробыл в Табуке 20 дней и вернулся в Медину к началу рамадана (к середине декабря 630 г.)

После завоевания Мекки и принятия Ислама всеми племенами от Медины до Мекки численность и размеры географичекого пространства, на котором жили мусульмане, достигли того предела, когда для управления уммой требовалось создание административного центра и региональных органов управления, тем самым естественным образом стали развиваться первые институты государственного управления нового мусульманского говударства. На 9-м годы хиджры в Медину присягать на верность Пророку и Исламу начали прибывать делегации различных племен, так что этот год в исламской историографии принято называть «годом делегаций». Пророк Мухаммад лично встречался со всеми делегациями, вел проповеди, разъясняя им основы Ислама, и не было случая, чтобы делегации возвращались от Пророка огорченными чем-либо, встречи с Пророком действительно проходили в столь искренней и теплой атмосфере, так что делегации возвращались к своим народам, исполненные желанием обратить свои народы в Ислам. К каждому народу, приходившему к Пророку с просьбой разъяснить им суть вероучения Ислама и изъявившим желание принять Ислам, Пророк направлял своего наставника, имама, который должен был собственным примером, увещеванием и проповедями расположить сердца людей к Исламу и учить их соблюдать повеления Аллаха.

Проповедники были послами знания и света вера в языческим племенам. Каждого из своих сподвижников, направлявшегося к новому племени, принимавшему Ислам, Пророк наставлял словами: «Облегчайте, не чините трудности в вере. Несите радость и не отталкивайте людей. Живите в мире, не конфликтуйте между собой. Будьте мягкими в обращении с людьми, не проявляйте ни к кому жестокосердия, будьте терпеливы».

В Медине беспрерывно работала Суффа, первый исламский университет, в котором получали образование представители народов и племен, принявших Ислам. Обучавшихся было столь много, что занятия шли в две смены. Преподавателями в Суффе были ансары и мухаджиры, самые близкие и преданные сподвижники Пророка.

До весны 631 года Медину посетило несколько десятков делегаций племен Центральной Аравии от Бахрейна до Йамамы.

Хадж Абу Бакра

Прошел год с тех пор, как Пророк Мухаммад, сас, и его сподвижники совершили победное паломничество в Мекку, когда были уничтожены все языческие капища Западной Аравии от границ Византии до Йемена без малейшего сопротивления поклонявшихся им племен, все курайшиты приняли Ислам, те же, кто не захотел принять Ислам и сохраняли языческое верование предков, имели право покинуть Мекку, что и сделали. Повсеместное уничтожение идолов без вреда для разрушителей было для невежественных бедуинов и кочевых племен, пожалуй, самым убедительным доказательством правоты учения Мухаммада. Бедуины, видя что тех, кто рушит изваяния из богов, не постигает кара, постепенно и сами стали осознавать абсурдность своих страхов и верований. в Аравии, еще 2 года назад бывшей по власти язычества, не осталось ни одного язычекого народа, все племена обратились к Единобожию и к Исламу. Теперь Пророку Мухаммаду, сас, предстояло сделать последний шаг на пути полной исламизации Каабы, как заповедал ему Аллах, ибо свершилось все то, что Аллах обетовал Пророку в Коране:

Когда придет помощь Аллаха и с ней победа, и ты увидишь, как люди толпами обращаются в религию Аллаха, тотчас восславь хвалой Господа своего и испроси Его прощения. Воистину, Он – премного Принимающий покаяния. (Сура «Помощь», 110:1-3)

landscape

Настало время совершения большого хаджа. Как известно, оба предшествовавших паломничества к Каабе совершались не в период большого хаджа, заповеданного в Коране, так как в период большого хаджа к Каабе стекались многочисленные толпы племен язычников, и мусульмане не могли бы совершить хадж к Дому Аллаха, пока в нем находились языческие идолы. Однако теперь положение изменилось, в этом году впервые мусульмане могли совершить хаджа спокойно, в безопасности и во время, предписанное Аллахом для хаджа. Пророк решил совершить паломничество в Мекку во время хаджа в месяц зуль-хиджа, чтобы явить всем непоколебимое могущество и силу Господнего вероустава – Ислама. Однако это паломничество возглавил не он сам, но поручил вести паломников Абу Бакру.

Караван из 300 паломников со стадом жертвенных верблюдов выступил из Медины. Пророк дал наставления Абу Бакры относительно порядка и обряда паломничества. Однако через несколько дней Пророк Мухаммад отправил вслед каравану Али, передав через него новое откровение Всевышнего касательно порядка совершения обхождения Каабы и обряда хаджа. Мусульмане, возглавляемые Абу Бакром совершили обряд обхождения Каабы, а на следующий день посетили места паломничества от Мины до Арафата, делая остановки в иное время и ином порядке, чем было до тех пор. Наконец, в долине Мина во время жертвоприношения Али огласил новое откровение Всевышнего, переданное Пророком:

Это ясное предупреждения от Аллаха и Его посланника об отречении от (обязательств) с теми из язычников, с кем был у вас скреплен договор.
Ходите спокойно по этой земле (Мекки) еще четыре месяца и знайте: не сможете вы ослабить Аллаха, Он же - позором и бесчестием покроет безбожников.
и возглашение от Аллаха и Его посланника к людям в великий день Большого Хаджа: Аллах, истинно, далек от язычников, как и Его посланник…И если вы раскаетесь, то это будет лучше для вас. А если все же отвратитесь (от знамений Аллаха), то знайте, никогда не ослабить вам Аллаха! и возвести о мучительной каре отвергающим (Бога). Однако помимо тех из язычников, с которыми у вас есть договор и они его ни в чем не нарушали и никому не помогали против вас. Вы соблюдайте с ними обязательства свои до истечения их срока. Аллах, поистине, любит благочестивых.
Когда ж запретные четыре месяца пройдут, (Аллах дозволяет вам) убивать язычников везде, где бы вы их ни нашли, захватывать (в плен) их, осаждать их и ставить им засады. Но коль раскаются они и обратятся к Богу, молитву будут соблюдать и будут жертвовать милостыню праведно, тогда откройте им дорогу. Аллах, поистине, Прощающ, Милосерд! и если кто-нибудь из язычников убежища попросит у тебя, то дай ему приют, чтоб он имел возможность (в нем) услышать Слово Аллаха. Потом сопроводи его в место, где он будет в безопасности. и так должно быть, потому что они в невежестве и никаких познаний не имеют.
(Сура «Покаяние», 9:1-6)

Затем Али объявил волю Аллаха, переданную Пророку Мухаммаду в последнем откровении, что ни один язычник никогда не сможет войти в Рай Аллаха, ни один язычник отныне не будет допущен к Каабе, все договоры, заключенные Пророком Мухаммадом остаются в силе, а язычникам и безбожникам предоставляется четыре месяца отсрочки, чтобы они определились, готовы ли они принять веру в Единого Бога, или будут продолжать жить в невежестве язычества. в случае отказа уверовать в Единого Бога они должны были покинуть земли священной Мекки или же им объявлялась война.

Этой декларацией Пророк Мухаммад объявил открытую войну язычеству и идолопоклонству в Аравии. До сих пор Ислам был делом совести каждого, мусульмане вес эти годы вели проповеди, разъясняли знамения существования Творца, убеждали язычников понять Единство Бога, но никогда не заставляли принимать Ислам. Даже в Медине, где большая часть населения приняла Ислам, долго оставалось много язычников, и никто не чинил им препятствий. и даже запрет Аллаха жениться на язычницах или выдавать замуж мусульманок за язычников не означал объявления язычников вне закона. Прибытие делегаций различных племен, присягавших на верность Пророку и принимавших Ислам, также не означало принятия Ислама всем племенем, но было лишь актом доброй воли и выбора каждого. Однако теперь, когда Аллах завершил ниспослание основ вероустава Ислама и свет Ислама озарил всю Аравию, настало время, когда Аллах повелел положить конец любым проявлениям язычества, как тяжелейшего греха и неблагодарности Творцу.

В этой связи уникален пример политической и дипломатической тактичности Пророка Мухаммада, сас. Ибо, решительно выступая против язычества, как величайшего греха и преступления перед Всевышним Творцом, он не начал немедленного истребления язычников, как это часто случалось в истории человечества с иными вероисповеданиями. Нет, Пророк Мухаммад предоставил более чем достаточную отсрочку для раздумий, возможность аристократии принять Ислам и признать абсолютную власть Бога над всем сущим и его как посланника Всевышнего по самостоятельному решению, но нив коем случае не силой оружия, оставив также за язычниками право покинуть земли Ислама.

Решительное объявление войны язычеству не сопровождалось никакими военными действиями. Пророк Мухаммад и здесь избрал позицию терпения и увещевания добром, он беспрестанно посылал с проповедями мусульман во все уголки Аравии, сам принимал в Медине каждодневно по нескольку делегаций племен и к каждому находил мудрое слово, в Медину то и дело прибывали посланцы различных племен и групп, изъявляя покорность и принимая новую веру. Одни из этих делегаций состояли из нескольких человек и представляли отдельные роды больших племен, оставшийся в целоя языческими, в других было по сто и более человек и они действительно представляли целые племена. Примечательно, что к Пророку Мухаммаду приходили делегации христианских и иудейских племен и городов со всей Аравии. Так, например, важнейшим этапом на пути исламизации Йемена было заключение договора с Наджраном, крупнейшим христианским торговым и политическим центром Северного Йемена.

Христиане Наджрана вели с Пророком Мухаммадом спор о вере и относительно аятов Корана об Иисусе Христе. Пророк Мухаммад предложил им торжественную встречу с приглашением всех близких родственников, чтобы вместе обсудить убеждения христиан и положения Корана об Иисусе Христе. Христиане, однако, отказались от богословской встречи, но прислали к Пророку свою делегацию с просьбой возложить на них дань в пользу Пророка и взять их под защиту в случае какого-либо нападений или войны.

Делегация наджранитов из 14 человек во главе с епископом Абул-Харрис ибн Алкамой прибыла в Медину и Пророк Мухаммад, сас, принял делегацию в мечети и еще раз предложил наджранитам перейти в Ислам. Но епископ отказался, тогда было решено заключить договор, по которому наджраниты признавали Пророческую миссию Мухаммада, но, сохраняли при этом свое вероисповедание с условием выплаты налога (хараджа) в казну Мекки установленного размера, который с согласием был принят наджранитами.

Текст договора с наджранитами очень показателен и важен для определения отношения Ислама к другими монотеистическими вероисповеданиями, в данном случае к христианами. Текст договора дошел до нас в очень близком к подлиннику виде. Текст этот очень важен, ибо являет собой политический прецедент, положивший основу традиционно мирным и глубоко уважительным взаимоотношениям христиан и мусульман и в дальнейшей истории существования халифата, а затем, Османской империи, на протяжении почти 1300 лет, в течение которых никогда на пространных землях Ислама не происходило каких-либо конфликтов между представителями различных монотеистических вероисповеданий:

«Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного…

…Наджран и его округа получают покровительство Аллаха и опеку Мухаммада, Пророка и Посланника Аллаха, над самими жителями, над их религиозной общиной, над их землями и скотом, над отсутствующими из них и присутствующими, и над их караванами, и над храмами их, и над изображениями в храмах.

Не будет изменено положение, в котором они были, не будет изменено ничто из принадлежащих им обычаев и изображений, не будет лишен ни один из епископов своего сана, ни один из монахов своего монашества, ни один из священников из священничества своего того, чем он обладал, большого или малого.

С них снимаюися все тяготы (долги ростовщикам) и плата за кровь джахалийского времени (языческий обычай кровной мести); с них не будет набора в войско и десятины, и не ступит войско на их землю. Кто же из них потребует свое законное, то должно быть по справедливости, чтобы не было ни обижающих, ни обиженных в Наджране. Если что из них возьмет проценты за прошлый долг, то с него снимается моя опека. и не будет отвечать никто из них за зло, которое совершил другой.

На основании того, что в грамоте, им даны покровительство Аллаха и опека Мухаммада, пророка, навечно, пока не придет срок решения Аллаха. Пока они искренни и соблюдают это, не будет им никакого притеснения. Свидетельствовали: Абу Суфьян ибн Харб, Гайлан ибн Амр, Малик ибн Ауф, Хабис ибн Ханзали и ал-Мугира, и написал Али ибн Абу Талиб».

landscape

Прощальное Паломничество

Прошел еще один год после паломничества Абу Бакра, совершенного в месяц большого хаджа – зуль-хиджу. Умма мусульман окрепла настолько, что уже никто из иных правителей и государств в Аравии не осмеливался не считаться с Пророком Мухамадом, сас, или ущемлять интересы мусульман. Ислам приняли все племена, почитавшие Каабу в языческие времена.

Конечно же, жизнь Пророка состояла не только из великих политических свершений, наряду с колоссальными историческими изменениями в Аравии, во главе которых стоял Пророк, жизнь его была полна и личностными радостями и печалями, Всевышний Аллах испытывал мужество избранного Посланника Своего и крепость веры многими испытаниями. Так, на 10 году хиджры заболел неизвестной болезнью и умер совсем еще маленький сын Пророка, Ибрахим, столь долгожданный сын, рожденный от супруги Пророка, египтянки Марйам. Все дни болезни Пророк не отходил от умирающего сына, и в последние минуты, горько рыдая, Пророк держал его на руках. Пророк очень тяжело переживал смерть сына. Сподвижники вспоминали, что несколько дней после смерти маленького сына Пророк уединялся и уходил за черту города, бродя в одиночестве, а однажды один из сподвижников встретил его и, увидев слезы в его глазах, спросил его «Ужель и ты плачешь, о Пророк Аллаха?» На что Посланник Аллаха ответил: «Слезы у меня в глазах и сердце мое плачет. Так было угодно Аллаху и я приемлю Его волю. О, Ибрагим, как тяжко на душе, что ушел ты от меня». Его утешала лишь мысль о том, что недалек тот день, когда они снова будут вместе с ином мире. Посланник Аллаха, сас, все чаще стал говорить о то, что жизнь его земная уже на исходе.

Через два месяца скоропостижно умерла и третья дочь Пророка – праведная Умм Кульсум, так что у Пророка осталась лишь последняя, самая младшая дочь – Фатима.

Тем временем приблизилось время нового хаджа, и в этот раз его возглавил сам Пророк. Весть о хадже и призыв Пророка ко всем племенам были разослана по всей Аравии. Пророк приглашал всех, кто хотел участвовать в хадже, собираться в Медине. Десятки тысяч людей различных племен и народов собрались в Медине, город дышал волнением и трепетным ожиданием хаджа. Огромный каваран паломников выступил из Медину в субботу 25 зу-л-каада (10 января) 632 года. Пророк Мухаммад вел с собой 100 жертвенных верблюдов. На девятый день, во вторник утром, караван вступил в Мекку. в Мекке Пророк отказался жить в доме и поселился в простой палатке в верхней части города. в четверг, совершив семикратное обхождение вокруг Каабы, Пророк приветствовал черный камень (Хаджар ул-Асвад), совершил намаз в два ракаата возле макама Пророка Ибрахима. Затем испил воды из колодца Замзам. После чего совершил ритуальный бег между холмами Сафа и Марва. На вершине холма Сафа Пророк, окидывая взором Бейт-и Аллах – Каабу – произнес текбир и тахлил, а затем вознес молитву, прославляя Единого Всевышнего Аллаха, Творца Господа всех миров, Его мощь, мудрость и величие, вознося благодарность за то, что Аллах даровал уверовавшим победу над язычеством, и укрепил ряды мусульман в трудные годы борьбы с невежеством.

Mahmud Celaleddin. A calligraphic inscription

На 8-й день месяца зуль-хиджа Пророк Мухаммад со своими спутниками поехал в долину Мина и пробыл там до захода солнца, а после заката двинулся к Арафату и пробыл там до захода солнца следующего дня, ожидая, пока все паломники, шедшие группами, собрались у Арафата. Со времени этого хаджа посещение Арафата стало обязательным в мусульманской традиции. Исламская историография свидетельствует, что в тот день у Арафата собралось 124.000 мусульман, то был первый великий хадж, знаменовавший окончательную победу Ислама в Аравии, и совершился он в точно назначенное Аллахом время, в месяц зуль-хиджа.

В долине Мина Пророк Мухаммад лично забил 36 жертвенных верблюдов и наголо обрился в знак завершения паломничества. После жертвоприношения и полуденной молитвы Пророк, сас, верхом на своем верном верблюде, Кисве, обратился к 124.000 паломников с речью, разъясняющей основные установления Ислама. Эта речь, произнесенная Пророком Мухаммадом, сас, более 1400 лет тому назад во время последнего своего хаджа, и по сей день является самым возвышенным обращением к людям в истории, свидетельством величайшей духовной революции, колоссального вознесения духа и веры человека. Пророк впервые в истории говорил о приоритете прав человека, исключительной ценности человеческой жизни и личности каждого человека. Пророк Мухаммад провозгласил свободу личности, запрещая все низменное и порочащее духовную высоту человека: ростовщичество, ложь, бесчестие, жестокость, блуд. Пророк открыл людям путь мира, благоденствия, покоя и радость бытия в обоих мирах. Каждый человек, живущий на земле, должен знать содержание этой последней, прощальной хутбы Пророка Мухаммада, последнего из Господних Посланников, обращенную к мусульманам всех поколений. По рассказам сподвижников она началась словами:

«О, люди!
Слушайте мою речь! Я не знаю, может быть, я не встречу вас никогда больше на этом месте после этого года!

О, люди!
Священны этот месяц, этот день и этот город, также как священны жизни, имущество и честь каждого мусульманина вплоть до дня, когда вы предстанете перед вашим Господом. Не причиняйте друг другу вреда и не притесняйте друг друга, это запрещено вам, и тогда никто не нанесет вреда вам.

О, сподвижники мои!
Помните, что когда вы предстанете перед Господом, вы непременно будете спрошены о каждом поступке и каждом вашем помысле. Берегитесь, не сходите с праведного пути, когда я уйду, и не возвращайтесь к невежеству, и не убивайте друг друга.

О люди!
Ни один Пророк или Посланник Бога не явится более после меня, не родится новая вера… Все, кто слушают меня, пусть передадут мои слова другим, а те в свою очередь другим; и может быть последние поймут мои слова лучше тех, кто слышал их сам.

О, сподвижники мои!
Помните, что если доверено вам что-либо, то непременно сохраните это и верните хозяину. и если кто взял в долг, то непременно должен вернуть свой долг. и все, что взяли вы в пользование на время, долно быть возвращено хозяину.

Запрещено вам ростовщичество, что было во времена невежества. и если взяли вы в долг, то и вернуть должны столько же. Не чините трудностей другим, и не давайте чинить трудности к себе. По воле Аллаха, ростовщичество запрещено вам. Этот грязный обычай времен язычества не должен вернуться никогда.

О, сподвижники мои!
Ислам отменяет обычай кровной мести, что был во времена джахилии (язычества). Как отменяются и все обычаи прежних времен, принадлежавшие курайшитам. Совершивший преднамеренное убийство, должен понести воздаяние.

О, люди!
Отныне сатана навсегда утратил свою силу и возможность создать на этих землях свое господство. Но если вы последуете за ним даже в малых делах, которые кажутся вам не значительными, то вы доставите радость сатане. Так что опасайтесь следовать ему и в малых делах, чтобы хранить чистоту своей веры, ибо малый грех рождает великий грех.

О, люди!
Я наставляю вас относиться к женам вашим с добром и страшиться Господа, ибо они зависимы от вас. Вы приняли их в жены как дар от Аллаха, и дали слово Аллаху беречь их честь и достоинство перед Аллахом. Знайте, у вас есть определенные права на ваших жен, но и жен ваших есть права на вас. Обращайтесь с женами хорошо, чтобы не было у них в душе обиды, и чтобы они были вам надежной поддержкой.

О, уверовавшие!
Слушайте мои слова, думайте над ними и храните эти слова в памяти. Истинно, Господь ваш Един, как един ваш праотец. Все вы пошли от Адама, а Адам был сотворен из глины. Мусульманин мусульманину брат и все мусульмане братья друг другу. Все верующие – братья друг другу, все они имеют те же права и те же обязанности. Берите же от брата своего то, что он дает вам по доброй воле. Никто не стоит перед Аллахом выше другого, разве только в добродетели.

и самый лучший и возвышенный пред Аллахом тот из вас, кто самый благочестивый. Нет никакого превосходства перед Аллахом ни у араба перед персом, ни у перса перед арабом, ни у тех, чья кожа желтая, ни у тех, чья кожа черная. Превосходство ваше лишь в благочестии.

Не дозволено вам присваивать что-либо из имущества ваших братьев по вере, иначе как если он сам по доброй воле не даст это вам. Не чините несправедливости на земле! и не смиряйтесь с несправедливостью!

О, сподвижники мои!
Не будьте несправедилвы по отношению к себе, ведь души ваши также имеют права.

О, люди!
Бойтесь Аллаха. Даже если халифом над вами будет назначен самый последний безродный раб, слушайтесь и подчиняйтесь ему беспрекословно, покуда он взывает к вам по Книге Аллаха и благочестие блюдет!..

О, люди!
Если кто совершил грех, то только он в ответе за этот грех. Да не падет на сына грех отца, как не спросится с отца за грех сына.

О, люди!
Я оставляю вам после себя две вещи: Коран и Сунну Посланника Аллаха. и если будете вы крепко держаться за них, то не оступитесь с праведного пути!

О, уверовавшие!
Бойтесь Аллаха! Вершите молитвы праведно! Поститесь в месяц рамадан! Жертвуйте из своего имущества на пути Аллаха! Будьте послушны правителям, которые из вас, дабы войти в Рай, уготованный вашим Господом!

О, люди!
Я прежде всех вас дойду до источника Кавсар. и буду гордиться вашим множеством перед другими общинами. Не дайте мне устыдиться за вас. Я спасу кого-то из людей в Судный День, кто-то же из людей будут просить, чтобы я спас их, и я скажу: «Господь, это мои сподвижники, а это моя умма»
Всевышний Аллах скажет мне: «Ты не может знать того, что они сделали после тебя!»

О, люди!
Опасайтесь быть чрезмерными в чем-либо. Причиной гибели многих народов прошлого была чрезмерность в формальном поклонении, что ведет к неискренности и пустой вере!

landscape

После этого Посланник Аллаха рассказал мусульманам о Даджале и знамениях его появления, о том, что все Посланники Аллаха устрашали свои народы Даджалем, но Даджаль будет бороться именно против его уммы, против мусульман. в исламской историографии в связи с этой речью приводятся два хадиса, изреченные Пророком, сас, в день прощальной хутбы перед паломниками, переданные со слов дочери Пророка, праведной Фатимы:

«Со времени сотворения Всевышним Пророка Адама не будет на земле большей смуты, чем смута Даджаля. Каждый пророк, который был послан когда-либо Господом к народам, предупреждал их о Даджале. Но Даджаль придет только к моей умме и будет бороться против нее. в то время будет много смут, хаоса, беспорядков, переворотов, люди будут убивать друг друга и землю окутают беды. и когда Махди одержит победу в Константинополе, Даджаль явится перед Махди и людьми, и будет выступать, словно бы он спаситель и ему присягнут и безбожники, и мумины. Но потом ослепнет его глаз и появится на лбу его отметина безбожника и мумины увидят этот знак, и поймут все, и покинут Даджаля. Потом он объявит себя пророком, а потом и о своей божественной сути, но знайте – то, что он покажет вам как рай, есть ад для вас, а то, что он будет показывать вам адом, то ведь есть рай для вас. Явление Даджаля перед Махди и перед людьми будет первым знамением Кыйамата, знамением близости прихода Мессии Исы»

«Клянусь Аллахом, ниспославшим мне истину, Махди моей уммы будет из рода Хасана и Хусейна. Когда на земле распространится кровопролитие, и появятся смуты везде, дороги будут уничтожены, а люди будут нападать друг на друга, сильный не будет сострадать слабому, сильные перестанут уважать сильных, Аллах в Последнее время пошлет к ним того, кто сокрушит крепости их невежества, и возродит истинную веру, как возродил ее я, и наполнит мир, погрязший в жестокости и неправедливости, миром и справедливостью».

О, люди!
Завтра спросят вас обо мне. Что скажете вы: Передал ли я вам послание, что было дано мне от Аллаха? Исполнил ли я миссию, возложенную на меня Господом?

Асхабы ответили: «Да»

После этого ответа Пророк Мухаммад, сас, обратил лицо к небу и, подняв указательный палец, затем опустив его, указывая на умму, изрек:

«Будь свидетелем моим, о Господь! Будь свидетелем моим, о Господь»! Я передал Твое послание людям. Будь свидетелем моим, о Господь!»

Пророк Мухаммад не стал долго задерживаться в Мекке, и после окончания хаджа сразу же отправился в обратный путь в Медину.

Физически Пророк во время хаджа был совершенно здоров, не давал себе послаблений, работал практически весь день, встречался с людьми, беседовал с обращавшимися за помощью, спал всего по нескольку часов под открытым небом, вставая раньше всех и вновь начинал работать и решать проблемы уммы, беседовать в асхабами, заниматься просвещением уммы. По свидетельствам асхабов, каждый его день был насыщен делами в таком количестве, что любому другому человеку потребуются дни и недели, чтобы успеть разобраться с ними и вникнуть в самую суть той или иной возникавшей проблемы уммы, ведь численность уммы к тому моменту достигала уже сотен тысяч человек. Но мудрость души и великий дар прозрения, который Аллах дарует только избранным своим Пророкам, творили чудеса, время словно бы растворялось для него.

Завершение Земной Жизни Пророка

Tezhip decoration

Ислам занял прочное место в политической и регигиозной жизни Аравии, стал господствующей религией всего Аравийского полуострова. Многие государства, находившиеся за пределами Аравии, уже услышали о новой вере и ее Проповеднике. Слава о его духовной силе и абсолютной власти над умами и сердцами десятков тысяч людей шла далеко впереди. Конечно же, были и те, кто не был рад столь стремительному росту числа мусульман и укреплению мощи нового государства, и не оставляли своих провокаций и попыток ослабит общину мусульман.

Не прекращался поток делегаций к Пророку из различных земель, посланники народов приходили к Пророку, узнавали то, что интересовало их о вероуставе, который проповедовал Пророк. Неустанно и с глубоким вниманием беседовал он с каждым, кто искал ответов на свои вопросы, принимал каждого, кто хотел узнать об Исламе, вне зависимости от того, кем был по статусу и материальному достатку пришедший. Врата мечети, где Пророк ежедневно принимал десятки, а то и сотни людей, не закрывались никогда, делегации, местные жители, асхабы беспрестанно приходили к Пророку, кто за советом, кто со своей бедой, а кто и просто для того, чтобы услышать слово поддержки и отеческой любви, с которой Пророк относился к каждому человеку.

Однако вскоре после возвращения в Медину Пророк Мухаммад, сас, почувствовал ухудшение здоровья, у него начались очень сильные головные боли в височной части головы. Супруга Пророка, праведная Айша, рассказывала потом, что боли эти, по всей видимости, были очень сильны, ибо Пророк никогда не жаловавшийся ни на какие недуги, здесь не в силах был терпеть и несколько раз обмолвился ей о том, как мучали его эти боли. Но, несмотря на это, он еще продолжал возглавлять молитву в мечети и принимал ежедневно десятки людей. Однако еще через несколько дней к головным болям добавился и отек ног, Пророк Мухаммад, сас, с трудом мог передвигаться и стал терять сознание.

По сведениям, переданным со слов сподвижников и супруг Пророка, он стойко переносил физические страдания, утешая встревоженных сподвижников и супруг, говоря, что Аллах так очищает его от грехов. Когда Пророку стало совсе плохо, он извинился перед женами, ибо силы покинули его, и он не мог уже долго говорить и проводить с ними долгое время и попросил отнести его в покои Айши. Чувствуя приближение ухода из этого мира, Пророк Мухаммад, сас, попросил принести ему все наличные деньги, имевшиеся у него, когда собрали все имевшееся, оказалось, что все его денежное богатсво составляло 7 дирхемов, которые Пророк попросил в тот же день раздать нуждающимся и беднякам. Кроме денег у Пророка было еще и скромное имущество, которое он частично поделил между супругами и асхабами, частично повелел отдать нуждающимся и путникам, оставшимся без средств.

Все, что осталось в доме Пророке в момент его смерти, свидетельствует, сколь скромен был Пророк при жизни и как мало внимания уделял он своему благосостоянию и собственным мирским благам. Пророк Мухаммад, сас, всегда жил очень просто и скромно, даже когда стал самым могущественным правителем в Аравии. Он никогда не любил роскошь и довольствовался только самым необходимым, в его доме часто нечего было есть. У него всегда был только один комплект одежды, и даже когда сподвижники уговаривали его одеть что-либо нарядное и богатое, он отказывался, предпочитая простые ткани, которые были доступны всем людям. и если ему приносили подарки, то он, по обычаю, тотчас же раздавал их бедным или асхабам, зная об их нуждах.

После смерти в доме Пророка остались лишь несколько его одеяний, два ковра, несколько предметов утвари, расчестка, ножницы, мисваки и тахта, на которой он спал, да еще серебряная печать Пророка, на которой было написано «Мухамад Посланник Аллаха». Эту печать и после смерти Пророка использовали в документах первый халиф Абу Бакр, а позднее халифы Умар и Усман.

Не чувствуя уже сил руководить молитвой Пророк поручил обязанности имама Абу Бакру. Возле него постоянно находила супруга Айша и единственная оставшаяся к тому времени в живых дочь Фатима. Видя страдания отца, она беспрестанно молилась, прося Аллаха облегчить боли отца. Как то, увидев слезы на ее глазах, Пророк сказал ей: «Любимая моя доченька, не тревожься так, после сего дня не будет у меня более никогда мучений». и , попросив ее склониться к нему, Пророк стал тихо говорить ей что-то на ухо, и Фатима вдруг зарыдала, но потом улыбнулась. Как рассказывала позднее дочь Пророка, праведная Фатима: «Посланник Аллаха знал о своем уходе из этого мира и сказал, что завтра его не станет, и это стало причиной моих рыданий, но потом он сказал, что я буду первой из его оставшейся семьи, кто придет к нему в иной мир, и поэтому я улыбнулась и обрадовалась». Праведная Фатима умерла через шесть месяцев после смерти отца, Пророка Мухаммада, сас.

На протяжении нескольких дней болезни Посланник Аллаха все же находил в себе силы встречатся с асхабами, но все более слушал их и говорил им, как радуется его душа рядом с ними. Из воспоминаний асхабов до нас дошло несколько его речей, коротких проповедей, обращенных к асхабам в последние дни перед смертью, в которых просил их быть братьями друг другу и помнить о кратости земного бытия и близости дня встречи с Аллахом. Текст последнего наставления Пророка асхабам накануне смерти приводится в исламской традиции так:

«Вы тревожитесь о том, что я уйду из этого мира. Но ведь ни один Пророк не остался навечно со своим народом на земле, так как же я могу остаться. Я вскоре встречусь с Всевышним Господом и я достоен этой встречи более, чем вы. Я был милосерден и заботлив к вам. и вы вновь встретитесь со мной. и местом нашей встречи будет берег источника Кайсар, что в Раю Аллаха. и кто из вас хочет той встречи там, пусть хранит свои руки и уста от зла.

Через несколько дней болезни Пророку стало значительно лучше, он вышел к утреннему намазу. Абу Бакр, который возглавлял молитву, тотчас уступил свое место имама Пророку, но Посланник Аллаха, сас, попросил его остаться во главе уммы, а сам все время молитвы сидел рядом. Он общался к мусульманам, собравшимся в мечети. Сердце его радовалось, видя прекрасную общину мусульман, стойких в вере и всем сердцем преданных Богу. Пророк радовался и тому, каким достойным продолжателем его призыва стал Абу Бакр, его самый близкий и давний друг, прошедний с ним через самые трудные испытания.

The Muayyad Mosque by David Roberts

О люди!
Грех и дурные намерения могут стать причиной утраты всех благ. Если же народ будет благочестивым и благодарным Аллаху, то и правители их будут такими. Если же народ будет дурным, то и правители станут дурными».

Лицо Пророка, сас, сияло чистотой и свежестью. Радость мусульман от выздоровления Пророка была столь бурной, что, как вспоминали асхабы, они чуть было не забыли о том, что должны совершить молитву. Улучшение состояния Пророка обрадовало и окрылило всех, жизнь уммы вновь оживилась, все вновь с воодушевлением приступили к исполнению дел, которые назначил им Пророк. Болезнь Пророка, действительно, очень сильно тревожила сердца мусульман, и, увидев его утром в мечети окрепшим, сердца людей наполнились невероятной радостью.

Посланник Аллаха особенно долго молился в тот день, вспоминая асхабов, погибших при Ухуде, и по завершении молитвы вдруг сказал: «Аллах предложил одному из своих рабов выбрать между этим миром и тем, который у Аллаха, и он выбрал тот, который у Аллаха».

Из всех собравшихся, очевидно, лишь Абу Бакр понял смысл этих слов и вдруг зарыдал, осознав, что Пророк говорит о своем уходе из этого мира, но Пророк обнял его и стал успокаивать друга и брата.

А после повернулся к собравшимся в мечети и звучным голосом, как будто и не было нескольких дней тяжелой болезни, воззвал к асхабам:

«О, люди! Зажжен уж Огонь. Фитна уже близко, как близок мрак ночи. Помните, я дозволял и призывал вас лишь к тому, что дозволял и к чему призывал Коран».

Даже в последние часы жизни не оставил он своей миссии – воспитания своей уммы и укрепления их веры, Имана.

Пророк, покинув мечеть, направился в покои праведной Айши. По свидетельству благословенной Айши, супруги Пророка, к полудню ему стало плохо, он попросил ее помочь ему сесть. «Я посадила его так, чтобы он опирался на меня, положила руку ему на голову. Последние слова, что я услышала из его уст: Илер рефики-ль агля, Илер рефики-ль агля (К самому высокому другу иду, к самому высокому другу). и тут голова его как-то повернулась, и моя рука упала с нее, и изо рта Пророка мне на руку упала холодная капля, и он опустился на кровать. Сначала мы подумали, что у Пророка обморок, но прошло довольно много времени, а он все не приходил в себя». Рядом с Пророком в то время был Умар, от также до последнего надеялся, что у Пророка обморок и он вот вот придет в себя, но когда в дом вошел Мугира и увидел лицо Пророка, он промолвил: «Умер Посланник Аллаха, да благословит его и приветствует, о Умар!»

Умар, пораженный этими словами, стоял в растерянности, отказываясь понимать и верить в слова Мугиры, он было начал со слезами кричать на Мугиру, чтобы тот перестал говорить о смерти Пророка, но вскоре пришел и Абу Бакр, который снял покрывало, что укрывало Пророка, сас, посмотрел на него и, встав на колени, поцеловал Пророка в лоб и зарыдал, в сердцах воскликнув:

«Умер Посланник Аллаха. О брат мой, который был мне дороже отца и матери. Аллах, в Чьей власти всякая душа, забрал этого великого человека. Теперь и ты вкусил смерть, что Аллах уготовал для тебя и не познать тебе другой смерти. Да пребудет мир над тобой и благословение Всевышнего».

Абу Бакр, ближайший из сподвижников Пророка, свидетельствовал окончание земного пребывания благословеннейшего Господнего Посланника – Пророка Мухаммада.

Пророк Мухамад, сас, закончил свой земной путь и перешел в иной мир 12 раби-авваля (8 июня) 632 года, в тот же день, что и родился. и возрадовались ангелы, приветствуя его, и заплакали люди, что покинул он их…

Невероятность события – смерть посланника Аллаха, как обычного человек, потрясла всех. Весть мгновенно разлетелась по городу и жизнь в Медине словно остановилась. Люди были в растерянности, и никто не понимал, как жить без Пророка. Умар, вышедший к мусульманам в мечеть, стал громко обращаться к мусульманам, отчаянно утешая их и себя, говоря, что душа Пророка лишь на какое-то время покинула их, но вскоре он вернется к своей общине, ибо он еще не выполнил своего долга перед Всевышним и многое ему еще следует сделать, ведь Пророк должен умереть последним из всех. в это время к толпе в мечети приблизился Абу Бакр и попросил Умара успокоиться, но Умар находился в таком сильном потрясении и возбуждении, что даже не слышал его слов. Умар, мир ему, как ребенок, не желающий принимать то, что доставляло ему сильную душевную боль, пытался в потоке слов и убеждений отдалить осознание свершившегося. Но люди, узнавшие голос Абу Бакра, повернулись к нему и в растерянности и смятении стали ждать, что он скажет им.

Абу Бакр же, утирая слезы, бурно скатывавшиея по щекам, сказал: «Умар, брат мой, успокойся и прими это. О люди, если кто из вас поклонялся Мухаммаду, то знайте, Мухаммад, истинно, умер. Но если вы поклоняетесь Аллаху – то Аллах Извечен и Вечноживущ», и произнес аят Корана, который был ниспослан Пророку после битвы при Ухуде, когда мусульмане поддались панике и побежали с поля боя, услышав, что Пророк убит:

И Мухаммад - не больше чем посланник. и до него приходили многие Пророки. и если он умрет или убит будет сейчас, ужель вы обратитесь вспять? Отступники ни в чем не повредят Аллаху. Но благодарным же сполна воздаст Аллах. (Сура «Али Имран», 3:144)

И эти слова вдруг обнаружили шокировавшую всех истину: община внезапно осталась без вождя, который руководил каждым их шагом, к которому они обращались в любом своем деле и тревоге последние десять лет, который был для них самым надежным, самым дорогим, доверенным и самым любимым учителем, наставником, ибо он объединял в своем лице вероучителя, имама, брата, отца, политического вождя и верховного судью.

В толпе воцарилось оцепенение, словно бы никто не знал раньше этого аята Аллаха, что произнес сейчас Абу Бакр. Расходясь из мечети, люди стали повторять слова Господнего аята, и в городе, то здесь, то там были слышны слова Аллаха, которыми мусульмане поддерживали друг друга в этот тяжкий, горестный для всех день. Праведный Умар позднее рассказывал: «Когда я услышал этот аят, я был потрясен, у меня подкосились ноги, и я без сил опустился на землю, я не хотел в это верить, но я понял, что Посланник Аллаха умер».

Город погрузился в горестное молчание, Али, Зубайр и Талха остались в доме Талхи. Остальные мухаджиры собрались возле Абу Бакра, вскоре до Абу Бакра дошла весть о том, что мединские ансары начали споры о том, кому следует стать приемником Пророка, и он повелел собрать совет. После совета, на котором присутствовали все мухаджиры, ансары и вожди всех мединских племен, было решено, что самым достойным из них преемником Пророка является Абу Бакр. На следующий день после смерти Пророка жители Медины присягнули на верность Абу Бакру, как преемнику призыва Мухаммада. Так община мусульман обрела нового главу, «заместителя Посланника Аллаха» что в арабском языке звучит как халифа расули-л-лах, или просто халифа.

The Kaid Bey Mosque

В тот же день, после общей присяги, началось прощание с Пророком. Племянник Пророка Али совершил погребальное омовение тела Пророка, ему помогали дядя Пророка Аббас с сыном Фадлем. Затем тело Пророка обернули в белый саван. Мусульмане Медины и всех окрестных селений, съехавшихся в Медину, пришли проститься с Пророком; все желающие, и мужчины, и женщины и дети, группами входили в комнату Айши, где около тела сидели ближайшие родственники и вдовы Пророка, совершали намаз возле тела и выходили через другую дверь. Именно так повелел совершать джаназу – погребальную молитву Пророк. Когда же некоторые из людей, пришедших проститься с Пророком, спросили Али, можно ли совершать молитву без имама, Али ответил: «Не тревожьтесь об этом, Посланник Аллаха был вашим имамом при жизин, будет он вашим имамом и после ухода из этого мира».

Асхабы не могли решить, где следует похоронить Пророка, некоторые говорили, что его следует похоронить на родине в Мекке, некоторые говорили, что в Иерусалиме, городе Пророков или в Медине рядом с могилами его асхабов. Но когда Абу Бакр огласил хадис Пророка «Пророки Аллаха погребаются там, где смерть застигнет их», все споры утихли, могила была вырыта в комнате благословенной Айши, где Аллах забрал его душу и тело Пророка было предано земле.

Пророк Мухаммад, Посланник Аллаха умер, но он оставил мусульманам Истину, Книгу Всевышнего Творца и Сунну, и тех, кто искренне и преданно следовал этому закону Творца, ничто и никто не сможет сокрушить.

Так закончился земной путь Пророка Мухаммада, сас, проведшего свою жизнь в неустанном труде и стремлении пробудить души людей к нравственному совершенствованию и абсолютному преданию себя Богу.

Он был человеком, который никогда не претендовал на некие сверхспособности или чудеса, которые были приписаны ему в послествии в следующих поколениях. Сила его личности и сила его веры проявляется в колоссальном размаха и масштабе его деятельности и свершений. Движение, которое он начал своими проповедями, продолжает крепнуть и расширяться и по сей день.

Его личность и достойнейшие деяния, отвага и бесстрашие в самых трудных испытаниях, высшее самопожертвование сохранят свою актуальность и совершенный пример на все времена.

Принципы и заповеди, которые он разъяснял людям, стали примером для всего человечества. Он был единственным из людей в истории мира, достигшим таких грандиозных свершений в религиозном и социальном преобразовании мира.

Верные асхабы, сповижники Пророка, продолжая призыв Пророка, всего за несколько десятилетий донесли Ислам до великих широт и далей, свет Ислама озарил весь мир и свершился Господний обет. Ислам, как завершаюший Господний вероустав, распространился по всему миру, и сегодня нет ни одного уголка мира, куда бы не доходила весть об Исламе, последнем из Господних откровений, ниспосланных человечеству…

 

Источники

1- G.Ahmed Ziyaüddin, Ramuz əl Hadis, I cild, Gonca Yayınevi, İstanbul, 1997, 15/9.

2- Tirmizi; Huccətülislam İmam Gazali, İhyau Ulumiddin, II cild, Tərcümə: Dr. Sıtkı Gülle, Huzur Yayınevi, İstanbul 1998, s.792.

3- G.Ahmed Ziyaüddin, Ramuz əl Hadis, II cild, Gonca Yayınevi, İstanbul, 1997, 344/4

4- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, 1992, s. 499.

5- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, 1992, s. 314.

6- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, II cild, Akçağ Yayınları, Ankara, 1992, s. 208.

7- G.Ahmed Ziyaüddin, Ramuz əl Hadis, II cild, Gonca Yayınevi, İstanbul, 1997, 357/1

8- «Səba» surəsi, 46; «Nəcm» surəsi, 2; «Təkvir» surəsi, 22.

9- Tirmizi, Təbərani; Huccətülislam İmam Gazali, İhyau Ulumiddin, II cild, Tərcümə: Dr. Sıtkı Gülle, Huzur Yayınevi, İstanbul 1998, s. 798.

10- Sünən-i Əbu Davud, 4/331.

11- Musnəd-i Ahmed b. Hanbel, 4/158, İbnu Kesir, 4/128. 12- www.enfal.de/veda.htm

13- Majid Khoduri, İslamda Savaş ve Barış, Fener Yayınları, İstanbul, 1998, s . 209-210.

14- Muhammed Hamidulllah, İslam Müesseselerine Giriş, Düşünce Yayınları, İstanbul, 1981, s. 128.

15- İbn Kesir, El-Bidaye, III/224-225; Hamidullah, El-Vesaik, No:1, s.39-44; Yrd. Doç. Dr. Orhan Atalay, Doğu-Batı Kaynaklarında Birlikte Yaşama, Gazeteciler ve Yazarlar Vakfı Yayınları, İstanbul, 1999, s.40.

16- Muhammed Hamidulllah, İslam Müesseselerine Giriş, Düşünce Yayınları, İstanbul, 1981, s.162-163.

17- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, s. 482.

18- EbuNuyam el-Ilye, Beyhaki, ez-Zühd'də açıqlamışdılar; Huccətülislam İmam Gazali, İhyau Ulumiddin, II cild, Tərcümə: Dr. Sıtkı Gülle, Huzur Yayınevi, İstanbul 1998, s.793

19- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, s. 311.

20- Tirmizi; Huccətülislam İmam Gazali, İhyau Ulumiddin, IV cild, Tərcümə: Dr. Sıtkı Gülle, Huzur Yayınevi, İstanbul 1998, s.594.

21- Hz. Said İbni Ebu Berde; G.Ahmed Ziyaüddin, Ramuz əl Hadis, II cild, Gonca Yayınevi, İstanbul, 1997, 510/5.

22- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, s. 315.

23- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, s. 315.

24- G.Ahmed Ziyaüddin, Ramuz əl Hadis, I cild, Gonca Yayınevi, İstanbul, 1997, 70/10.

25- G.Ahmed Ziyaüddin, Ramuz əl Hadis, II cild, Gonca Yayınevi, İstanbul, 1997, 446/11.

26- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, VII cild, Akçağ Yayınları, Ankara, s. 293

27- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, s. 327

28- Kutubi-Sittə, Muhtasarı Tercüme ve Şerhi, Prof. Dr. İbrahim Canan, XVI cild, Akçağ Yayınları, Ankara, s. 136

29- http://www.sevde.de/Pey-ornek/18.htm

30- Konyalı Mehmed Vehbi, Tam Metni Sahih-i Buxari, IV cild, Üçdal Neşriyat, İstanbul 1993, s.340

31- G.Ahmed Ziyaüddin, Ramuz əl Hadis, I cild, Gonca Yayınevi, İstanbul, 1997, 96/2

32- Tırmizi, İmam Ahmed ve Hakim'den; Huccətülislam İmam Gazali, İhyau Ulumiddin, II cild, Tərcümə: Dr. Sıtkı Gülle, Huzur Yayınevi, İstanbul 1998, s. 789

1 / total 6
You can read Harun Yahya's book Пророк Мухаммад (с.а.с.) online, share it on social networks such as Facebook and Twitter, download it to your computer, use it in your homework and theses, and publish, copy or reproduce it on your own web sites or blogs without paying any copyright fee, so long as you acknowledge this site as the reference.
Презентации | Аудио книги| О сайте | сделать_стартовой | Добавить в избранные | RSS Feed
Все материалы этого сайта могут свободно использоваться, перепечатываться и распространяться в
Все права публикации фотографий Г-н Аднана Октара и другие работы, размещенные на нашем сайте, не могут использоваться или опубликовываться без предварительного согласия, даже если работы используются частично.
© 1994 Harun Yahya. www.harunyahya.ru
page_top